Без рубрики

О деятельности Уполномоченного по правам человека в Московской области в 2011 году

Доклад Уполномоченного по правам человека в МО от 01.02.2012

Cтр. 1
Введение

Доклад подготовлен в соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона Московской области от 12.01.2001 N 4/2001-ОЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Московской области". В нем представлены: информация о работе Уполномоченного по правам человека в Московской области (далее — Уполномоченный) в 2011 году, оценка ситуации с соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Подмосковье и предложения по совершенствованию деятельности государственных и муниципальных органов в обозначенной сфере.
При подготовке Доклада использована информация, полученная из различных источников, в том числе:
— данные постоянного мониторинга соблюдения прав человека и гражданина в Подмосковье, анализа законодательства и правоприменительной практики;
— сведения, полученные при посещении различных организаций и учреждений здравоохранения, образования, социальной защиты, системы исполнения наказаний, в ходе проведения приемов населения;
— сообщения, содержащиеся в письмах и обращениях;
— материалы, предоставленные органами государственной власти, местного самоуправления и общественными объединениями;
— результаты проверок обращений граждан, проведенных непосредственно сотрудниками аппарата Уполномоченного или по его запросам компетентными органами.
В течение года рассматривались различные проблемы, связанные с реализацией прав, — от уголовного преследования до поиска архивных документов. В Докладе освещаются те из них, которые касаются значительных групп людей, имеют системный характер, общественную значимость и требуют внимания властных структур.
В силу основополагающего характера естественных человеческих ценностей — права на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, государственную защиту — и большого количества жалоб на их нарушение в сфере деятельности правоохранительных и судебных органов именно они стоят в Докладе на первом месте.
Отдельно выделены вопросы соблюдения прав граждан на поддержку в тех областях, где государство взяло на себя обязательства социально-экономического характера, — социальная защита, жилье, охрана здоровья.
Путь к развитому гражданскому обществу лежит через осознание каждым человеком своих прав, участие в их реализации на местном уровне. Ряд вопросов, связанных с соблюдением прав граждан, рассмотрен через призму деятельности органов местного самоуправления.
Общество несет ответственность перед будущими поколениями и обязано обеспечить необходимые условия для счастливого детства и полноценного развития несовершеннолетних. Поэтому защите прав детей посвящена специальная глава.
Сохраняя преемственность, Доклад 2011 года содержит оценку качества отдельных нормативных правовых актов и практики их применения во взаимосвязи с соблюдением прав человека.
В основу деятельности института Уполномоченного по правам человека положены идеи продвижения прав человека, посреднических функций между властью и гражданином. Этому посвящены главы доклада "Взаимодействие Уполномоченного с государственными органами власти и общественными объединениями. Межрегиональное и международное сотрудничество" и "Содействие правовому просвещению жителей Подмосковья".
Доклад, являясь комплексным аналитическим способом изложения мнения Уполномоченного по важнейшим вопросам соблюдения прав и свобод человека и гражданина, адресован федеральным, региональным органам законодательной и исполнительной власти, судам и мировым судьям, органам местного самоуправления, общественным объединениям, гражданскому обществу.
Выражаю признательность всем, кто отреагировал на предыдущие ежегодные доклады, участвовал в защите прав людей, и надеюсь, что изложенные в настоящем Докладе анализ состояния дел с правами человека и гражданина, рекомендации по их соблюдению будут востребованы и послужат дополнительным стимулом к дальнейшему взаимодействию.
Благодарен средствам массовой информации за освещение правозащитной деятельности, популяризацию идей прав человека и приглашаю всех журналистов к расширению сотрудничества, а также заверяю жителей Подмосковья в намерении использовать все предоставленные законом возможности в интересах людей.

Глава 1. ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ

Статистика позволяет дать оценку востребованности института Уполномоченного по правам человека в Московской области, информированности населения о его работе, степени доверия граждан; доступности Уполномоченного для обращений; уровню взаимодействия со всеми ветвями власти, органами местного самоуправления, средствами массовой информации и общественными объединениями; организации правового просвещения; эффективности механизмов содействия защите прав человека.
Центральное место в работе Уполномоченного занимает рассмотрение жалоб. Постоянное увеличение их количества в последние 5 лет иллюстрирует приложение 1. В 2011 году поступило 15059 обращений, в том числе через представителей Уполномоченного по правам человека в Московской области в муниципальных образованиях — 11173.
Из общего числа
— письменных — 1717, включая 305 по электронной почте;
— на личных приемах — 10417;
— по телефону — 2925.
Тематика устных обращений представлена в приложении 2.
Среди письменных обращений 7,86 процента — коллективные. В 2011 году 83,4 процента писем получено из Московской области, 10,7 процента — из города Москвы, 5,9 процента — из других субъектов Российской Федерации. На 10 тысяч населения области пришлось в среднем 2,13 жалобы. Выше среднего значения этот показатель в Можайском (6,85) и Волоколамском (6,42) муниципальных районах, городском округе Коломна (6,73) (приложение 3). В этих муниципальных образованиях расположены пенитенциарные учреждения: в Можайске — 2 колонии и 2 следственных изолятора, Волоколамске — следственный изолятор, Коломне — колония и следственный изолятор. Без учета жалоб из указанных учреждений наибольшее число обращений поступило из городских округов Королев (58), Балашиха (53), Железнодорожный (35); Одинцовского (47), Раменского (43), Люберецкого (43), Истринского (43) муниципальных районов.
Распределение обращений по уровню органов власти, чью компетенцию затрагивали заявители, в 2011 году осталось практически на уровне 2010 года: федеральные органы власти — 45,7 процента, региональные — 14,1 процента, органы местного самоуправления — 36,8 процента (приложение 4).
Динамика поступления жалоб граждан на различные государственные и муниципальные органы за последние 5 лет приведена в приложении 5. На региональном уровне наибольшее число обращений поступило на органы опеки и попечительства (28 процентов) и подразделения Министерства социальной защиты населения (16,5 процента). Среди федеральных органов власти традиционно "лидируют" органы внутренних дел (8,2 процента) и суды (6,9 процента).
Анализ категорий заявителей (приложение 6) показывает, что доля обращений несовершеннолетних и их представителей продолжает увеличиваться — с 35,8 процента в 2010 году до 43,4 процента в 2011 году. Это вызвано рядом факторов:
— возрастающим доверием к созданной Уполномоченным системе защиты прав детей;
— сохраняющимися проблемами в соблюдении жилищных прав семей с детьми и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; реализации прав детей на дошкольное образование;
— кризисом семейных отношений, увеличением числа споров между бывшими супругами по поводу места жительства детей, порядка общения с ними, раздела жилья и другого имущества;
— поступлением обращений, переданных из аппарата по обеспечению деятельности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П.А. Астахова (24 процента от общего числа обращений в интересах детей).
От лиц, находящихся в местах изоляции (подозреваемые, обвиняемые и осужденные), поступило 17,5 процента жалоб, пенсионеров — 8,1 процента, инвалидов — 5,6 процента.
Соотношение письменных обращений по группам прав (приложение 7) практически остается неизменным: 46,9 процента связаны с нарушением гражданских (личных) прав, 42,2 процента — социальных, 6,4 процента — экономических, 3,4 процента — культурных и 1 процент — экологических.
Статистика обращений о нарушениях личных прав граждан показывает, что 29,9 процента из них связаны с расследованием и рассмотрением уголовных дел; 5,1 процента — с гражданско-процессуальными отношениями, в частности, нарушениями процессуальных норм и справедливостью судебных постановлений по гражданским делам.
Основная доля обращений о нарушениях социальных прав традиционно касается жилищных проблем (37 процентов) и социального обеспечения (11,7 процента).
В сфере экономических правоотношений наибольшее количество обращений — о земельных спорах, нарушении прав участников долевого строительства жилья и трудовых прав.
Жалобы экологической тематики касаются: соблюдения законодательства о градостроительной деятельности (42 процента), нарушений прав на благоприятную среду обитания (33,3 процента) и благополучие в жилище (24,7 процента).
Динамика нарушений конституционных прав граждан, отмеченных в письменных обращениях за последние 5 лет, приведена в приложении 8. Сводная таблица по статистике заявленных в жалобах нарушений со стороны органов власти, местного самоуправления и других субъектов содержится в приложении 9.
В процессе рассмотрения письменных обращений осуществлено свыше 330 проверок с выездом на место, принято участие в 47 судебных заседаниях, направлено 1648 письменных запросов в органы местного самоуправления и государственной власти, 16 заключений в суды.
В результате принятых мер восстановлены нарушенные права заявителей в 16,2 процента рассмотренных случаев.
В течение года Уполномоченный и сотрудники аппарата более 360 раз выезжали в образовательные, интернатные, лечебно-профилактические, пенитенциарные и другие учреждения. Осуществлено 8 комплексных выездов с приемом населения в муниципальные образования Подмосковья. Проведено 950 выступлений и лекций, направленных на информирование и правовое просвещение населения, опубликовано 765 статей в печатных СМИ, более 250 выступлений и интервью на радио и телевидении. Выпущено 6 наименований брошюр, памяток и других печатных материалов. Подготовлен специальный доклад "О соблюдении права граждан на информацию об управлении многоквартирными домами".
Уполномоченный и сотрудники аппарата участвовали в 5250 конференциях, совещаниях, "круглых столах", публичных акциях и других мероприятиях государственных и муниципальных органов, общественных объединений.
Информация о работе по защите прав граждан, правовом просвещении и других направлениях деятельности Уполномоченного изложена в последующих разделах Доклада.

Глава 2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ЗАЩИТЕ И ВОССТАНОВЛЕНИЮ НАРУШЕННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН

1. Соблюдение личных прав граждан в сфере судопроизводства и деятельности правоохранительных органов

Соблюдение права на жизнь, достоинство, свободу и личную неприкосновенность

В 2011 году количество жалоб на нарушение личных прав и свобод граждан правоохранительными и судебными органами по сравнению с 2010 годом увеличилось на 16,5 процента. Большинство из них связано с производством предварительного следствия или дознания и касалось:
— применения недозволенных методов воздействия при задержании, в ходе дознания и предварительного следствия;
— избрания меры пресечения, не соответствующей тяжести и обстоятельствам совершенного преступления;
— принятия необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел;
— преднамеренного несоблюдения сроков принятия решений или совершения процессуальных действий, отсутствия уведомлений о принятых решениях;
— немотивированных отказов в предоставлении подозреваемому, обвиняемому защитника;
— исчезновения или присвоения должностными лицами ценного имущества, принадлежащего участникам процесса;
— непринятия профилактических мер по предупреждению преступлений и иных правонарушений, несчастных случаев и их последствий.
При рассмотрении жалоб на действия правоохранительных структур и судов Уполномоченный обращался для принятия мер в соответствующие компетентные органы. Все эти обращения проверялись, но в большинстве случаев по итогам проведенных разбирательств поступали однотипные ответы об отказе в возбуждении уголовного дела или отсутствии процессуальных нарушений. В первую очередь это характерно в отношении жалоб на применение физического насилия, пыток, унижение личного достоинства. Даже в случаях, когда имелись документальные подтверждения телесных повреждений у заявителей, появившихся после их первоначального общения с сотрудниками полиции и зафиксированных при поступлении в следственный изолятор (СИЗО) или изолятор временного содержания (ИВС), результаты проводимых следственными органами проверок были отрицательными. Мотивировки отказных материалов похожи: "заявитель мог сам себя травмировать, случайно упав", "оказал сопротивление при задержании" и так далее. В обоснование таких выводов положены результаты опроса предполагаемых правонарушителей из числа сотрудников правоохранительных органов, отрицавших факты противоправных действий.
Жалобы на пытки и необоснованное применение физической силы поступали на сотрудников органов внутренних дел: Подольского (5 жалоб), Одинцовского, Ногинского, Раменского, Мытищинского, Егорьевского, Коломенского, Красногорского, Наро-Фоминского, Орехово-Зуевского, Чеховского муниципальных районов, городских округов Домодедово и Протвино.
Поступали жалобы на нарушение сотрудниками полиции порядка и сроков задержания, предусмотренных статьями 91 и 92 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). Зачастую правоохранительными органами "задержание" толкуется исключительно как помещение человека в камеру. Препровождение и удержание в отделении полиции без составления соответствующего протокола, по их утверждению, "задержанием" не является. Таким образом, люди без определения правового статуса задержанного ограничиваются в правах.
По мнению отдельных прокурорских работников, граждане приобретают статус задержанного только после составления протокола задержания, а "приглашенные" сотрудниками правоохранительных органов на беседу люди, находящиеся в служебных помещениях помимо своей воли, задержанными не считаются. Данная позиция просматривается из материалов жалобы гражданина Ч. на сотрудников Управления МВД России по городскому округу Химки в связи с пренебрежением требованиями статей 91, 92 УПК РФ о составлении протокола в течение 3 часов с момента фактического задержания. Последний ответ на неоднократные обращения Уполномоченного, поступивший из прокуратуры Московской области, гласит: "Доводы о нарушении прав Ч., выраженные в фактическом его доставлении в УВД г. Химки в 11 часов, не могут указывать на нарушение требований ст. 92 УПК РФ, поскольку данный факт не является доставлением подозреваемого в орган дознания или к следователю, что исключает реальную возможность выполнять с ним следственные действия и иные процессуальные действия".
Необходимо отметить, что протокол задержания Ч. был составлен только в 19 часов 20 минут того же дня, а временем задержания значится 19 часов 00 минут. Таким образом, он незаконно удерживался полицейскими в течение 8 часов.
В том случае, когда имеются документы, подтверждающие присутствие следователя или дознавателя на месте задержания гражданина или факт проведения с задержанным следственных действий задолго до составления протокола задержания, мотивация отсутствия нарушений уголовно-процессуального законодательства звучит несколько другим образом — "… до момента задержания в соответствии со статьями 91, 92 УПК РФ гражданин З. не был ограничен в свободе передвижения, следствием при производстве данного процессуального действия не допущено нарушений его прав и законных интересов". При этом имеющийся в деле рапорт следователя следственного отдела по г. Долгопрудный Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Московской области (ГСУ СК РФ) говорит о том, что оперативные сотрудники по его поручению и в его присутствии задержали З. в 8 часов 20 минут. Протокол задержания был составлен в 13 часов 27 минут.
Следуя такой логике, граждан можно доставлять в помещения правоохранительных органов и удерживать там длительное время без соблюдения требований законодательства.
Любое ограничение права человека на свободу передвижения по инициативе правоохранительных органов (запрет покидать какое-либо помещение) по смыслу норм Конституции Российской Федерации является задержанием, при котором задержанный может и должен пользоваться всеми предусмотренными для него процессуальными правами.
Отдельно стоит отметить поступившие в 2011 году жалобы от адвокатов, осуществлявших защиту участников уголовного процесса, на препятствия со стороны следователей в участии в уголовном процессе, в том числе общении с подзащитным.
Так, должностные лица ГСУ СК РФ требовали от сотрудников администрации СИЗО-8 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Московской области (УФСИН) не предоставлять адвокатам свидания с обвиняемым Ч. без специального разрешения следователя. Под давлением следователя начальник Специального отдела следственного изолятора принял решение об отказе защитнику в свидании с подзащитным, несмотря на наличие оформленного ордера и удостоверения адвоката. Постановлением Сергиево-Посадского городского суда такие действия сотрудников следственного изолятора были признаны незаконными. Обоснованность и законность требований следователя ГСУ СК РФ в процессе не рассматривались.
В ответе на обращение Уполномоченного в качестве правового обоснования своих действий руководство ГСУ СК РФ сослалось на норму части 1 статьи 53 УПК РФ, то есть для предоставления свидания с подзащитными необходим допуск адвоката к участию в уголовном процессе должностным лицом, производящим расследование уголовного дела.
По мнению Уполномоченного, указанная позиция ГСУ СК РФ создает предпосылки нарушения прав подозреваемых, обвиняемых и противоречит постановлению Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 N 14-П. Обвиняемый лишается своевременной квалифицированной помощи, а адвокат — возможности выполнять свои профессиональные обязанности.
Имеются случаи произвольного отказа следователя в принятии от адвоката ордера и допуске к участию в следственных действиях. Такое нарушение было выявлено в действиях следователя Следственного отдела по городу Видное ГСУ СК РФ. Как и в вышеописанном случае, факт нарушения был подтвержден судебным постановлением. В данном деле обращает на себя внимание позиция Видновской городской прокуратуры, которая на все жалобы адвоката и обвиняемого сообщала об отсутствии нарушений права на защиту. Проверкой прокуратуры Московской области, инициированной Уполномоченным, факт нарушения был признан, а городскому прокурору строго указано на ненадлежащий процессуальный контроль.
В отчетном периоде, как и в 2010 году, поступали жалобы на пропажу ценных вещей, приобщаемых к материалам уголовных дел в качестве вещественных доказательств и утраченных в ходе предварительного следствия или не возвращенных по окончании уголовного судопроизводства. Такие случаи были выявлены в деятельности следственных отделов по городам Щелково и Руза. В ответе ГСУ СК РФ на обращение Уполномоченного факт пропажи ценностей был признан. Одновременно сообщалось, что имущество заявителя помещалось в комнату хранения вещественных доказательств, однако, по не установленным в ходе проверки причинам, исчезло. К какой-либо ответственности должностные лица следственного отдела привлечены не были, поскольку ответственные за комнату хранения вещественных доказательств не назначались, и, соответственно, наказывать некого.
У лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, и их родственников много нареканий вызывает необоснованное избрание судебными органами меры пресечения в виде заключения под стражу. Пока вина этих людей не доказана, они не считаются виновными. Обоснованием для их помещения под стражу может стать необходимость обеспечения эффективности расследования дела. Эта мера должна носить исключительный характер и применяться только в том случае, когда не представляется возможным применить другие варианты. Однако в последние годы суды все чаще не учитывают принцип презумпции невиновности для оставления подозреваемых на свободе, а с большим доверием относятся к доводам стороны обвинения, которые приводятся в ходатайствах следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Посещение сотрудниками аппарата Уполномоченного судебных заседаний показало, что судами практически не принимается во внимание невыполнение стороной обвинения требований УПК РФ, устанавливающих необходимость доказывать обстоятельства, наличие которых позволяет суду принять решение. В основном мера избиралась на основании предположений о намерениях лица скрыться от следствия, не подкрепленных никакими, даже косвенными доказательствами. В результате складывается ситуация игнорирования статьи 6 УПК РФ, определяющей одну из задач уголовного судопроизводства — защиту не только потерпевших от преступления, но и лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, от незаконного и необоснованного обвинения. В отдельных случаях в качестве доводов о необходимости избрать меру пресечения в виде содержания под стражей используются рапорты сотрудников полиции о наличии оперативной информации о намерении обвиняемого воспрепятствовать дальнейшему производству по уголовному делу и скрыться от правосудия.
Не всегда можно согласиться с позицией отдельных судов относительно продления сроков содержания под стражей. Зачастую в качестве обоснования необходимости продления срока следователем заявляется потребность в выполнении ряда следственных действий для завершения предварительного расследования. При этом указывается на возможность обвиняемого в случае его нахождения на свободе повлиять на дальнейший ход расследования уголовного дела и воспрепятствовать ему. Именно по этим основаниям в судебном процессе по делу Ч. следователь ГСУ СК РФ просил суд продлить меру пресечения в виде заключения под стражу еще на два месяца и, соответственно, на общий срок до шести месяцев. На вопрос защитника — сколько и какие следственные действия он провел с момента последнего продления меры пресечения — следователь сообщил о двух следственных действиях, занявших в общей сложности три рабочих дня (в течение двух месяцев!).
При продлении судом по этому же делу меры пресечения на срок свыше года основанием удовлетворения ходатайства следователя послужило предположение суда, что обвиняемый знает адреса проживания свидетелей и в случае освобождения из-под стражи обязательно окажет на них какое-либо давление. При этом в ходатайстве следователя этот довод отсутствовал, также как и информация, оформленная в процессуальном порядке, о том, знает ли вообще обвиняемый этих свидетелей и их личные данные. Тем не менее все ходатайства следователя судом были полностью удовлетворены.
Представляется, что подобная практика не отвечает задачам реформы уголовно-процессуального законодательства, проведенной в 2002 году. Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации отменил старую практику, когда мера пресечения в виде заключения под стражу применялась и продлялась прокурором. В законе воплощена конституционная норма, согласно которой лишение свободы на досудебной стадии возможно только на основании решения суда. Суду отводится роль беспристрастного арбитра в споре двух относительно равных сторон — защиты и обвинения.
Под стражей люди ограничены в общении, испытывают затруднения в получении правовой помощи, не могут доказать факт применения насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов, подтвердить свою невиновность. Длительные сроки содержания под стражей можно объяснить лишь низким профессионализмом следователей и попытками психологического давления на подследственных.
Большая продолжительность предварительного заключения способствует нарушению разумно достаточных сроков рассмотрения уголовных дел, соблюдение которых является международным обязательством России, взятым при ратификации Конвенции о защите прав и основных свобод (Рим, 1950 г.).
Практика чрезмерного применения меры пресечения в виде заключения под стражу во многом предопределяет обвинительный уклон судебного следствия и приговора, способствует поддержанию необоснованно высокой численности населения следственных изоляторов. Показателен пример жалобы гражданки П., осужденной Мытищинским городским судом к 9 месяцам лишения свободы и освобожденной в зале суда в связи с отбытием назначенного наказания, поскольку был зачислен период содержания под стражей. Изучение материалов жалобы позволяет предположить необоснованность уголовного преследования.
Граждане высказывают нарекания на грубость судей, других участников судебного процесса, работников судов и невозможность получения разъяснений по правовым вопросам. Наряду с несправедливостью отдельных решений и приговоров факты неподобающего поведения участников судебного процесса порождают недовольство судебной системой, стимулируют недоверие людей к закону и способности государства обеспечить его верховенство.
Например, в одном из судебных заседаний при рассмотрении ходатайства следователя о продлении меры пресечения судья допустил в адрес родственницы обвиняемого, являвшейся его защитником в порядке статьи 49 УПК РФ, высказывание следующего содержания: "… чего сидишь, встала и пошла отседова".
В судебном заседании 16.12.2011 в Воскресенском городском суде по иску администрации городского поселения о расторжении договора социального найма и выселении из коммунальной квартиры двух сестер, не имеющих другого пригодного для проживания жилого помещения, старший помощник прокурора К. прерывал ответчиц, делал им замечания по существу данных ими объяснений. Поведение прокурора создавало значительные трудности гражданам, не имеющим юридического образования и участвующим в защите своих прав без адвоката.
В отчетном году также имели место случаи нарушения прав лиц, пострадавших от преступных посягательств. В основном это касалось необоснованного отказа в возбуждении уголовных дел, приостановления или прекращения предварительного расследования. В большинстве случаев проведение прокуратурой проверок по запросам Уполномоченного позволяло восстановить права потерпевших и признать ранее вынесенные постановления необоснованными.
Актуальными остаются вопросы должного и своевременного реагирования органов розыска, дознания и предварительного следствия на сообщения о совершении преступлений; необоснованно затянутые сроки проверок и препятствия заявителям в ознакомлении с материалами проверок.
Например, в Сергиево-Посадском районе по факту незаконного проникновения в дачный дом и его поджога проверочные мероприятия длились более 84 суток, несмотря на наличие многочисленных свидетелей преступления. При этом на протяжении всего срока проверки потерпевшим отказывали в предоставлении какой-либо информации и в ознакомлении с процессуальными документами. Только после вмешательства Уполномоченного и выезда сотрудника аппарата Уполномоченного на место гражданам была предоставлена возможность ознакомления с материалами проверки. Уголовное дело было возбуждено, но предварительное следствие — вскоре приостановлено. Заявителям вновь потребовалась помощь Уполномоченного. Начальнику Главного управления Министерства внутренних дел России по Московской области (ГУ МВД) направлено соответствующее обращение. По результатам его рассмотрения было принято решение о возобновлении расследования. Данное дело находится на контроле.
Другой пример: в связи с обращением Уполномоченного в защиту интересов потерпевшей Ж. и по результатам проведенной ГУ МВД проверки был уволен со службы следователь Следственного управления при Управлении МВД России по городу Красногорску. Причиной увольнения стала волокита, допущенная при принятии процессуального решения в связи со смертью брата заявительницы в результате дорожно-транспортного происшествия. При этом следователь на протяжении длительного времени отказывался давать Ж. какие-либо документы и информацию, что лишало ее возможности обжалования незаконных действий. Бездействие следователя могло привести к истечению срока давности привлечения к уголовной ответственности виновника ДТП.
Информация о подобных случаях поступала от граждан также в отношении сотрудников полиции городского округа Жуковский и Солнечногорского муниципального района.
В отчетном году во многих устных и письменных жалобах сообщалось о нарушениях прав граждан в ходе производства по делам об административных правонарушениях. Граждане жаловались на неточности составления протоколов административного производства, неправильно указанное время доставления и задержания, искажение обстоятельств административного правонарушения, отказ в выдаче копий протоколов, отсутствие разъяснения прав и обязанностей судьями и сотрудниками полиции, формальное рассмотрение дел.
В течение второй половины 2010 года и начала 2011 года Уполномоченным осуществлялся мониторинг условий содержания и соблюдения прав граждан в Специальных приемниках содержания лиц, арестованных в административном порядке. В ходе посещения учреждений поступали жалобы от арестованных на нарушение сотрудниками полиции их прав при производстве по делам об административных правонарушениях и на условия содержания в комнатах административно задержанных в дежурных частях органов внутренних дел (далее — КАЗ). Все эти обращения внимательно проверялись, и в большей части доводы заявителей нашли свое подтверждение.
Изученные документы свидетельствовали о необоснованно длительных сроках содержания в условиях КАЗ. Например, в дежурной части отдела полиции микрорайона Авиационный городского округа Домодедово гражданин С. содержался в КАЗ шесть с половиной суток до водворения в Специальный приемник.
Многочисленные нарекания граждан вызваны отсутствием мест для сна и организацией питания. В ряде дежурных частей задержанным выдавались пакетики каши или лапши быстрого приготовления, приобретенные за счет личных средств сотрудников полиции. Помещения для сна, матрасы, туалетные и другие принадлежности в указанных подразделениях полиции не были предусмотрены, люди содержались в условиях, унижающих человеческое достоинство. Они спали по возможности (если позволяло их число) на деревянных лавках КАЗ.
Уполномоченный неоднократно отмечал необходимость индивидуального подхода при принятии решения о применении мер административного принуждения, связанных с ограничением свободы передвижения. В докладе 2010 года говорилось о случаях, когда мировые судьи при разрешении дел об административных правонарушениях и назначении наказания в виде административного ареста не устанавливали данные, характеризующие социальный статус личности, например, семейное положение и наличие на воспитании детей в возрасте до четырнадцати лет. Это повышает риск судебной ошибки и создает угрозу оставления детей без родительского попечения. Подобная ситуация прослеживалась и в деятельности сотрудников полиции при принятии решения об административном задержании лица на срок до 48 часов. Изученные в 2011 году процессуальные документы позволяют констатировать, что такие ошибки допускались вновь.
Ситуация требует подробного мониторинга деятельности дежурных частей подразделений полиции Подмосковья, выявления причин нарушения прав граждан и поиска путей их устранения. С этой целью между Уполномоченным и руководством ГУ МВД достигнута договоренность о совместном проведении такого исследования в 2012 году.
Анализ рассмотрения жалоб граждан, подвергнутых административному аресту, приводит к выводу о необходимости урегулирования правового положения данной категории лиц в федеральном законодательстве. Имеющееся правовое регулирование порядка отбывания административного ареста в ведомственных правовых актах не соответствует требованиям Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека могут быть ограничены лишь федеральным законом. В связи с этим Уполномоченный поддерживает идею дальнейшей разработки и принятия законопроекта "О порядке отбывания административного ареста", внесенного в 2011 году в Государственную Думу Правительством Российской Федерации.
В письмах граждане выражают недовольство проявлением грубости, жестокости, равнодушия к их проблемам со стороны правоохранительных органов. Именно с такой жалобой к Уполномоченному обратились жители городского округа Королев, сообщившие, что в ходе конфликта интересов между населением и ОАО "СБЕР-ИНВЕСТ" по поводу использования земельного участка сотрудники полиции своими действиями явно обеспечивали интересы коммерческой организации. Они оттесняли граждан от принадлежащих им гаражей и муниципальной спортивной площадки с целью обеспечить работникам ОАО "СБЕР-ИНВЕСТ" возможность их демонтажа и сноса без соответствующего разрешения администрации городского округа или решения суда. Особо активных граждан доставляли в отделение полиции для привлечения к административной ответственности за самоуправство и неисполнение законного требования сотрудника полиции. По данным основаниям были составлены административные материалы в отношении двух граждан. Изучение видеоматериалов произошедшего позволило сделать вывод о нарушении правоохранителями основополагающих принципов деятельности полиции: законности, беспристрастности и обеспечения общественного доверия, поддержки граждан. На данные факты Уполномоченный обратил внимание руководства ГУ МВД. На одного участника этих событий по представлению полиции суд все-таки наложил административное наказание. Не согласившись с выводами обвинительного судебного постановления, Уполномоченный обратился к Прокурору Московской области с просьбой о принесении протеста в порядке надзора в Московский областной суд.
Представляется, что подобные действия правоохранительных органов подрывают доверие ко всем институтам власти, способствуют правовому нигилизму и правовой пассивности граждан.
В 2010 году Уполномоченный неоднократно обращал внимание руководства органов внутренних дел на случаи нарушения сроков пребывания подозреваемых и обвиняемых в изоляторах временного содержания. В 2011 году наблюдается существенное сокращение таких нарушений. Однако они еще имеют место. Например, в ИВС Отдела МВД России по Солнечногорскому району и ИВС Управления МВД России "Люберецкое". В последнем случае срок беспрерывного нахождения подследственного в изоляторе составил 2 месяца, что грубым образом нарушает положения федерального законодательства. Нарушение допущено в связи с отказом в приеме данного лица в СИЗО-12 (г. Зеленоград). Для исправления ситуации Уполномоченный обратился к начальнику УФСИН.

Соблюдение права на гражданство

В течение 2011 года участились случаи обращения граждан по поводу изъятия ранее полученных ими российских паспортов. Заявители указывают на длительную и прочную связь с Российской Федерацией — документирование паспортами граждан РФ, долговременное проживание на территории страны, прохождение военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации, наличие семей, работы, жилья. Однако при замене паспортов, производимой в предусмотренных законодательством случаях, документы были изъяты у граждан как незаконно выданные. Люди недоумевают — почему их вынуждают заново проходить процедуру легализации на территории России.
Именно с такой жалобой обратился житель города Клина гражданин М., сообщивший, что при оформлении заграничного паспорта гражданина Российской Федерации у сотрудников отдела УФМС России по Московской области в Клинском районе возникли сомнения в наличии у него российского гражданства. Несмотря на то, что М. в течение 15 лет постоянно проживает на территории России, в 2002-2004 годах проходил военную службу по призыву в Вооруженных Силах Российской Федерации, получил новый паспорт гражданина России взамен ранее выданного в 1999 году, ему было предложено доказывать законность получения первичного российского паспорта.
Следует отметить, что изъятые у граждан паспорта были получены ими в уполномоченных государственных органах, исполнены на подлинных бланках и с подлинными печатями. В соответствии с установленным порядком выдаче паспорта должна предшествовать проверка на принадлежность к гражданству Российской Федерации. Представляется, что если паспорт был выдан незаконно, налицо признаки служебной ошибки сотрудников уполномоченных государственных органов. И негативные последствия такой ошибки должны нести не люди, искренне считающие своей родиной Россию, а государственные органы и конкретные должностные лица, которые должны принимать меры по исправлению системных ошибок. Вместо этого нередко, прикрывая свою профессиональную непригодность и снимая с себя ответственность, чиновники отправляют граждан в суд, тем самым перекладывая принятие решения на судью.
Гражданка Я. получила первый российский паспорт в 16-летнем возрасте в 1994 году. С этого времени постоянно проживала в России, вышла замуж, родила двух детей, которые зарегистрированы органами ЗАГС г. Москвы и Московской области. При обращении женщины в отдел УФМС России по Московской области в Шатурском районе по вопросу оформления документов на детей сотрудники отдела заподозрили ее в отсутствии российского гражданства и предложили обратиться в суд для его подтверждения.
Системные ошибки противоречивой миграционной политики требуют совершенствования законодательства и правоприменительной практики.
В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в настоящее время находится на рассмотрении проект федерального закона N 462911-5 "О внесении изменений в Федеральный закон "О гражданстве Российской Федерации". В соответствии с ним предлагается предоставлять российское гражданство лицам, не прошедшим необходимые процедуры по приобретению гражданства, при соблюдении нескольких условий:
— они имели гражданство СССР;
— прибыли в РФ из государств, входивших в состав СССР;
— получили от одного из полномочных государственных органов, ведавших (или ведающих) вопросами российского гражданства, паспорт гражданина РФ или иной документ, удостоверяющий личность.
В ноябре 2011 года указанный проект прошел первое чтение. Принятие закона позволит решить проблему законопослушных людей, добросовестно считающих себя российскими гражданами.

2. Соблюдение социальных прав

Обеспечение социальных гарантий

Особенностью возрастного состава населения Московской области является неуклонный рост лиц старших возрастов, снижение удельного веса детей и подростков. Численность людей нетрудоспособного возраста составляет 23 процента от всего населения. Кроме того, в области проживает полмиллиона инвалидов. В силу своего возраста, состояния здоровья они нуждаются в особом внимании государства.
Для реализации конституционных гарантий на социальное обеспечение в Подмосковье создана централизованная система, включающая Министерство социальной защиты населения, 71 территориальное структурное подразделение министерства и более двухсот государственных учреждений социального обслуживания.
Свыше двух миллионов человек — ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды, многодетные семьи, ветераны труда и военной службы, труженики тыла, малоимущие, люди пожилого возраста и другие категории граждан получают социальную поддержку в денежной и натуральной форме, социальные и реабилитационные услуги — в стационарных учреждениях и нестационарных центрах социального обслуживания, на дому.
Общая оценка удовлетворенности населения предоставляемыми услугами положительная. Однако продолжают поступать устные и письменные обращения граждан, в которых они сообщают о нарушении своих прав.
В этой связи в течение года наряду с рассмотрением конкретных жалоб осуществлялся мониторинг законодательства в сфере социальной защиты населения и практики его применения.
Жалоба жителя Орехово-Зуевского муниципального района привлекла внимание к статье 8 Закона Московской области от 21.01.2005 N 31/2005-ОЗ "О социальном обслуживании населения в Московской области". Согласно этой правовой норме социальное обслуживание на дому осуществляется в отношении граждан пожилого возраста и инвалидов. Вместе с тем в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 10.12.1995 N 195-ФЗ "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации" социальное обслуживание на дому осуществляется путем предоставления социальных услуг гражданам, нуждающимся в постоянном или временном нестационарном социальном обслуживании. Одиноким гражданам и тем, кто частично утратил способность к самообслуживанию в связи с преклонным возрастом, болезнью, инвалидностью, предоставляется помощь на дому в виде социально-бытовых, социально-медицинских услуг и иной помощи.
Областной закон сократил категории граждан, имеющих право получать социальную помощь на дому. На практике это приводит к ситуациям, подобным той, в которой оказался гражданин К.: одиноко проживающий человек трудоспособного возраста тяжело заболел и лишился на длительное время работы. В Орехово-Зуевском Центре социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов ему отказали в постановке на социальное обслуживание на дому, поскольку он не подпадал под действие вышеупомянутого Закона Московской области. Данный случай разрешился положительно — с помощью Уполномоченного К. обеспечен социальным обслуживанием на дому. Но благополучный исход этого дела не гарантирует, что в подобных ситуациях беспомощные люди не останутся без государственной поддержки.
Изъян Закона Московской области "О социальном обслуживании населения в Московской области" содержит предпосылки к системному нарушению прав жителей Подмосковья. В этой связи видится необходимым привести его в соответствие с Федеральным законом "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации".
Представляется необходимой корректировка еще одного нормативного правового акта — Закона Московской области от 23.03.2006 N 36/2006-ОЗ "О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области". Законом предусмотрена помощь, в том числе людям, не являющимся ветеранами труда, трудовой стаж которых составил более 50 лет. Для реализации права на получение предусмотренных законом денежных выплат гражданин должен представить пенсионное удостоверение, трудовую книжку либо справку, подтверждающую продолжительность трудового стажа. Однако в областном законе само понятие "трудовой стаж" и методика его расчета не определены. В Федеральном законе от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" под общим трудовым стажем в целях определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности. При этом величина трудового стажа по нормам федерального закона для одного и того же человека может исчисляться по разным методикам — в зависимости от избранного варианта расчета размера трудовой пенсии.
В связи с отсутствием в областном законе правил определения размера трудового стажа для предоставления мер социальной поддержки возникают конфликтные ситуации, о которых сообщают граждане. Необходимо устранить данный пробел. Министерство социальной защиты населения Московской области согласилось с предложениями Уполномоченного и подготовило законопроект "О внесении изменений в Закон Московской области "О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области", устанавливающий порядок исчисления трудового стажа.
Уровень социального обслуживания должен соответствовать международным и отечественным стандартам.
В 2011 году сотрудниками аппарата Уполномоченного проведен мониторинг соблюдения прав граждан на получение социальных услуг более чем в 20 учреждениях социальной защиты Московской области. В ходе их посещений проверялось соответствие их деятельности требованиям нормативных правовых актов, принималось во внимание мнение граждан, оценивались психологическая атмосфера и уют в учреждении. В качестве критериев оценки применялись: соответствие содержания предоставляемых людям услуг утвержденным стандартам и оперативность их оказания; квалифицированность персонала.
Наряду с общей позитивной оценкой соблюдения прав и интересов граждан необходимо обратить внимание руководителей учреждений, должностных лиц территориальных управлений социальной защиты населения и Министерства социальной защиты населения Московской области на некоторые проблемные моменты.
Проверки свидетельствуют о многочисленных нарушениях требований национальных стандартов РФ ГОСТ Р 52143-2003 "Социальное обслуживание населения. Основные виды социальных услуг" и ГОСТ Р 52142-2003 "Социальное обслуживание населения. Качество социальных услуг. Общие положения". Они доставляют людям массу неудобств, а порой создают прямую угрозу правам и законным интересам граждан:
— из-за игнорирования требований по обновлению и совершенствованию документов и использования по этой причине устаревших бланков. В договорах о стационарном социальном обслуживании граждан не указаны такие существенные условия, как перечень услуг, предоставляемых учреждением; размер и порядок внесения платы за стационарное обслуживание и за социальные услуги; дата заключения и срок действия договора; отсутствуют подписи клиентов, подтверждающие их волеизъявление на проживание в учреждении и согласие с суммой оплаты (например, Озерский специальный дом для одиноких престарелых и ряд других учреждений);
— отсутствие в локальных актах учреждений (уставах, Положениях об отделениях) регламентации деятельности структурных подразделений (например, Электростальский центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, Клинский дом-интернат);
— нарушение требований ГОСТа об укомплектованности учреждений квалифицированными специалистами в соответствии со штатным расписанием. Почти во всех учреждениях большое количество совмещений должностей (до 50 процентов), что не может не отражаться на выполнении в полном объеме работ, определенных должностными обязанностями, и их качестве;
— отсутствие вывески, указывающей на наименование и местонахождение учреждения (например, Звенигородского психоневрологического интерната), что затрудняет родственникам поиск учреждения при посещении проживающих в интернате, как правило, достаточно удаленном от основных путей сообщения;
— нарушение требований ГОСТа о необходимости регламентации процесса предоставления услуг, определения методов (способов) их предоставления и контроля. Например, в Серебряно-Прудском доме-интернате малой вместимости "Надежда" отсутствует Положение, регламентирующее порядок выхода проживающих за пределы учреждения. На этой почве происходят конфликты, возрастает недовольство граждан.
Во многих учреждениях социального обслуживания отсутствуют лицензии на медицинское обслуживание, предусмотренные постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 N 30 "Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности" ("Дубненский центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов "Родник", "Дубненский реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями "Бригантина", "Дом-интернат малой вместимости для граждан пожилого возраста и инвалидов "Рождественский", Красноармейский комплексный центр социального обслуживания населения "Милосердие" и другие).
Таким образом нарушаются права граждан на получение качественных медицинских услуг в соответствии с Национальным стандартом РФ ГОСТ Р 52142-2003 "Социальное обслуживание населения". Имеются признаки правонарушения, предусмотренного статьей 19.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Люди лишены возможности получать физиотерапевтические процедуры, массаж, заниматься лечебной физкультурой. Причина отсутствия лицензий кроется, главным образом, в несоответствии учреждений требованиям СанПиН 2.1.2.2564-09 "Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию, содержанию объектов организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, санитарно-гигиеническому и противоэпидемическому режиму их работы", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 23.11.2009 N 71. Многие учреждения нуждаются в ремонте.
Министерство социальной защиты населения Московской области для лицензирования медицинской деятельности в 2012 году определило необходимый перечень мероприятий, в том числе ремонтных работ. Предусмотрены денежные средства на их выполнение.
Реализация социальных прав человека (образование, здравоохранение, социальное обеспечение) в большей части зависит от исполнения обязательств, взятых на себя государством. Непредоставление соответствующих благ, в том числе по причине необеспеченности реальными ресурсами, воспринимается гражданами как нарушение законных прав.
Законом Московской области "О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области" предусмотрено бесплатное зубопротезирование для ветеранов труда, военной службы, тружеников тыла, реабилитированных лиц, почетных граждан Московской области и некоторых других категорий. Однако обращения жителей области свидетельствуют о недоступности данной услуги. Очереди на бесплатное зубопротезирование растягиваются на годы. Например:
— в Дмитровском муниципальном районе к середине 2011 года в очереди на бесплатное зубопротезирование зарегистрировано 1417 человек, из них очередников 2007 года — 2, 2008 года — 602, 2009 года — 425. Ежегодно этот список пополняется на 400-500 нуждающихся. В 2010 году протезы получили всего 79 человек;
— в городском округе Электросталь на очереди около двух тысяч человек, из них порядка 800 — труженики тыла, реабилитированные лица в возрасте старше 80 лет;
— в Талдомском муниципальном районе на начало 2011 года зарегистрировано 407 льготников. В течение 2010 года протезировали только тех лиц, которые стояли на очереди с 2007 года, всего было обслужено 68 человек.
С учетом серьезности сложившейся ситуации во втором полугодии отчетного года из бюджета Московской области выделено дополнительное финансирование на обеспечение данной услугой льготных категорий граждан. Но проблема остается. Представляется необходимым увеличение объемов финансирования бесплатного изготовления и ремонта зубных протезов до уровня, который позволил бы удовлетворить не только заявки текущего года, но и погасить задолженность предыдущих лет.
С 2011 года Московская область реализует федеральные полномочия по обеспечению инвалидов протезными изделиями и санаторно-курортными путевками. В процессе передачи обязательств Государственного учреждения — Московское областное региональное отделение фонда социального страхования Российской Федерации Министерству социальной защиты населения Московской области выявлен большой долг государства перед гражданами. Например, в Клинском муниципальном районе в 2010 году не были обеспечены: путевками — 145 человек, средствами реабилитации — 326 человек, не выплачена компенсация за приобретенные самостоятельно средства реабилитации — 41 инвалиду. В городском округе Долгопрудный не выплачены компенсации 10 человекам на 300 тысяч рублей; не выданы путевки — 143, технические средства реабилитации — 89. Такое положение сложилось практически в каждом муниципальном образовании.
Отсутствие предусмотренных индивидуальными программами реабилитации технических средств и протезно-ортопедических изделий вынуждает граждан приобретать их за свой счет. При этом добиться получения компенсации бывает непросто. Так произошло с жительницей города Воскресенска, инвалидом с детства Д. Возвращения денег за покупку слухового аппарата она не могла добиться ни от Фонда социального страхования, ни от территориального органа социальной защиты. Получить свои 14 тысяч рублей, немалые для инвалида деньги, она смогла только после обращения к Уполномоченному.
В соответствии с Федеральными законами от 02.08.1995 N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов", от 10.12.1995 N 195-ФЗ "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации", от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" граждане пожилого возраста и инвалиды имеют право получать информацию о видах и формах социального обслуживания, показаниях на получение социальных услуг и условиях их оплаты, а также информацию о своих правах, обязанностях и условиях оказания социальных услуг. На сайтах Министерства социальной защиты населения Московской области, ряда его территориальных управлений, например, Клинского, представлена объемная информация о руководителях, структуре, функциях управлений, тексты нормативных правовых актов, меры социальной поддержки отдельных категорий граждан и перечень всех необходимых документов для получения каждого вида поддержки. Вместе с тем основным потребителям такой информации, в первую очередь возрастным категориям, эти ресурсы малодоступны. Пожилые люди нуждаются в иных источниках информации.
Анализ обращений свидетельствует о недостатке информированности населения в сфере получения мер социальной поддержки. Граждане не знают, как им поступить, что порой приводит к злоупотреблениям должностных лиц и нарушению прав человека.
Недостатки разъяснительной работы приводят к конфликтным ситуациям. Например, между проживающими в Государственном учреждении социального обслуживания Московской области "Электрогорский дом-интернат для престарелых и инвалидов" и администрацией интерната по поводу взимания платы за социальные услуги. Нерешенный конфликт грозил перерасти в судебные разбирательства. Изучение ситуации на месте не выявило нарушений взимания оплаты. Но обратило на себя внимание отсутствие доступной для граждан правовой информации. Индивидуальная беседа с заявителями, которым детально были разъяснены законодательство, их права и обязанности по оплате стационарного обслуживания и социальных услуг, убедила их согласиться с позицией администрации. Конфликтная ситуация была разрешена.
В ГБСУ СО МО "Орехово-Зуевский психоневрологический интернат" также назрел конфликт. На этот раз в связи с отказом администрации выдать гражданину на руки паспорт. Во время выезда на место были даны разъяснения законодательства как проживающему, так и руководству интерната, выявлена и одна из причин разногласий: в учреждении отсутствуют стенды, где должна быть доступно размещена информация для проживающих.
Посещения центров социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов показали, что информация доводится до подопечных в основном об услугах, но не об их правах.
Необходимо отметить формальное отношение отдельных сотрудников территориальных управлений социальной защиты населения к исполнению законодательства. В соответствии с Законом Московской области "О социальном обслуживании населения в Московской области" и постановлением Правительства Московской области от 27.06.2011 N 568/22 "Об организации социального обслуживания населения в Московской области" в случае, если гражданин находится в ситуации, требующей безотлагательного направления на стационарное социальное обслуживание, Министерство направляет его в стационарное учреждение вне очереди. Для этого гражданин или его законный представитель подает в территориальное структурное подразделение Министерства социальной защиты населения Московской области по месту своего жительства заявление с приложением документов. В Клинское управление социальной защиты населения неоднократно обращался представитель инвалида II группы М. с просьбой оказать содействие в его помещении в психоневрологический интернат во внеочередном порядке, учитывая медицинские показатели и социально-бытовые условия проживания. Но не нашел поддержки и понимания. Только после вмешательства Уполномоченного гражданину М. была выделена путевка в Орехово-Зуевский психоневрологический интернат.
Заслуживает особого внимания проблема соблюдения права на обращение клиентов социальных служб. Мониторинг выявил, что работа с обращениями граждан в отдельных учреждениях ведется слабо или вообще не ведется.
Анализ писем, поступающих от людей, проживающих в стационарных учреждениях, особенно в психоневрологических интернатах, показал, что большинство жалоб вызвано тем, что администрации учреждений не уделяют должного внимания обращениям проживающих. Представляется необходимым рекомендовать Министерству социальной защиты населения Московской области в соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" разработать единый административный регламент по работе с обращениями граждан в учреждениях соцзащиты.

О медико-социальной экспертизе

Несмотря на обозначившуюся в 2011 году тенденцию к снижению числа жалоб на учреждения медико-социальной экспертизы (МСЭ), ряд проблем сохраняет свою актуальность. Граждане жалуются на необоснованные решения о снятии или снижении группы инвалидности, плохую доступность отдельных филиалов Главного бюро МСЭ по Московской области, очереди, грубость и невнимательность персонала учреждений.
Следует обратить внимание на вопросы разработки индивидуальных программ реабилитации инвалидов (ИПР). Так, к Уполномоченному обратилась инвалид 1 группы с детства, колясочник К. из городского округа Климовск. Изучение ситуации показало, что семья заявительницы, состоящая из трех человек, двое из которых инвалиды, проживает в крайне стесненных жилищных условиях. В ИПР заявительницы недостаточно отражены мероприятия медицинской и социальной реабилитации, определены не все необходимые средства технической реабилитации. По запросу Уполномоченного, направленному руководителю Главного бюро МСЭ по Московской области, была проведена повторная медико-социальная экспертиза и разработана ИПР с учетом социально-бытовых условий и тяжести патологии К. Определены мероприятия медицинской реабилитации (диспансерное наблюдение невролога, терапевта, ЛФК, лечение в центре реабилитации 1 раз в год). Также предусмотрены мероприятия социальной реабилитации (оборудование входа в подъезд пандусом, расширение дверных проемов и устранение дверных порогов в ванной и туалетной комнатах). Из технических средств реабилитации определена потребность в противопролежневых матраце и подушке, корсете полужестком пояснично-грудном, впитывающих подгузниках. Заявительница даже не предполагала, что на все это она имеет право.
Страницы документа:

Добавить комментарий

Adblock
detector