Без рубрики

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2012 года

Cтр. 1
Утвержден президиумом Мособлсуда 20 июня 2012 года

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

БЮЛЛЕТЕНЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2012 ГОДА

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

РЕШЕНИЯ СУДА, ПРИНЯТЫЕ ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

В удовлетворении заявления о признании частично недействительным постановления Правительства Московской области N 1132/59 "Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области" судом отказано, поскольку оспариваемая цена на газ установлена в соответствии с Методическими указаниями, утвержденными федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).
К. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействующей позицию 1 Цен на природный газ, утвержденных п. 1 постановления Правительства Московской области от 17 декабря 2010 года N 1132/59 "Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области" (далее — Постановление N 1132/59). В обоснование заявленных требований ссылался на то, что установленные оспариваемым нормативно-правовым актом тарифы превышают предельные индексы цен, установленные Федеральной службой по тарифам России (далее — ФСТ России).
Отказывая в удовлетворении требований К., суд исходил из следующего.
Пунктом 1 Постановления N 1132/59 утверждены и введены в действие с 1 января 2011 года прилагаемые к постановлению Цены на природный газ, реализуемый населению, а также жилищно-эксплуатационным организациям, организациям, управляющим многоквартирными домами, жилищно-строительным кооперативам и товариществам собственников жилья для бытовых нужд (кроме газа для арендаторов нежилых помещений в жилых домах) (далее — Цены). В позиции 1 Цен установлена цена на природный газ, используемый на приготовление пищи, нагрев воды, индивидуальное (поквартирное) отопление жилых помещений и прочие цели (отопление нежилых помещений) при наличии приборов учета газа в размере 3300,00 руб./1000 куб. м (с НДС).
Согласно ст. 8 Федерального закона от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" установление принципов формирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке по газотранспортным и газораспределительным сетям относится к полномочиям Правительства РФ.
Приказом ФСТ России от 1 августа 2006 года N 168-э/3 для Московской области утвержден предельный индекс изменения размера платы за коммунальные услуги — 117%.
Постановлением Правительства РФ от 28 августа 2009 года N 708 утверждены Основы формирования предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, согласно которым предельные индексы изменения размера платы граждан за коммунальные услуги устанавливаются органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным на осуществление государственного регулирования цен (тарифов) на товары и услуги организаций коммунального комплекса, по муниципальным образованиям с учетом соотношения платы граждан за коммунальные услуги и затрат на оказание коммунальных услуг. Распоряжением Министерства экономики Московской области от 2 июля 2010 года N 40-РМ на 2011 год установлен предельный индекс изменения размера платы граждан за коммунальные услуги в 115%.
Согласно ч. 3 ст. 19 Федерального закона N 210-ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" плата за коммунальные услуги для граждан устанавливается в соответствии с жилищным законодательством России с учетом надбавок для потребителей.
В силу положений ст. 154, 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги, в том числе размер платы за газоснабжение, рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии — исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов РФ в порядке, установленном Правительством РФ. Размер платы за коммунальные услуги рассчитывается по тарифам, установленным органами государственной власти субъектов РФ.
Согласно п. 10 Основных положений формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории РФ (утв. постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2000 года N 1021) регулирование розничных цен на газ, реализуемый населению, тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, размер платы за снабженческо-сбытовые услуги, оказываемые конечным потребителям поставщиками газа, осуществляется в соответствии с Методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).
Приказом ФСТ России от 27 октября 2011 года N 252-э/2 утверждены Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению. Пунктом 2 данного приказа признаны утратившими силу приказ ФСТ России от 23 ноября 2004 года N 194-э/12 "Об утверждении Методических указаний по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению" и приказ ФСТ России от 5 декабря 2008 года N 332-э/15 "О внесении дополнения в Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению".
Судом установлено, что цены на природный газ, утвержденные и введенные в действие с 1 января 2011 года оспариваемым постановлением, установлены в соответствии с Методическими указаниями от 23 ноября 2004 года (в ред. приказа от 5 декабря 2008 года N 332-э/15), а также соответствуют требованиям Методических указаний от 27 октября 2011 года.
Суд отклонил доводы заявителя о том, что превышение предельно допустимого индекса повышения цены на газ, допущенное в постановлениях Правительства Московской области от 28 декабря 2006 года N 1226/51 и от 26 марта 2007 года N 191/11, была включена в оспариваемое Постановление N 1132/59, поскольку суд не вправе проверять утратившие силу нормативные правовые акты на соответствие действовавшим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.
Суд пришел к выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит действовавшим федеральным законам и нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем заявление К. оставил без удовлетворения.

(Извлечение из решения Московского областного суда от 2 февраля 2012 года по делу N 3-6/12, определением Верховного Суда РФ от 30 мая 2012 года данное решение оставлено без изменения)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ПРАКТИКА

Рассмотрение социальных споров

Поскольку истица принималась на работу уборщиком производственных и служебных помещений, которые располагались на участке радиационного воздействия, то данный период работы засчитывается ей в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
Г. обратилась с иском в суд к ГУ — УПФ РФ N 30 по г. Москве и Московской области, просила признать незаконным решение ответчика от 31.08.2011, которым ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости. Пояснила, что комиссия ответчика не включила в ее специальный стаж работы в особо вредных условиях период с 01.04.2004 по 30.04.2011, когда она работала в должности уборщицы производственных и служебных помещений участка радиационного воздействия.
Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что счел неподтвержденным полную занятость истицы во вредных условиях, поскольку Г. кроме помещений с радиационным воздействием также мыла другие служебные помещения.
Судебная коллегия с подобным выводом суда первой инстанции не согласилась, постановленное решение суда отменила по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости за работу с вредными условиями труда и в горячих цехах предоставлено женщинам по достижении 45 лет, проработавшим на указанных работах не менее 7 лет 6 месяцев и имеющим страховой стаж не менее 15 лет. В случае если указанные лица проработали на работах с вредными условиями труда не менее половины требуемого специального стажа и имеют необходимый страховой стаж, досрочная пенсия по старости назначается им с уменьшением общеустановленного возраста выхода на пенсию на один год за каждый полный год такой работы.
В соответствии с постановлением Правительства РФ N 30 от 21.01.2002 "О реализации федеральных законов "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" перечень производств, работ, профессий и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение, устанавливается по Спискам N 1 и N 2, утвержденным постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 N 10, и Спискам производств, профессий, должностей и показателей, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 22.08.1956 N 1173.
Согласно Списку N 1 раздела XXII "Работы с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений, бериллием и редкоземельными элементами" право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости предоставлено рабочим, руководителям и специалистам, постоянно и непосредственно занятым на эксплуатационных, ремонтных, наладочных и экспериментальных работах в условиях радиационной вредности на исследовательских, транспортных, опытно-промышленных атомных реакторах, на их прототипах и критсборках и импульсных реакторах, опытных термоядерных установках и мощных изотопных облучательных гамма-установках с активностью облучателя 5 x 10 в квадрате кюри и выше.
Как указала судебная коллегия, то обстоятельство, что истица убирала и дезинфицировала не только производственные, но и служебные помещения, не может являться основанием для отказа в иске, поскольку она принималась на работу уборщиком производственных и служебных помещений, которые располагались на участке радиационного воздействия.
Кроме того, из карты аттестации рабочего места истицы следует, что ее работа протекала во вредных условиях, относилась к работам с радиоактивными веществами, источниками ионизирующих излучений, бериллием и редкоземельными элементами (раздел XXII Списка N 1), в связи с чем Г. ежегодно включалась в утверждаемые списки лиц, допущенных в зону радиационных установок.
Факт работы Г. в условиях радиационной вредности также подтвердил ответчик, при этом каких-либо доказательств того, что истица работала неполный рабочий день, в материалах дела нет.
С учетом того, что специальный стаж работы истцы составил более 7 лет, а страховой стаж — не менее 15 лет, судебная коллегия пришла к выводу о том, что Г. имеет право на досрочное назначение пенсии.
Судебная коллегия решение суда отменила и постановила по делу новое решение, которым признала незаконным решение ГУ — УПФ РФ N 30 об отказе в назначении Г. досрочной трудовой пенсии по старости, обязала включить указанный период работы истицы в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 06.03.2012 по делу N 33-8040)

Трудовыми договорами, заключенными с истцами, предусмотрено право, а не обязанность работодателя по выплате ежемесячной премии, в связи с чем в удовлетворении требований работников о взыскании задолженности по фактической заработной плате судом правомерно отказано.
У., В., Л. и др. обратились с иском в суд к ОАО "К" о взыскании задолженности по выплате заработной платы, компенсации за ее задержку, индексации задержанной заработной платы. В обоснование заявленных требований указали, что состояли с ответчиком в трудовых отношениях, им была обещана заработная плата от 30000 до 50000 руб., несмотря на указанную в трудовых договорах сумму в 6000-7000 руб. В 2011 году истцы уволились по собственному желанию в связи с невыплатой с февраля 2011 года заработной платы. Считают, что при увольнении ответчик не произвел с ними расчет в полном объеме, поскольку истцам не выплачена задолженность по фактической заработной плате.
Частично удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в ходе судебного разбирательства нашел свое доказательственное подтверждение факт выплаты истцам положенных денежных средств после истечения установленного трудовым законодательством срока.
Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия указала на иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.
В соответствии со ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора в день увольнения работника производится выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя.
Согласно ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Банка России от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.
Пленум Верховного Суда РФ в п. 55 постановления от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 236 ТК РФ суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.
При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что на основании заключенных с ответчиком срочных трудовых договоров на один год истцы состояли с ОАО "К" в трудовых отношениях с тарифной ставкой 7000 руб. и испытательным сроком 3 месяца; с размерами окладов они были ознакомлены; после увольнения с истцами был произведен окончательный расчет.
Судебная коллегия указала, что ответчик признал иск в части взыскания компенсации за задержку зарплаты, а, следовательно, и факт задержки выплаты положенных при увольнении денежных средств истцам в полном объеме. Также в заключенных с истцами трудовых договорах было предусмотрено право, а не обязанность работодателя по выплате ежемесячной премии, в силу чего расчет истцов с указанием такой суммы как ежемесячной является неверным и не соответствует требованиям ст. 135, 136, 236 ТК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17.01.2012 по делу N 33-1048)

Сотрудники ОВД до представления к увольнению должны направляться для освидетельствования на военно-врачебную комиссию, заключение которой учитывается при определении основания увольнения.
С. обратился в суд с иском к УВД по г/о Домодедово, просил суд отменить приказ начальника Домодедовского УВД об увольнении по п. "б" ст. 19 Закона РФ "О милиции" по достижении предельного возраста, восстановить его на работе в должности участкового уполномоченного, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула в размере 127309 руб., компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.
По мнению истца, он имеет право на увольнение по состоянию здоровья, однако в освидетельствовании на ВВК ему было отказано; считает, что был уволен в период нетрудоспособности.
Решением суда исковые требования С. удовлетворены в полном объеме.
Судебная коллегия с постановленным решением согласилась, указав следующее.
С. проходил службу в органах внутренних дел в должности участкового уполномоченного; приказом от 21.06.2010 уволен на основании п. "б" ст. 19 Закона РФ "О милиции" по достижении предельного возраста.
При увольнении истца ответчиком были допущены нарушения п. 17.13 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утв. приказом МВД России от 14.12.1999 N 1038), в соответствии с которой до представления к увольнению сотрудники направляются для освидетельствования на военно-врачебную комиссию с целью установления степени годности к военной службе. Заключения военно-врачебной комиссии учитываются при определении основания увольнения.
На военно-врачебные комиссии могут не направляться сотрудники, увольняемые по пунктам "б", "к", "л" ст. 58 Положения, а также по другим основаниям в случае их отказа от освидетельствования на военно-врачебной комиссии, оформленного рапортом на имя начальника, имеющего право увольнения этих сотрудников.
Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела, истец письменного отказа от освидетельствования на военно-врачебной комиссии, оформленного рапортом на имя начальника, не представлял. Напротив, истец, полагая, что он имеет право на прекращение служебного контракта по болезни, проходил обследование в ведомственном лечебном учреждении, а также обращался к своему непосредственному начальнику с просьбой дать ему возможность освидетельствоваться в ВВК и по результатам освидетельствования разрешить вопрос об основаниях прекращения контракта.
Обоснованность доводов истца о его праве на прекращение служебного контракта по болезни была подтверждена приказом начальника УВД по г/о Домодедово, изданным после восстановления С. на работе, согласно которому истец уволен по п. "ж" ст. 19 Закона РФ "О милиции" по болезни на основании заключения военно-врачебной комиссии.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что суд правомерно удовлетворил требования С. о восстановлении его на работе, взыскав в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.
Вместе с тем судебная коллегия указала об ошибочности выводов суда в части признания незаконным увольнения С. по основанию прекращения ответчиком с истцом служебного контракта в период нетрудоспособности последнего (ст. 81 ТК РФ).
Так, с учетом особого правового статуса сотрудников органов внутренних дел, обусловленного спецификой правоохранительной службы, отношения, связанные с прохождением и прекращением службы в органах внутренних дел, регулируются Законом РФ "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утв. постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 N 4202-1. Особый характер службы в ОВД не исключает установления для сотрудников ОВД объема гарантий, отличающихся от установленных трудовым законодательством. Законодательство о труде применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм ТК РФ по аналогии.
Закон РФ "О милиции", Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации не содержат норм, запрещающих увольнение сотрудников органов внутренних дел по достижении предельного возраста в период их болезни или нахождения в отпуске.
Статьей 39 Положения о службе в органах внутренних дел установлен запрет только на применение к сотруднику во время его болезни либо в период нахождения в отпуске или в командировке дисциплинарного взыскания.
Увольнение по основанию, предусмотренному п. "б" ст. 19 Закона РФ "О милиции" (п. "б" ст. 58 Положения), к дисциплинарным взысканиям за нарушение служебной дисциплины не отнесено (ст. 38 Положения).
Кроме того, выводы суда первой инстанции о применении к спорным правоотношениям ст. 81 ТК РФ являются несостоятельными также потому, что увольнение сотрудника ОВД по достижении предельного возраста, предусмотренного ст. 59 Положения, не может быть признано увольнением по инициативе работодателя.
Согласно ст. 58 Положения увольнение по п. "б" данной статьи может осуществляться как по инициативе сотрудника, так и по инициативе начальника соответствующего органа внутренних дел, т.е. увольнение по данному основанию не зависит исключительно от воли работодателя.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что на правильность решения суда первой инстанции в целом ошибочное толкование законодательства, регулирующего прохождение службы в органах внутренних дел, не повлияло.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15.03.2012 по делу N 33-3998)

Поскольку ответчица являлась военнослужащим, то при разрешении вопроса о возложении на нее имущественной ответственности подлежал применению ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих", а не положения статей 15 и 1064 ГК РФ. Кроме того, указанный спор подлежал рассмотрению военным судом в порядке, предусмотренном ГПК РФ.
Войсковая часть обратилась в суд с иском к С. о взыскании материального ущерба, причиненного в связи с излишне произведенными выплатами. В обоснование заявленных требований указали, что прапорщику С. в нарушение действующего законодательства в период с 01.10.2009 по 31.07.2010 незаконно производилась выплата компенсации на состав семьи из четырех человек в размере 20000 руб. в месяц за наем жилого помещения при наличии их обеспечения муниципальным жильем.
Просил взыскать с ответчицы на основании ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и ст. 1064, 1082 ГК РФ сумму в 200000 руб.
Решением суда исковые требования удовлетворены.
Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.
Материальная ответственность военнослужащих за ущерб, причиненный государству, обусловлена задачами охраны и сбережения государственной собственности и предусмотрена п. 4 ст. 28 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих".
Предметом Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" являются военно-служебные отношения, складывающиеся по поводу возмещения военнослужащими ущерба, причиненного ими при исполнении служебных обязанностей имуществу воинской части.
С учетом системного толкования указанных выше законов суд, разрешая спор и постановляя по делу решение об удовлетворении иска, не применил закон, подлежащий применению по спорным правоотношениям. Поскольку ответчица являлась прапорщиком Вооруженных сил РФ, то при разрешении вопроса о возложении на нее имущественной ответственности подлежал применению специальный Закон — ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих", а не положения статей 15 и 1064 ГК РФ.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что в соответствии со ст. 8 и 9 ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" и п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" указанный спор подлежал рассмотрению военным судом в порядке, предусмотренном ГПК РФ. Тот факт, что к моменту предъявления иска С. уже была уволена с военной службы, в данном конкретном случае правового значения при определении подсудности не имел.
Судебная коллегия указанное решение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12.01.2012 по делу N 33-424)

Споры, возникающие из публично-правовых отношений

Суд обязал муниципалитет произвести ремонт дороги, так как данная обязанность в соответствии с законом возложена на органы местного самоуправления.
Щелковский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился с заявлением в суд о признании незаконным бездействия администрации г/о Фрязино по обеспечению надлежащего содержания автодороги общего пользования по ул. Садовой г. Фрязино, обязании осуществить ремонт данной автодороги. Пояснил, что дорожное полотно находится в ненадлежащем состоянии, что создает угрозу причинения вреда жизни, здоровью и имуществу неопределенного круга лиц, использующих указанную автодорогу.
Решением суда заявленные требования удовлетворены.
Судебная коллегия с решением суда согласилась, указав следующее.
Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении дела, автомобильная дорога по ул. Садовой г. Фрязино находится в собственности г/о Фрязино с 2009 г.
В соответствии со ст. 14 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к вопросам местного значения поселения отнесена дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения в границах населенных пунктов поселения, а также осуществление иных полномочий в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности в соответствии с законодательством.
Согласно п. 4 ст. 6 ФЗ "О безопасности дорожного движения" органы местного самоуправления в соответствии с законодательством РФ и законодательством субъектов РФ в пределах своей компетенции самостоятельно решают вопросы обеспечения безопасности дорожного движения.
Полномочия органов местного самоуправления в области обеспечения безопасности дорожного движения являются расходными обязательствами муниципальных образований.
В силу п. 3.1.1 ГОСТ Р 50597-93 "Автомобильные дороги и улицы. Требования к эксплуатационному состоянию, допустимому по условиям обеспечения безопасности дорожного движения", утвержденному постановлением Госстандарта РФ от 11.10.1993 N 221, покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин, иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью.
Из акта госинспектора дорожного надзора ОГИБДД МУ МВД России "Щелковское" следует, что дорожное полотно указанной автодороги находится в ненадлежащем состоянии, аварийно-опасные ямы достигают размеров 350 x 315 x 10 см.
В соответствии с п. 3.1.2 ГОСТ Р 50597-93 предельные размеры отдельных просадок, выбоин не должны превышать по длине 15 см, ширине — 60 см, глубине — 5 см.
Размеры ям, имеющихся на автодороге по ул. Садовой г. Фрязино, превышают установленные пределы.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что неотремонтированные участки муниципальной дороги создают опасность дорожного движения, в связи с чем признала незаконным бездействие со стороны администрации по выполнению возложенных на нее функций по содержанию указанной дороги.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14.02.2012 по делу N 33-3888)

Обязанность по созданию условий детям-инвалидам для беспрепятственного доступа и обучения в муниципальных образовательных учреждениях возложена на органы местного самоуправления.
Щелковский городской прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие администрации Щелковского муниципального района по обеспечению доступа инвалидов в здание муниципальной школы, обязании органа местного самоуправления создать инвалидам условия для беспрепятственного доступа в здание образовательного учреждения.
Решением суда заявленные требования удовлетворены.
Судебная коллегия с решением суда согласилась, указав на следующие обстоятельства.
По результатам проверки Щелковской городской прокуратурой установлено, что в здании муниципальной школы отсутствуют специально оборудованные поручнями лестницы и пандусы для детей-инвалидов, предназначенные для передвижения кресла-коляски, что препятствует им на равных условиях обучаться в данной школе.
Здание включено в реестр муниципальной собственности и передано образовательному учреждению в оперативное управление.
В соответствии со ст. 18 ФЗ РФ от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" образовательные учреждения совместно с органами социальной защиты населения и органами здравоохранения обеспечивают дошкольное, внешкольное воспитание и образование детей-инвалидов, получение инвалидами среднего общего образования, среднего профессионального и высшего профессионального образования в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.
В силу ст. 19 указанного ФЗ государство гарантирует инвалидам необходимые условия для получения образования и профессиональной подготовки.
Согласно ст. 17.2 Закона Московской области от 30.04.2009 N 41/2009-ОЗ "Об образовании" детям-инвалидам создаются условия для пребывания в образовательных учреждениях в Московской области, реализующих образовательные программы общего образования.
По смыслу ст. 3, 4, 6 Закона Московской области от 22.10.2009 N 121/2009-ОЗ "Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур в Московской области" к объектам, подлежащим оснащению специальными приспособлениями и оборудованием для свободного передвижения и доступа инвалидов и других маломобильных групп населения, отнесены в том числе объекты образования и науки.
Объекты социальной инфраструктуры в процессе строительства, реконструкции, ремонта и благоустройства должны оснащаться специальными приспособлениями и оборудованием, в том числе пандусами и поручнями у лестниц при входах в здание. Финансирование мероприятий по созданию условий инвалидам и другим маломобильным группам населения для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры осуществляется за счет средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Московской области и бюджетах муниципальных образований области.
В соответствии с требованиями СНиП 35-01-2001 "Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения" в здании должен быть как минимум один вход, приспособленный для маломобильных групп населения, лестницы на перепадах рельефа должны дублироваться пандусами, наружные лестницы и пандусы должны быть оборудованы поручнями.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что обязанность по созданию условий детям-инвалидам для беспрепятственного доступа и обучения в муниципальных образовательных учреждениях возложена на администрацию, в связи с чем признала незаконным ее бездействие.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15.03.2012 по делу N 33-6837)

Общеисковые споры

В соответствии с п. 1 ст. 391 ГК РФ перевод должником долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.
А. обратился с иском в суд к С. и ОАО "СР" о прекращении обязательств по кредитному договору. В обоснование заявленных требований пояснил, что полученные от банка в кредит денежные средства он передал С., во исполнение обязательств по кредитному договору между банком и С. заключен договор об ипотеке.
Считает, что полученные им кредитные денежные средства и переданные С. свидетельствуют о том, что кредитный договор с ним должен быть прекращен, поскольку фактически заемщиком является ответчик С.
Удовлетворяя исковые требования А., суд пришел к выводу о том, что произошла "подмена" заемщика А. на С.
Судебная коллегия решение суда отменила, постановив новое решение, которым в удовлетворении иска А. отказала по следующим основаниям.
При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что 28.03.2007 между А. и банком заключен кредитный договор; во исполнение обязательств по кредитному договору между банком и С. заключен договор об ипотеке.
28.01.2010 между А. и С. заключен договор займа, согласно которому заимодавец передал заемщику деньги, а заемщик обязался их возвратить в срок до 26.05.2026.
В соответствии с положениями п. 1 ст. 391 ГК РФ перевод должником долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.
Из материалов дела усматривается, что банк согласия на перевод долга А. на С. не давал.
Судебная коллегия указала, что вывод суда первой инстанции о "подмене" должника не соответствует требованиям закона. Не может являться обоснованием подобного вывода и то обстоятельство, что между А. и С. был заключен договор займа на сумму кредитного договора, поскольку данный договор заключен между физическими лицами и регулируется иными нормами гражданского законодательства.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19.04.2012 по делу N 33-7483)

Срок исковой давности по требованию бывшего супруга о разделе квартиры, приобретенной в период брака по договору инвестирования в строительство, начинает течь с момента оформления права собственности на построенную квартиру.
О. обратилась в суд с иском к А., в котором просила произвести раздел общего имущества супругов, признав за ней право собственности на 1/2 долю квартиры. В обоснование заявленных требований указала, что в период брака ими была приобретена квартира по договору инвестирования в строительство, который был оформлен на имя ответчика; в настоящее время она не может пользоваться совместно нажитым имуществом.
Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истицей пропущен срок исковой давности: брак между сторонами расторгнут в 2006 г., а с иском о разделе имущества она обратилась в 2011 г. Также суд указал, что права истицы на квартиру ничем не нарушены, поскольку она строилась, когда стороны в браке не состояли.
Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.
Согласно п. 1 ст. 200 ГПК РФ, ст. 38, 39 СК РФ, п. 1 ст. 200 ГК РФ, п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" течение срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении его права.
Стороны состояли в браке с 11.08.2000 по 25.09.2006.
17.11.2002 был заключен договор об инвестировании в строительство квартиры; 13.04.2011 ответчику выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на квартиру.
С исковыми требованиями О. обратилась в суд в июле 2011 г., т.е. в течение трех лет после нарушения ее права, в то время как оплата строительства квартиры была произведена в период брака.
Судебная коллегия пришла к выводу о том, что судом неверно исчислен срок исковой давности (с 25.09.2006), поскольку до 13.04.2011 не было объекта спора.
Основная сумма стоимости квартиры была внесена сторонами в период брака; полученный в период брака кредит является общим долгом супругов (п. 3 ст. 39 СК РФ), поэтому списание задолженности А. по кредитному договору в период брака является списанием общего долга супругов. После расторжения брака ответчиком была внесена денежная сумма, эквивалентная 4021 доллару США.
Судебная коллегия постановила новое решение, которым за О. признала право собственности на 0,44 доли, за А. — на 0,56 доли квартиры.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19.01.2012 по делу N 33-28089)

Поскольку земельный участок, в состав которого входит спорный участок, был предоставлен Союзу офицеров до вступления в силу Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", на территории которого впоследствии было создано СНТ, истица вправе приобрести его в собственность бесплатно.
В. обратилась с иском в суд к администрации Наро-Фоминского муниципального района о признании права собственности на земельный участок площадью 800 кв. м на условиях бесплатного предоставления. В обоснование заявленных требований указала, что с 14.08.2010 является членом СНТ "Г" и за ней закреплен данный земельный участок. Ответчиком отказано в бесплатном предоставлении земельного участка в собственность истицы.
Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истица стала членом СНТ и ей был распределен спорный земельный участок после вступления в силу Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" и ЗК РФ, в связи с чем оснований для бесплатного предоставления земельного участка не имеется.
Судебная коллегия решение суда отменила, указав следующее.
Согласно ст. 15 ЗК РФ граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в собственность граждан и юридических лиц, за исключением земельных участков, которые в соответствии с ЗК РФ, федеральными законами не могут находиться в частной собственности.
В силу п. 4 ст. 28 ФЗ от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в случае, если земельный участок, составляющий территорию садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, предоставлен данному некоммерческому объединению либо иной организации, при которой до вступления в силу настоящего Федерального закона было создано (организовано) данное некоммерческое объединение, гражданин, являющийся членом данного некоммерческого объединения, имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим распределение земельных участков в данном некоммерческом объединении документом.
Земельный участок, в состав которого входит спорный участок, был предоставлен Союзу офицеров Наро-Фоминского района 25 апреля 1996 г., то есть до вступления в силу указанного Федерального закона; в последующем на его территории было создано СНТ "Г".
С 25 мая 2003 г. членом СНТ "Г" и владельцем участка являлся муж истицы Б., 14 августа 2010 г. участок переоформлен на супругу В. и истица принята в члены СНТ.
С учетом того, что спорный земельный участок находится в границах СНТ "Г", созданного на земельном участке, предоставленном для соответствующих целей до вступления в силу ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", истица пользуется участком с 2010 г. с момента принятия ее в члены СНТ вместо супруга, которому участок был предоставлен в 2003 г., ее право пользования спорным участком не оспорено, судебная коллегия пришла к выводу о том, что истица вправе приобрести земельный участок в собственность бесплатно.
Судебная коллегия решение суда отменила и приняла новое решение, которым исковые требования В. удовлетворила.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 16.02.2012 по делу N 33-1554)

Суд разрешил вопрос о правах и обязанностях третьего лица без его привлечения к участию в деле в качестве соответчика. Кроме того, исковые требования об обращении взыскания на предмет залога заявлены ранее истечения срока исполнения обязательств, что возможно только в силу закона.
ООО "А" обратилось с иском в суд к М.Г. об обращении взыскания на заложенное по договору об ипотеке имущество. Заявленные требования истец мотивировал наличием у М.А. обязательства по досрочному погашению задолженности по кредитному договору, обеспеченному договором об ипотеке.
Решением суда иск ООО "А" удовлетворен.
Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, судебная коллегия указала на следующие нарушения норм материального и процессуального права.
В соответствии с ч. 3 ст. 40 ГПК РФ в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе.
В рамках рассмотрения дела судом устанавливалась сумма задолженности М.А. перед банком, следовательно, разрешить спор без привлечения М.А. к участию в деле в качестве соответчика невозможно. Также резолютивная часть решения содержит указание о взыскании с М.А. наряду с М.Г. расходов, понесенных истцом на оплату госпошлины. При этом процессуальное положение М.А. определено как третье лицо; определений о привлечении М.А. к участию в деле в качестве соответчика в порядке ч. 3 ст. 40 ГПК РФ суд не выносил.
Кроме того, при разрешении спора судом дана ненадлежащая оценка обстоятельствам дела с точки зрения норм материального права.
Согласно п. 1 ст. 348 ГК РФ залогодержатель приобретает право обратить взыскание на предмет залога, если в день наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, оно не будет исполнено, за исключением случаев, если по закону или договору такое право возникает позже либо в силу закона взыскание может быть осуществлено ранее.
На момент предъявления иска (17 марта 2011 г.) срок исполнения обязательства, установленный дополнительным соглашением (1 июля 2011 г.), не истек. Таким образом, исковые требования об обращении взыскания на предмет залога заявлены ООО "А" ранее истечения срока исполнения обязательств, что возможно в силу указанной нормы только в силу закона.
Судебная коллегия указала, что суд не дал оценки указанному обстоятельству и не привел закон, допускающий досрочное обращение взыскания на предмет залога.

(Извлечение из определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20.03.2012 по делу N 33-4535)

КАССАЦИОННАЯ ПРАКТИКА

1. В силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих, что вред причинен не по вине ответчика, лежит на причинителе вреда, а не на лице, которому вред был причинен.
Б. обратился в суд с иском в суд к ООО "ЖКХ К." о возмещении ущерба и судебных расходов.
Мотивировал иск тем, что 25.12.2010 с крыши дома, расположенного в г. Наро-Фоминске, на принадлежащий ему автомобиль, припаркованный около указанного дома, упал талый снег со льдом, в результате чего автомобиль получил повреждения. Размер ущерба установлен заключением ООО "Э.С.".
Истец полагал, что ущерб подлежит возмещению ООО "ЖКХ К.", поскольку по условиям заключенного между сторонами договора ответчик обязан в том числе выполнять работы по техническому обслуживанию, текущему ремонту и санитарному содержанию жилого фонда, объектов инженерной инфраструктуры и придомовых территорий.
Решением мирового судьи, оставленным без изменения определением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска Б. отказано.
С выводами судебных инстанций президиум Московского областного суда не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Суд, отказывая Б. в иске, сослался на ст. 9 Закона Московской области от 29.11.2005 N 249/2005-ОЗ "Об обеспечении чистоты и порядка на территории Московской области", согласно которой запрещается стоянка автотранспортных средств на детских, спортивных площадках, в скверах, газонах, уличных посадках, вне специально оборудованных площадок, и указал, что автомобиль истца был припаркован на близком расстоянии от дома на тротуарной зоне.
Установив, что повреждение автомобиля Б. произошло вследствие падения снега и льда с крыши дома, суд пришел к выводу о том, что вина ООО "ЖКХ К." в причинении ущерба, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими последствиями истцом не доказаны.
Данный вывод суда основан на неправильном применении и толковании норм материального права.
В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Из п. 2 ст. 1064 ГК РФ следует, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.
Судом не принято во внимание, что отсутствие либо наличие в действиях истца нарушений Правил дорожного движения, выразившееся в парковке его автомобиля в непосредственной близости от дома, не находится в прямой причинно-следственной связи с причинением вреда. Данных о том, что на месте происшествия имелись запрещающие стоянку автомобилей знаки либо знаки, предупреждающие об опасности и возможном причинении вреда, в материалах дела не содержится. Кроме того, осталось без внимания суда и то обстоятельство, что ответчик как управляющая организация обязан осуществлять своевременную очистку крыши дома от снега и льда.
Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Постановление президиума Московского областного суда от 28 марта 2012 г. N 113

2. Действия Банка по взиманию комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса ущемляют установленные законом права гражданина как потребителя финансовой услуги.
Д. обратилась в суд с иском к Банку о признании недействительными условий кредитного договора, взыскании денежной суммы, процентов, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований ссылалась на то, что между нею и Банком был заключен кредитный договор, в соответствии с пп. 2.2.3 и 2.9 которого предоставление кредита обусловлено уплатой истицей до выдачи кредита комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса в сумме 30600 рублей. Указанная сумма подлежала списанию со счета в день выдачи кредита без дополнительного согласования с истицей.
Д. полагала, что данные условия договора противоречат закону и нарушают ее права потребителя.
Решением мирового судьи Д. в иске отказано, судом апелляционной инстанции постановленное решение оставлено без изменений.
С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Отказывая Д. в иске, суд исходил из того, что уплаченная истицей комиссия за организацию и администрирование кредитного процесса является составной частью комбинированной платы за кредитную услугу, предоставленную Банком, которая помимо данной комиссии включает в себя проценты за пользование кредитом. Такое деление платы на составные части позволяет Банку учесть природу различных затрат, формирующих себестоимость кредитной услуги.
Кроме того, мировой судья пришел к выводу, что Закон "О защите прав потребителей" к возникшим между сторонами по делу правоотношениям не применим.
Судом не принято во внимание, что согласно ч. 1 ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора) процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Положением о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденным Банком России 26.03.2007 N 302-П, регламентирован порядок предоставления кредита и установлено, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.
Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.
Федеральным законом от 26 января 1996 г. N 15 "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (ст. 9), Законом РФ "О защите прав потребителей" (п. 1 ст. 1) установлено, что отношения с участием потребителей регулируются ГК РФ, Законом "О защите прав потребителей", другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными актами.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", предоставление гражданам кредитов, направленных на удовлетворение их личных, семейных, домашних и иных нужд, является финансовой услугой и регулируется законодательством о защите прав потребителей.
Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (п. 1 ст. 16 Закона "О защите прав потребителей").
Указанный вид комиссии — за организацию и администрирование кредитного процесса — нормами ГК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ не предусмотрен. Так как действия Банка по выдаче кредита направлены на исполнение его обязанностей по кредитному договору, то организация кредитного процесса является обязанностью Банка.
Тем самым мировой судья не установил, что названная комиссия не входит в стандартные действия, без совершения которых Банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор, а равно то, что взимание комиссии было связано с предоставлением самостоятельной банковской услуги, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.
Таким образом, действия Б. по взиманию с Д. указанной комиссии применительно к п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" ущемляют установленные законом права истицы как потребителя финансовой услуги по сравнению с правилами, установленными законами и иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей.
Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены постановленного им определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума Московского областного суда от 25 января 2012 г. N 14

3. Суд незаконно отказал в принятии ходатайства о признании иска и в проведении экспертизы, чем нарушил процессуальные права ответчика.
Е. обратился в суд с иском к Е.А. об оспаривании отцовства. В обоснование иска указал, что 14 февраля 2009 г. между сторонами был зарегистрирован брак. 7 мая 2009 года родилась дочь А. С января 2011 г. брачные отношения между сторонами фактически прекращены, брак не расторгнут, так как на момент заключения брака Е.А. была беременна и отцом ребенка был вписан Е., хотя он биологическим отцом ребенка не является.
Е.А. иск признала, пояснив, что Е. не является биологическим отцом ребенка, от проведения генетической экспертизы отказалась.
Решением Серебряно-Прудского районного суда Московской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда, в иске отказано.
С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на существенное нарушение норм материального и процессуального права, допущенное судом.
Суд первой инстанции, отказывая Е. в иске, руководствовался п. 2 ст. 52 Семейного кодекса РФ, согласно которой требование лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.
Суд указал на то, что при заключении брака Е. было известно о том, что ответчица беременна, и поскольку Е.А. признала, что истец отцом ее ребенка не является, суд не установил оснований для удовлетворения иска.
Несмотря на то что в судебном заседании ответчица иск признала, признание иска судом не было принято, поскольку, по мнению суда, оно нарушает интересы ребенка.
Судом не принято во внимание, что в соответствии с п. 2 ст. 51 СК РФ, если родители не состоят в браке между собой, запись о матери ребенка производится по заявлению матери, а запись об отце ребенка — по совместному заявлению отца и матери ребенка, или по заявлению отца ребенка (п. 4 ст. 48 СК РФ), или отец записывается согласно решению суда.
Из содержания указанных положений Закона следует, что осведомленность на момент внесения записи лица, записанного отцом ребенка, о том, что он фактически отцом ребенка не является, может служить основанием для отказа в иске лишь в случае, если родители в браке не состояли, а запись об отце внесена по заявлению отца, либо совместному заявлению родителей, либо согласно решению суда.
Указанная норма при рассмотрении настоящего спора не подлежала применению, поскольку ребенок родился в браке и запись об отце ребенка была произведена на основании свидетельства о регистрации брака.
Отказывая в удовлетворении иска, суд в нарушение ст. 12 и ст. 56 ГПК РФ сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что он не является биологическим отцом ребенка, несмотря на то, что Е. заявлял суду о своем согласии на проведение судебной экспертизы и она не была проведена в связи с тем, что ответчица исковые требования признала, о чем расписалась в протоколе судебного заседания.
В соответствии с п. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.
Признание иска судом не было принято. В нарушение указанной нормы процессуального права суд не указал, почему признание иска противоречит закону и чем нарушаются права ребенка, поскольку отношения родителей и детей влекут для ребенка не только наличие прав, но и в дальнейшем предусмотренные законом обязанности, в том числе по содержанию родителей.
Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм материального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Постановление президиума Московского областного суда от 7 марта 2012 г. N 87

4. Определение о разъяснении решения суда подлежит обжалованию независимо от того, удовлетворено заявление или в удовлетворении заявления отказано.
С. обратился в суд с заявлением о разъяснении судебного решения Наро-Фоминского городского суда, которым частично удовлетворены его требования к СНТ.
Представитель СНТ просил оставить заявление без рассмотрения, так как ранее суд рассматривал такого рода заявления С.
Определением Наро-Фоминского городского суда С. отказано в разъяснении судебного решения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда кассационное производство по частной жалобе С. прекращено.
С выводами суда президиум Московского областного суда не согласился и указал на существенное нарушение норм процессуального права, допущенное судом.
В соответствии со ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания. В ч. 3 приведенной нормы указано, что на определение суда о разъяснении решения суда может быть подана частная жалоба.
Прекращая кассационное производство по частной жалобе С., суд счел, что законом предусмотрено только обжалование определений о разъяснении решения суда, тогда как обжалование определения об отказе в разъяснении решения суда процессуальным законом не предусмотрено.
Согласно ст. 371 ГПК РФ определения суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей, могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть принесено представление в случае, если это предусмотрено ГПК и определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.
К таким определениям, в частности, относятся определения по вопросу разъяснения решения независимо от того, удовлетворено заявление или в удовлетворении заявления отказано.
Допущенные судом первой инстанции и оставленные без внимания судом кассационной инстанции существенные нарушения норм процессуального права явились основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Постановление президиума Московского областного суда от 18 января 2012 г. N 5

5. Выводы суда о том, что земельный участок, не прошедший государственную регистрацию и занесенный в кадастр недвижимости, как ранее учтенный, с неполным объемом необходимых характеристик, не может являться объектом гражданского оборота и, соответственно, предметом продажи с публичных торгов и на него не может быть обращено взыскание, являются неверными в том случае, если до введения в действие ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" у собственника имелся титул на земельный участок.
О. обратился в суд с иском к Р. об обращении взыскания на земельный участок, имеющий кадастровый номер, расположенный в д. Ш. Раменского района Московской области, путем проведения публичных торгов с начальной ценой, соответствующей кадастровой стоимости участка.
Страницы документа:

Добавить комментарий

Adblock
detector