Без рубрики

По результатам рассмотрения судами Московской области в 2000-2002 гг. уголовных дел о преступлениях, совершенных организованной группой

Справка Московского областного суда

Общая характеристика

Обобщение проведено в соответствии с планом работы президиума Московского областного суда на первое полугодие 2002 года. Для обобщения судебной практики поступило 16 уголовных дел на 52 лица из следующих судов: Талдомского, Наро — Фоминского, Истринского, Люберецкого, Сергиево — Посадского, Домодедовского, Коломенского, Электростальского, Орехово — Зуевского, Ступинского, Раменского. Из других судов области поступило сообщение о том, что дела указанной категории ими не рассматривались.
Как показало обобщение, из 16 уголовных дел по 8 делам суд согласился с предъявленным органами предварительного следствия обвинением и квалифицировал действия осужденных по признаку совершения преступления организованной группой. По 8 делам суд изменил обвинение на более мягкое, из них по первому делу переквалифицировал действия виновных с разбоя на грабеж при сохранении квалифицирующих признаков, в том числе организованной группы, по 7 делам был исключен квалифицирующий признак — совершение преступлений организованной группой. Приговоры по ним опротестованы не были. По трем делам государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения осужденных в преступлении, совершенном организованной группой.
В кассационном порядке были рассмотрены 10 дел, а 6 приговоров не обжаловались и не опротестовывались.
Как показало изучение поступивших дел, организованной группой совершались разбойные нападения, кражи чужого имущества, незаконное предпринимательство, приобретение, хранение с целью сбыта и сбыт наркотических веществ в особо крупном размере.
По изученным делам субъектами преступлений являлись лица, в 80% случаях не судимые.
При назначении наказания суды не всегда учитывали разъяснение постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" о том, что суду надлежит обсуждать вопрос о назначении более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления организованной группой. Наказание осужденным, совершившим преступления организованной группой, назначалось в виде лишения свободы. При этом по 3 делам судом была применена ст. 64 УК РФ и наказание назначено более мягкое, чем предусмотрено законом, по двум из них также применена ст. 73 УК РФ. По 6 делам наказание назначено с применением ст. 73 УК РФ условно (незаконное предпринимательство, кражи чужого имущества, незаконное приобретение, хранение в целях сбыта, сбыт наркотических средств в особо крупном размере).
Также изучалась практика президиума Московского областного суда, которым в 2001 году по протестам Председателя, заместителя Председателя Верховного Суда РФ, Председателя Московского областного суда были рассмотрены три дела, были внесены изменения в приговоры и признана необоснованной квалификация действий виновных по признаку совершения преступлений организованной группой.
Так, по приговору Талдомского городского суда от 31 августа 2000 года были осуждены П. и П-в за совершение разбоев и краж чужого имущества организованной группой. В разном составе с неустановленным лицом на протяжении 2 недель ими было совершено три эпизода преступлений. Однако фактические обстоятельства совершенных преступлений, установленные на основе показаний П. и П-ва, свидетельствовали о том, что они друг друга ранее не знали, встречались от случая к случаю, встречи их заранее не планировались, не оговаривались. Следовательно, совершение преступлений заранее не планировалось, соглашения о совместном участии в преступлении достигались при встрече и сразу же осуществлялись, затем осужденные какое-то время не встречались. Эти данные свидетельствуют об отсутствии основного признака организованной группы — устойчивости группы. В связи с изложенным президиум Московского областного суда пришел к выводу, что завладение чужим имуществом потерпевших осуществлялось не организованной группой, а группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем приговор суда был изменен.
Также президиумом Московского областного суда по протесту Председателя Верховного Суда РФ был изменен приговор Электростальского городского суда от 25 января 1999 года в отношении А., П. и Б., которые были осуждены за вымогательство, совершенное организованной группой. Президиум, изменяя приговор суда, указал в постановлении, что вывод суда о совершении преступления организованной группой является предположением. Указывая в приговоре о том, что вымогательство денежных средств у предпринимателей осуществлялось постоянными членами группы, суд вошел в противоречие с описательной частью приговора, из которой видно, что постоянным членом группы был один А.П. принял участие в трех эпизодах преступной деятельности, а Б. — в одном. Из дела видно, что А. вымогал деньги в группе с разными лицами, в отношении одного из них дело выделено в отдельное производство, часть лиц органами следствия вообще не установлена, и все они по делу не допрошены. Не установил суд и лицо, создавшее группу и руководившее ею. Список предпринимателей, выплачивавших определенные денежные суммы П., сам по себе не свидетельствует, что П., как и другие осужденные по делу лица, действовали в составе организованной группы. С учетом этих данных президиум пришел к выводу, что вымогательство осуществлялось не организованной группой, а группой лиц по предварительному сговору.

Понятие организованной группы, ее характерные признаки и допущенные ошибки в применении закона

Понятие организованной группы сформулировано в Уголовном кодексе РФ. В Особенной части УК РФ совершение преступлений организованной группой является квалифицирующим признаком в 38 составах преступлений, и еще в 34 составах — совместно с другими видами преступных групп.
В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.
Об устойчивости свидетельствует объединение двух или более лиц на сравнительно продолжительное время для совершения одного или нескольких преступлений, сопряженного с длительной совместной подготовкой либо сложным исполнением.
Устойчивость организованной группы характеризуется наличием отработанного плана и способов совершения посягательства, подготовкой орудий и средств, созданием условий, облегчающих совершение деяния, и т.п.
Организованность — это подчинение участников группы указаниям одного или нескольких лиц, решимость организованно достигать осуществления преступных намерений. Для организованной группы могут быть характерны признаки — наличие лидера в группе, строгая дисциплина, распределение доходов в соответствии с положением каждого члена в ее структуре, возможно создание специального денежного фонда.
При рассмотрении уголовных дел с указанным признаком следует иметь в виду, что, как правило, организованная группа тщательно готовит совершение преступления, изучает объект, образ жизни потерпевших, места хранения ценностей, обеспечивает способы сокрытия с места преступления, готовит места хранения похищенного и пр.
Также организованная группа характеризуется особенностями психологического отношения соучастников к содеянному. Каждый участник должен сознавать, что он входит в устойчивую группу, участвует в выполнении части или всех взаимно согласованных действий и осуществляет совместно с другими соучастниками единое преступление при распределении ролей по заранее обусловленному плану.
Так, Электростальским городским судом осуждены Г., С., О., которые признаны виновными в совершении кражи чужого имущества неоднократно и организованной группой. Г., работая в ОАО "Э-ль", объединился в устойчивую группу с другими лицами с целью совершения кражи ферромолибдена и феррованадия. Судом установлено, что они на протяжении длительного времени готовились к совершению преступления, разработали план совместных действий с распределением ролей каждого участника, подготовили транспортное средство, место для складирования похищенного, совершили три эпизода кражи в одном и том же составе. При этом Г. являлся организатором, осуществлял планирование, руководство и организацию вывоза похищенного металла, последующую реализацию и распределение вырученных средств между членами группы.
Также Домодедовским городским судом осуждены Г., К., Ш., Д. Они признаны виновными в совершении разбоя и грабежа организованной группой и в крупном размере. Эти лица объединились в устойчивую группу, поддерживали между собой тесную взаимосвязь, заранее договорились о совместном совершении преступлений, распределили роли, использовали одни и те же формы и методы преступной деятельности. Методы их преступной деятельности детально отработаны: преступления совершались в определенном месте на Ново — Каширском шоссе рано утром, объектом преступления были пассажиры автомашин из дальних регионов, как правило, определенной марки. Способ завладения имуществом также был хорошо организован, каждый четко выполнял отведенную ему роль. Осужденные имели автотранспорт, рации, а также средства для сокрытия преступлений — запасные номера от автомашин со специальными креплениями. Ими совершено 4 эпизода преступлений.
Для того чтобы содеянное квалифицировать как совершенное организованной группой, следует установить, чтобы группа была устойчива, а ее члены заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. По этим признакам она отличается от группы лиц по предварительному сговору.
Отличие состоит и в квалификации действий членов предварительно договорившейся группы и организованной группы. Если при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц соисполнителями, т.е. лицами, действия которых квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ, признаются только лица, непосредственно участвовавшие в процессе совершения преступления, то при совершении преступления организованной группой таковыми считаются все члены этой группы, независимо от того, какова была роль каждого из них при совершении преступления — исполнителя (соисполнителя), организатора, подстрекателя или пособника. В составе организованной группы применительно к хищению исполнителями (соисполнителями) преступления являются, в частности, такие ее участники, роль которых заключается в создании условий для совершения хищения, в обеспечении деятельности группы, в подыскании объектов преступления и др. Это вытекает из содержания ч. 5 ст. 35 УК РФ, где указывается, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за организацию или руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
Организованная группа характеризуется сплоченностью, организованностью соучастников, направленной на достижение целей, которые поставили перед собой виновные, согласованностью их усилий, руководством одного или нескольких участников другими, наличием отработанного плана совершения преступления, активной реализацией планов объединения, разработкой способов совершения совместного посягательства, заранее продуманным распределением ролей и выполнением действий, облегчающих совершение преступления, и т.п.
Как показало изучение дел, основанием изменения квалификации действий виновных или исключения из предъявленного обвинения квалифицирующего признака организованной группы служило то обстоятельство, что в судебном заседании не было установлено признака устойчивости группы либо не было доказано, что виновные заранее объединились для совершения преступлений.
Так, Коломенский городской суд не согласился с обвинением, предъявленным органами предварительного следствия Л., К., и Р. по ч. 3 п. "а" ст. 158 УК РФ, совершившим 7 эпизодов краж чужого имущества из ателье, отделения связи, городской больницы, продуктовой палатки, столовой, здания профилактория, и переквалифицировал их действия на ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" ст. 158 УК РФ, указав в приговоре, что судом не было установлено доказательств того, что подсудимые заранее объединились в устойчивую группу для совершения преступлений. Государственный обвинитель по этому делу отказался от обвинения осужденных в совершении преступлений организованной группой.
Также Истринским городским судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. был исключен квалифицирующий признак совершения разбоя организованной группой, "поскольку из материалов дела видно, что между соучастниками преступления имела место предварительная договоренность о месте, времени, способе совершения преступления с распределением ролей, т.е. признаков, позволяющих квалифицировать деяние как совершенное группой лиц по предварительному сговору, но в деле нет данных об устойчивости этой группы".
Вместе с тем, представляется недостаточной только лишь ссылка в приговоре на то, что не установлен признак устойчивости либо не доказано, что виновные заранее объединились в устойчивую группу. В таких случаях суду следует привести в приговоре мотивы, по которым он пришел к такому выводу, привести анализ доказательств, обстоятельств дела, указать, на протяжении какого времени и в каком составе осужденные совершали преступления, готовились заранее к ним либо встречались стихийно, т.е. указать, какие обстоятельства не позволяют суду прийти к выводу о наличии в содеянном квалифицирующего признака организованной группы.
Например, при рассмотрении дела в отношении Р., Щ., Г., Ф. Коломенский городской суд усмотрел в действиях осужденных, совершивших 8 эпизодов краж чужого имущества из квартир граждан, не организованную группу, а предварительный сговор на совершение преступлений группой лиц, что мотивировал отсутствием устойчивых связей между участниками преступления, поскольку кражи они совершали в разных составах, в их действиях не установлено согласованности действий, действия свои осужденные не планировали, а собирались стихийно.
Или Домодедовским судом по делу в отношении К., М., К-ва, Р., которые обвинялись в разбойном нападении организованной группой и деятельность которых была направлена на совершение вооруженных нападений на частных лиц с целью завладения чужим имуществом на территории Московской области, был исключен квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой, и суд в приговоре это мотивировал тем, что не установлено достаточных доказательств устойчивости группы, который было совершено одно преступление. Об этом свидетельствует отсутствие в материалах дела доказательств о совершении этой группой нескольких преступлений, не установлено данных о том, что Р. подыскивал или дал согласие подыскивать на будущее какие-либо квартиры для вооруженных нападений, не установлено доказательств, что К., М. и К-в применяли оружие или нож, в связи с чем суд исключил из обвинения применение ножа при разбое. Указанные обстоятельства в совокупности позволили суду прийти к выводу об отсутствии в содеянном необходимого признака — устойчивости организованной группы.
Коломенским городским судом при рассмотрении уголовного дела в отношении И. и Т. было установлено, что преступление совершено не организованной группой, а группой лиц по предварительному сговору, и действия осужденных были переквалифицированы на ст. 162 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ. Суд установил, что И. и Т. совершено 3 эпизода разбойных нападений, при этом по каждому из эпизодов они на мотоцикле Т. подъезжали к определенному месту, где Т. оставался около мотоцикла, а И. один заходил в магазин, где совершал разбойные нападения. После этого И. покидал магазин с похищенным, возвращался к мотоциклу и с Т. уезжал с места совершения преступления.
Однако судом не было учтено, что Т. не выполнял объективную сторону преступления, а способствовал И. в совершении преступления путем предоставления транспортного средства и перевозки похищенного, т.е. являлся пособником преступления, в связи с чем его действия подлежали квалификации с применением ст. 33 ч. 5 УК РФ. Кроме того, суду следовало обсудить вопрос об исключении квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору.
Таким образом, квалифицируя действия осужденных как совершенные группой лиц по предварительному сговору, суд не принял во внимание положение ст. 33 и 34 ч. 3 УК РФ, в соответствии с которыми уголовная ответственность пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление со ссылкой на ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.
Для наличия признака организованной группы важно установить, что фактическое распределение функций между всеми участниками подобной группы было обусловлено заранее состоявшимся соглашением или заранее разработанным планом совместной деятельности.
Непременным признаком организованной группы является предварительный сговор на совершение преступлений, предполагающий техническое распределение функций и ролей в процессе осуществления одного или нескольких преступлений.
Обобщение практики применения закона показывает, что суды не всегда исследуют факт наличия или отсутствия предварительного сговора между участниками преступления и то обстоятельство, как были распределены между ними роли, а также другие обстоятельства, позволяющие сделать вывод о наличии или отсутствии организованной группы.
Так, постановлением президиума Московского областного суда был изменен приговор Ступинского городского суда в отношении Ш. и К., осужденных за разбойное нападение, совершенное организованной группой. Президиум указал, что из приговора не было видно, на основании каких объективных данных суд пришел к выводу о том, что между Ш. и К. и другими участниками преступления существовали постоянные связи, что они постоянно встречались, звонили друг другу, распределяли роли, готовили план нападения, продумывали версии своего прикрытия в случае задержания на месте или после совершенного преступления.
Данные об этом не содержались в приведенных в приговоре доказательствах, отсутствовали они и в материалах дела.
Выводу о совершении Ш. и К. преступления в составе организованной группы противоречит и содержащееся в описательной части приговора указание суда о том, что лишь на месте совершения преступления Ш-н. и Ш-в довели до всех участников организованной ими преступной группы детали разработанного плана нападения на пассажиров автобуса и распределили роли каждого из участников группы.
Вывод суда о том, что Ш. и К. при завладении имуществом потерпевших — вьетнамцев использовалось табельное оружие также не основан на материалах дела. Из приговора следует, что табельное оружие использовалось лишь при применении насилия и угрозы его применения в отношении представителя власти в процессе его задержания. При указанных обстоятельствах президиум признал вывод суда о совершении преступлений организованной группой необоснованным.
Нельзя согласиться с обоснованностью вывода Орехово — Зуевского городского суда о признании в действиях Б., Б-ва и Л. квалифицирующего признака совершения преступления организованной группой. Суд пришел к выводу, что преступление, предусмотренное ст. 228 ч. 4 УК РФ (незаконное приобретение, хранение с целью сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном размере), совершено организованной группой и мотивировал это тем, что Б. и Б-в заранее договорились о совершении сбыта наркотических средств, между ними существовала постоянная связь и согласованность в действиях, они распределили между собой роли: Б. поставлял наркотические средства Б-ву, Б-в поставлял наркотические средства Л., а последняя осуществляла торговлю этими средствами.
В то же время суд из обвинения Б-ва и Л. исключил признак неоднократности приобретения и хранения с целью сбыта и сбыта наркотических средств, поскольку судом установлен лишь один факт сбыта Л. героина, полученного от Б-ва. Других фактов сбыта Л. и Б-вым. наркотических средств судом не установлено. Таким образом, указание суда о согласованности действий и о наличии постоянных связей и взаимодействии противоречит фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.
На основании каких данных суд пришел к выводу о наличии между осужденными постоянных связей и согласованности действий, в приговоре не указано. Один факт распределения ролей между осужденными еще не свидетельствует о наличии организованной группы.
Также по делу, рассмотренному Талдомским районным судом в отношении К., осужденного за незаконное предпринимательство без надлежащей регистрации в составе организованной группы и с извлечением дохода в особо крупном размере, уклонение физического лица от уплаты налогов в особо крупном размере и подделку официальных документов, в приговоре не приведено мотивов, по которым суд пришел к выводу, что К. действовал в составе организованной группы.
По делу в отношении М., З., С. Талдомским районным судом также не приведено данных, на основании которых суд пришел к выводу о наличии в их действиях квалифицирующего признака — организованной группы. Суд в приговоре указал, что "они трое в марте 1999 года договорились о незаконной предпринимательской деятельности, распределили между собой роли в этой организованной группе и по сентябрь 1999 года каждый из них в двух фирмах ООО "Р-с" и ООО "О-с" исполнял обязанности согласно распределенным ролям". Однако в этом определении наличия организованной группы не приводится характерных признаков организованной группы — устойчивости, сплоченности, разработанного плана, данных о динамике преступных действий.
Изучение дел показало, что суды в основном правильно применяют уголовный закон. Вместе с тем при использовании признака совершения преступления организованной группой были выявлены недостатки: суды признавали доказанными факты, которые не были установлены в приговоре, либо опровергались материалами дела, отсутствовала мотивировка квалифицирующего признака.
Представляется, что причинами допущенных ошибок являлись недостаточная подготовка дел к слушанию, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела в процессе судебного разбирательства.
В целях предупреждения ошибок и улучшения качества рассмотрения дел следует рекомендовать судам регулярно изучать действующее законодательство и судебную практику, анализировать допущенные ошибки, периодически обобщать практику применения судами дел указанной категории с последующим использованием результатов обобщения при рассмотрении дел.

Судья Московского областного суда Л.А. Потемкина

Добавить комментарий

Adblock
detector