Без рубрики

Справка по изучению судебной практики рассмотрения дел о хулиганстве судами Московской области

Справка Московского областного суда

I. Анализ статистических данных о работе судов области при рассмотрении уголовных дел по статье 213 УК РФ

В соответствии с планом работы Московского областного суда была изучена практика рассмотрения уголовных дел о хулиганстве.
Динамика судимости за хулиганство характеризуется следующими данными:

┌────────────────────────┬───────┬───────┬───────┬───────────────┐│ │1998 г.│1999 г.│2000 г.│ 3 мес. 2001 г.│├────────────────────────┼───────┼───────┼───────┼───────────────┤│Рассмотрено уголовных │24835 │27291 │27472 │ ││дел │ │ │ │ │├────────────────────────┼───────┼───────┼───────┼───────────────┤│Из них по ст. 213 УК РФ │ 2896 │ 2923 │ 2672 │ 101 ││В % │ 11,7 │ 10,1 │ 9,7 │ │├────────────────────────┼───────┼───────┼───────┼───────────────┤│Рассмотрено дел с │32354 │35730 │35982 │ ││вынесением приговоров │ │ │ │ ││на лиц │ │ │ │ │├────────────────────────┼───────┼───────┼───────┼───────────────┤│Из них по ст. 213 УК РФ │ 3358 │ 3463 │ 3200 │ 115 ││В % │ 10,3 │ 9,8 │ 8,9 │ │└────────────────────────┴───────┴───────┴───────┴───────────────┘

Из вышеприведенных данных видно, что с 1998 года такой вид преступлений, как хулиганство несколько уменьшался в процентном отношении в структуре общей преступности. Соответственно уменьшилось и количество лиц, осужденных за хулиганство, по отношению к общему числу осужденных.
Аналогичная ситуация сложилась и при рассмотрении судами области административных материалов о мелком хулиганстве. Так, количество лиц, привлеченных к административной ответственности за мелкое хулиганство, в период с 1998 года по 2001 год сократилось с 34740 человек до 27112 человек.
Наибольшее количество дел по ст. 213 УК РФ было рассмотрено десятью судами области: Воскресенским, Волоколамским, Королевским, Коломенским, Люберецким, Ногинским, Подольским, Серпуховским, Шатурским и Щелковским.
Динамика рассмотренных судами области за период с 1998 года по 2000 год уголовных дел свидетельствует о том, что в 34 регионах области сложилась устойчивая тенденция на сокращение хулиганских преступлений. Однако в 19 регионах количество лиц, осужденных за вышеуказанный период, возросло. Особенно неблагополучно обстоит дело с хулиганскими проявлениями в Зарайском, Егорьевском, Королевском, Подольском, Рузском и Сергиево — Посадском районах, о чем свидетельствует значительное увеличение рассмотренных судами этих районов дел по ст. 213 УК РФ. Так, если в 1999 году Зарайским судом было осуждено за хулиганство 28 человек, то в 2000 году их число возросло до 93 человек, в Подольском суде число осужденных за хулиганство возросло за этот же период со 156 человек до 216, а в Королевском — со 138 до 159 человек.
Статистические данные по отдельным видам хулиганства представляют следующую картину:

┌────────────────────────┬────────────┬────────────┬────────────┐│ │ 1998 г. │ 1999 г. │ 2000 г. │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Рассмотрено уголовных │ 2896 │ 2923 │ 2672 ││дел по ст. 213 УК РФ на │ │ │ ││человек │ │ │ │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Осуждено лиц по ст. 213 │ 3358 │ 3463 │ 3200 ││УК РФ │ │ │ │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Из них: │ │ │ │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Часть 1 ст. 213 │ 1304 │ 1266 │ 1095 │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Что составило к общему │ 38,9 │ 36,6 │ 34,2 ││числу осужденных по этой│ │ │ ││статье в % │ │ │ │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Часть 2 ст. 213 │ 1402 │ 1476 │ 1356 │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Что составило к общему │ 41,4 │ 42,6 │ 42,4 ││числу осужденных по этой│ │ │ ││статье в % │ │ │ │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Часть 3 ст. 213 │ 652 │ 721 │ 749 │├────────────────────────┼────────────┼────────────┼────────────┤│Что составило к общему │ 19,7 │ 20,8 │ 23,4 ││числу осужденных по этой│ │ │ ││статье в % │ │ │ │└────────────────────────┴────────────┴────────────┴────────────┘

Как видно из вышеприведенной таблицы, значительно увеличилось количество лиц, совершивших преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 213 УК РФ, т.е. более тяжкий вид хулиганства.
Также увеличилось количество преступлений, предусмотренных ст. 213 УК РФ, совершенных в группе, в частности, почти каждый третий хулиган совершил преступление в соучастии с другими.
Неуклонно растет число лиц, совершивших преступления в нетрезвом состоянии. Так, в 1998 году таких осужденных было 86%, а в 2000 году их процент составил уже 94%. Однако результаты обобщения свидетельствуют об игнорировании судами уголовного закона, допускающего применение в отношении лиц, признаваемых виновными в совершении хулиганства, принудительного лечения от алкоголизма. Если таких решений судьи в 1998 году принимали в отношении 126 человек из 3358 осужденных, то в 1999 году только к 50 лицам из 3463 осужденных было применено принудительное противоалкогольное лечение. Совсем к незначительному числу осужденных (7 человек) в 2000 году была назначена ст. 97 УК РФ.
Практика назначения наказания судами Московской области выглядит следующим образом (в процентах):

┌──────────────────────────┬───────────┬───────────┬────────────┐│Осуждены │ 1998 г. │ 1999 г. │ 2000 г. │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│Всего │ 3358 │ 3463 │ 3200 │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│Из них: │ │ │ │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│ К лишению свободы │ 1042 чел.│ 998 чел.│ 856 чел.││ В % │ 31,0 │ 28,9 │ 26,8 │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│ К исправительным работам│ 668 │ 638 │ 533 ││ В % │ 19,8 │ 18,4 │ 16,6 │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│ К условной мере │ 1608 │ 1797 │ 1786 ││ наказания с применением │ │ │ ││ ст. 73 УК РФ │ │ │ ││ В % │ 47,9 │ 51,9 │ 55,8 │├──────────────────────────┼───────────┼───────────┼────────────┤│ К штрафу с применением │ 40 │ 30 │ 25 ││ ст. 64 УК РФ │ │ │ ││ В % │ 1,3 │ 0,8 │ 0,8 │└──────────────────────────┴───────────┴───────────┴────────────┘

Вышеперечисленные данные свидетельствуют о том, что с 1998 года стал снижаться удельный вес применяемости судами такого вида наказания, как лишение свободы с 31,0% до 26,8%.
Значительно меньше судами стала применяться и такая мера наказания, как исправительные работы. В то же время более широкое применение в судебной практике нашло условное осуждение, т.е. применение ст. 73 УК РФ увеличилось с 47,9% до 55,8% от общего числа осужденных.
При наличии в деле исключительных обстоятельств судьи в основном применяют условную меру наказания и значительно реже назначают более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.
Так, наказание в виде штрафа в 1998 году применялось к 1,3% осужденных, а в 1999 году и 2000 году применение его сократилось до 0,8%.

┌────────────────┬───────────────┬───────────────┬───────────────┐│От общего числа │По ч. 1 ст. 213│По ч. 2 ст. 213│По ч. 3 ст. 213││осужденных │УК РФ │УК РФ │УК РФ ││назначено ├─────┬────┬────┼─────┬────┬────┼─────┬────┬────┤│наказание │1998 │1999│2000│1998 │1999│2000│1998 │1999│2000││ │г. │г. │г. │г. │г. │г. │г. │г. │г. │├────────────────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┤│Лишение │ │ │ │ │ │ │ │ │ ││свободы │ 268 │246 │185 │ 458 │425 │379 │ 316 │327 │292 ││В % │ 25,7│24,6│21,6│ 43,9│42,6│44,2│ 30,4│32,8│34,2│├────────────────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┤│Исправительные │ │ │ │ │ │ │ │ │ ││работы │ 347 │342 │242 │ 244 │229 │218 │ 77 │ 67 │ 73 ││В % │ 51,9│53,6│45,5│ 36,6│35,9│40,9│ 11,5│10,5│13,6│├────────────────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┼─────┼────┼────┤│Условная мера │ │ │ │ │ │ │ │ │ ││наказания │ 663 │652 │649 │ 686 │818 │753 │ 259 │327 │384 ││В % │ 41,2│36,3│36,3│ 42,7│45,5│42,2│ 16,1│18,2│21,5│└────────────────┴─────┴────┴────┴─────┴────┴────┴─────┴────┴────┘

Если проанализировать вышеперечисленные данные, то можно сделать вывод, что за совершение уголовно наказуемого хулиганства в основном назначается наказание, не связанное с лишением свободы, и эта тенденция растет с каждым годом. Почти такое же положение сложилось и при назначении наказания по ч. 3 ст. 213 УК РФ. Однако хотелось бы при этом отметить, что по изученным в ходе обобщения делам можно сделать вывод, что народные суды по существу при назначении наказания не разграничивают степень общественной опасности группового злостного хулиганства и хулиганства, совершенного одиночкой.
Отмечается, что фактически такой вид преступления, как хулиганство совершают в основном мужчины. Количество женщин, осужденных по ст. 213 УК РФ, очень незначительное. Однако процент таких преступлений возрос с 0,06% до 0,09%. Практически на одном уровне держится количество несовершеннолетних, совершивших хулиганство, и процент их от общего числа осужденных колеблется от 12,2% до 12,3%. Незначительно больше, около 13%, преступления (хулиганство) совершают лица старше 35 лет. Однако отмечается рост таких лиц в общем количестве осужденных за хулиганство.
Все меньше и меньше среди осужденных за хулиганство лиц, которые работали или учились. Рецидив при совершении хулиганства незначительно вырос — с 12,6% до 14,3%. Значительное количество осужденных ранее были судимы за различные виды преступлений, но судимости у них к моменту совершения преступления были погашены.

II. Типичные ошибки, допускаемые судами области при рассмотрении уголовных дел о хулиганстве

Как показали результаты обобщения за период с 1998 года по 2001 год по отношению к общему числу обжалованных дел количество обжалованных в кассационном порядке дел по хулиганству незначительно сократилось. Однако качество их рассмотрения в судах первой инстанции ухудшилось, о чем свидетельствует тот факт, что в 1998 году судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда оставлено без изменения 72,8% от обжалованных в областной суд уголовных дел, в 1999 году — 67,2%, а в 2000 году — 62,1% уголовных дел. В 1998 году показали результаты рассмотрения дел по хулиганству хуже среднеобластных следующие суды: Зарайский, Истринский, Орехово — Зуевский, Воскресенский, Видновский, Реутовский, Жуковский, Чеховский, Ногинский, Звенигородский, Электростальский, Пушкинский, Подольский, Ступинский.
Из них самое плохое качество при рассмотрении уголовных дел было у судей Видновского суда — 42,8% дел осталось без изменений, Ступинского, Электростальского и Пушкинского, у которых по 40% дел оставлено судебной коллегией Московского областного суда без изменений.
В 1999 году хуже среднеобластных показателей качество рассмотрения уголовных дел у судей Коломенского, Щелковского, Зарайского, Мытищинского, Видновского, Шатурского, Ногинского, Электростальского, Пушкинского, Подольского, Клинского, Сергиево — Посадского и Озерского судов.
В 2000 году плохое качество работы показали суды: Талдомский, Серпуховский, Егорьевский, Клинский, Ступинский, Подольский, Пушкинский, Шатурский, Зарайский.
Если проанализировать приведенные выше статистические данные, то можно определить список тех судов, которым необходимо обратить самое серьезное внимание на качество рассмотрения дел по хулиганству, поскольку из года в год большое количестве дел данной категории отменялось судебной коллегией Мособлсуда с направлением их на новое судебное рассмотрение. К таким судам относятся Зарайский, Щелковский, Мытищинский, Видновский, Шатурский, Ногинский, Электростальский, Пушкинский, Подольский, Ступинский, Клинский.
Причинами отмены, изменений приговоров являются:
1. Неполнота предварительного следствия, которую невозможно восполнить в судебном заседании.
2. Назначение наказания, которое не соответствует требованиям закона.
3. Неправильная квалификация действий осужденных.
4. Существенные нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия и в процессе судебного рассмотрения.
Наиболее часто приговоры судов отменялись из-за того, что не все суды уделяют должное внимание всестороннему исследованию обстоятельств, указанных в статье 68 УПК РСФСР, относящихся к направленности умысла виновного, к мотивам и цели совершения преступления, в результате чего допускаются существенные ошибки.
Примером вышеизложенного является дело в отношении Жукова Н.В.
Жуков Н.В. осужден Шатурским городским судом за хулиганство, сопровождавшееся применением насилия к гражданам, связанное с сопротивлением лицам, пресекавшим нарушение общественного порядка, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также угрозу убийством.
Приговор суда был судебной коллегией отменен на новое судебное рассмотрение из-за неисследованности обстоятельств дела и нарушения требований ст. 314 УПК РСФСР. Судебная коллегия указала в своем определении, что ст. 68 УПК РСФСР требует, чтобы в судебном заседании были установлены мотивы совершенного преступления, которые в соответствии со ст. 314 УПК РСФСР должны быть подробно изложены в приговоре.
По данному делу суд недостаточно полно исследовал мотив совершенного преступления и обстоятельства его совершения. Так, в описательной части приговора суд не установил, что Жуков нанес потерпевшей три удара кулаком в лицо. Однако при квалификации действий Жукова суд сослался на это, как на обстоятельство, свидетельствующее о его хулиганском мотиве совершения преступления. Признавая осужденного виновным в совершении хулиганства в отношении лиц, пресекавших его хулиганские действия, в описательной части не описал эти действия. Кроме этого, судом была нарушена ст. 254 УПК РСФСР, предусматривающая, что разбирательство по делу в суде может быть только по тому обвинению, которое было предъявлено. Суд в приговоре указал, что Жуков неоднократно избивал потерпевшую Патрину, а также то, что он нанес удар тяпкой по лицу ее дочери, хотя эти действия не были предъявлены осужденному обвинением.
Из-за нарушения требований ст. 20 УПК РСФСР судебной коллегией Московского областного суда был отменен приговор Воскресенского городского суда в отношении Гущина С.М. и Дашкова Д.В.
Приговором суда Дашков Д.В. признан виновным в совершении хулиганства, сопровождавшегося применением насилия к гражданам группой лиц, а Гущин С.М. — в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, из хулиганских побуждений, с особой жестокостью, группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а также в совершении хулиганства, сопровождавшегося применением насилия к Злобину И.
Суд, сделав вывод о виновности осужденного, не исследовал показания потерпевшего на следствии, не выяснил причину изменения его показаний в суде, не проанализировал соответствие показаний потерпевшего в судебном заседании показаниям допрошенных в суде свидетелей. В связи с этим не были устранены судом противоречия между ними, что не дает возможности сделать вывод о правильности показаний осужденных и выводах суда об обстоятельствах совершенного преступления.
По аналогичным основаниям был отменен и приговор Ногинского городского суда в отношении Дамукина А.В. и Лыковой С.В., осужденных по ст. 213, ч. 2, п. "а" УК РФ.
В соответствии со ст. 69 УПК РСФСР заключение экспертизы так же, как и любое другое доказательство, подлежит оценке судом с учетом данных о характере преступления и личности лица, его совершившего.
Поскольку эти требования закона судом не были выполнены, приговор в отношении Пономарева, осужденного Ногинским городским судом, был отменен. Сославшись в приговоре на акт судебно — психиатрической экспертизы, суд заключению эксперта оценки не дал.
Между тем из акта экспертизы видно, что врач — докладчик (психиатр) его не подписал, и нет данных о том, что он предупреждался об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ, за дачу заведомо ложного заключения.
Причины, по которым экспертом не подписан акт экспертизы, ни органами следствия, ни судом не выяснялись.
При таких обстоятельствах вызывает сомнение возможность использования заключения эксперта амбулаторной судебно — психиатрической экспертизы как доказательства по делу и доводы кассационных жалоб о наличии сомнений в психической полноценности Пономарева являются обоснованными.
Ст. 309 УПК РСФСР и п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 1996 года указывают на то, что приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Ногинский городской суд, осудив Еремина М.В. по ст. 213, ч. 2, п. "а" УК РФ, не проверил его алиби о невиновности. Суд не вызвал и не допросил свидетелей — очевидцев преступления, не проанализировал заключение судебно — медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений потерпевшего. В связи с вышеизложенным приговор также был отменен.
В соответствии со статьями 341, 345 УПК РСФСР нарушение права на защиту влечет безусловную отмену судебных решений, поскольку признается судебной практикой существенным нарушением уголовно — процессуального закона.
Судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда был отменен приговор Подольского городского суда в отношении Быкова А.С. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.
Быков А.С. был признан судом виновным в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта наркотических средств в особо крупном размере, а также в грубом нарушении общественного порядка, выражавшем явное неуважение к обществу, сопровождавшемся угрозой применения насилия к гражданам и повреждением чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Отменяя приговор, судебная коллегия Московского областного суда указала следующее. В соответствии со ст. 48 УПК РСФСР обвиняемый вправе в качестве защитника пригласить любого адвоката.
Как видно из материалов дела, адвокат Алабин П.А. был приглашен матерью Быкова А.С. с согласия последнего в качестве защитника. Алабин принимал участие как адвокат осужденного при производстве предварительного следствия в выполнение требований ст. 201 УПК РСФСР и при рассмотрении дела в судебных заседаниях 31 мая 2000 года, 29 июня 2000 года и 24 августа 2000 года. При рассмотрении дела 15 сентября 2000 года по ходатайству адвоката, поддерживаемому подсудимым, суд назначил по делу судебно — баллистическую экспертизу, отложив рассмотрение дела без указания даты следующего судебного заседания.
При назначении дела к судебному рассмотрению извещение адвокату Алабину П.А. было направлено не в ту юридическую консультацию, где он работал, в связи с чем на заседание суда он не явился. Суд без выяснения причин неявки адвоката назначил для осуществления защиты Быкова в порядке ст. 49 УПК РСФСР другого адвоката. Судебная коллегия, рассматривавшая дело в кассационном порядке, расценила, что согласие подсудимого на участие в деле другого защитника является вынужденным, о чем он указал в своей кассационной жалобе. Поэтому при рассмотрении уголовного дела судом было нарушено право Быкова на защиту, что в соответствии со ст. 245 УПК РСФСР является существенным нарушением уголовно — процессуального закона и безусловным основанием к отмене приговора.
Из-за существенного нарушения норм УПК был отменен и приговор Домодедовского городского суда, осудившего по ч. 3 ст. 213 УК РФ Горбачевского А.Р. Так, суд в нарушение требований ст. 286 УПК РСФСР, рассматривая 14 июля 1999 года дело в ином составе судей, огласил показания неявившихся свидетелей, данные ими в судебном заседании от 6 июля 1999 года. При этом из материалов дела следует, что судом не предпринимались какие-либо меры к их вызову в судебное заседание, а причины неявки не исследовались и не выяснялись.
Таким образом, выводы суда, основанные на ненадлежащим образом исследованных показаниях свидетелей, не могут быть признаны законными и обоснованными, а допущенное нарушение уголовно — процессуального закона является существенным и влечет безусловную отмену приговора.
При этом необходимо учитывать, что если же свидетель не явился в суд по причине, исключающей возможность его явки, например, болезнь, длительная командировка и т.д., и суд признал возможным провести разбирательство в его отсутствие, то в этом случае допустимо оглашение его показаний. Если же явка свидетеля не была обеспечена, например, он не был своевременно уведомлен о времени разбирательства, то оглашение показаний свидетеля не допускается.
Признавая приговор Воскресенского районного суда в отношении Морозова незаконным, судебная коллегия указала, что Морозов подлежит освобождению от наказания, назначенного по ст. 213, ч. 1 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.
События преступления имели место 09.09.1997 и 20.11.1997, т.е. с момента его совершения истекло более одного года.
Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 2 года после совершения преступления небольшой тяжести.
В соответствии со ст. 94 УК РФ сроки давности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности или от отбывания наказания сокращаются наполовину. Указанная статья в данном случае подлежит применению. Морозов, 3 октября 1980 года рождения, преступления совершил 09.09.1997, 06.11.1997, 20.11.1997 и 11.02.1998, т.е. будучи несовершеннолетним.
Следовательно, срок давности должен составлять один год, который к моменту рассмотрения дела в суде уже истек.
До сих пор встречаются случаи, когда определенные трудности вызывает применение ст. 58 УК РФ, поскольку еще очень значительное количество судебных решений отменяется и изменяется в связи с нарушением требований этой статьи. При рассмотрении дел судами не учитывается, что в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступления признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. При этом следует иметь в виду, что судимость за преступление, совершенное лицом в возрасте до восемнадцати лет, а также снятые и погашенные судимости не учитываются при признании рецидива преступлением.
Именно такая ошибка была допущена Воскресенским судом в отношении осужденного Сорокина, когда суд при вынесении приговора не учел, что он ранее уже был судим за хулиганство, но к моменту вынесения приговора судимость за преступление была погашена. А приговором Каширского городского суда осужден к лишению свободы Раев В.А. по ст. 213, ч. 3 УК РФ и ст. 112, ч. 2, подп. "д" УК РФ с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Суд нарушил требования ч. 4 ст. 18 УК РФ, т.к. Раев совершил предыдущее преступление в несовершеннолетнем возрасте, а поэтому должен отбывать наказание в исправительной колонии общего режима как лицо, ранее не судимое.
Допускались судами и другие ошибки при назначении вида режима.
Мамедовой Н.Ю. Щелковский городской суд определил отбывать назначенное по ст. 213, ч. 2, подп. "а", "б" УК РФ наказание в воспитательной колонии общего режима, ошибочно руководствуясь при этом требованиями ст. 88, ч. 6 УК РФ. Как видно из материалов уголовного дела, Мамедова на момент совершения преступления была несовершеннолетней, при вынесении приговора и назначении судом ей вида режима Мамедова достигла совершеннолетия, а поэтому суд должен был руководствоваться ст. 58, ч. 1, подп. "б" УК РФ и направить ее отбывать наказание в исправительную колонию общего режима.
По аналогичным основаниям судебная коллегия по уголовным делам изменила и приговор в отношении Морозова В.В., осужденного Воскресенским районным судом по статьям 111, ч. 4, 213, ч. 2 и 3 УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Из материалов дела видно, что Морозов все преступления совершил, будучи несовершеннолетним. Достижением лицом совершеннолетия к моменту постановления приговора не является основанием к неприменению в отношении него ч. 6 ст. 88 УК РФ, а поэтому приговор судебной коллегией в части вида режима был изменен, и Морозову было определено отбывать наказание в колонии общего режима.
По-прежнему суды допускают такие ошибки, когда в приговоре используются формулировки о виновности в совершении преступлений также лиц, разбирательство в отношении которых судом не проводилось.
Так, Павлово — Посадский суд, признавая Илоина А.Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 213, ч. 3 УК РФ, указал, что преступление он совершил совместно с Плугарь, тогда как Плугарь находился в розыске.
К сожалению, до сих пор встречаются случаи небрежного отношения к написанию такого важного документа, как приговор. Например, Лобненским городским судом был осужден Булаткин А.В. по ст. 213, ч. 3 УК РФ. Суд, описывая квалификацию совершенного преступления, указал, что все квалифицирующие признаки, вменяемые подсудимому, нашли свое подтверждение в судебном заседании и полностью подтверждаются приведенными выше доказательствами, т.к. Булаткин совершил хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающееся в явном неуважении к обществу, сопровождающееся угрозой применения насилия к гражданам, а также повреждением чужого имущества, совершенное с применением оружия.
Хулиганство, по мнению суда, выражается в том, что он в общественном месте, общежитии, произвел выстрел из газового пистолета в потолок, разбил стекло вахтера, наставил пистолет на потерпевшую Антонову, угрожал ей, создавая реальную угрозу ее жизни и здоровью.
Далее, обосновывая решение о назначении наказания, суд в приговоре указал, что Булаткин хулиганство совершил с применением газового оружия, менее общественно опасного, по обстоятельствам дела потерпевшая опасности не подвергалась, не воспринимая реально угрозу своей жизни, вредных последствий не наступило.
Значительное увеличение с 47,9% до 55,8% назначенного судами условного наказания привело как к снижению кассационных жалоб, так и к уменьшению имеющихся в них просьб о снижении назначенного судом наказания. Существенно в связи с этим снизилось от общего числа измененных приговоров количество приговоров с измененной мерой наказания.
Судебная коллегия Московского областного суда изменила приговор Коломенского областного суда, которым был осужден Чернявский А.В. по ч. 1 ст. 213 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, поскольку суд при назначении наказания Чернявскому не учел указанные в ст. 60, 61 УК РФ обстоятельства, что преступление он совершил небольшой тяжести, ранее не был судим, раскаялся в содеянном, принес извинения потерпевшим, которые также просили изменить меру наказания осужденному до не связанной с лишением свободы. Судебная коллегия приговор изменила, назначив Чернявскому меру наказания с применением ст. 73 УК РФ условно с годичным испытательным сроком.
Необходимо обратить внимание на то, что закон обязывает при рассмотрении уголовных дел уделять серьезное внимание гражданскому иску как средству охраны имущественных интересов граждан.
По изученным в ходе обобщения делам видно, что суды это требование закона редко исполняют, чаще всего причиной этого является то, что ни следствие, ни суд не разъясняют потерпевшим и их представителям их права на возмещение причиненного преступлением ущерба и условия, при которых эти права будут удовлетворены в суде.
Однако, если судьи и рассматривают гражданские иски в уголовном процессе, то нередки случаи, когда приговор суда отменяется в части гражданского иска из-за неправильного его рассмотрения.
Примером этого является решение судебной коллегии об отмене приговора Ногинского городского суда в отношении Харькова А.В. и Лунева Н.С. в части гражданского иска.
Харьков и Лунев признаны виновными в совершении хулиганства, сопровождавшегося уничтожением и повреждением чужого имущества, по предварительному сговору группой лиц.
В соответствии со статьями 310, 314 УПК РСФСР суд при разрешении вопроса о гражданском иске в описательной части приговора должен привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать размеры удовлетворенного требования истца, а также закон, на основании которого разрешен гражданский иск, однако суд этого не выполнил.
Помимо этого из протокола судебного заседания видно, что нарушены права гражданских ответчиков, поскольку Харьковой Н.Б. и Луневой Л.И. не были разъяснены права, предусмотренные ст. 55 УПК РСФСР, не предоставлена возможность реализовать права, предусмотренные данной статьей.
При разрешении гражданского иска судом также не учтено, что в соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несет ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей его части родителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине.
Взыскав с Харьковой Н.Б. и Луневой Л.И. солидарно в счет возмещения ущерба денежную сумму, суд также не принял во внимание разъяснения постановления пленума Верховного Суда СССР от 23.03.1979 N 1 с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 26.04.1984 N 7 "О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением" (п. 12), согласно которому солидарно ответственность в возмещении ущерба несут все лица, причинившие ущерб совместными преступными действиями, граждане или организации, несущие по закону материальную ответственность за действия осужденного, возмещают ущерб, причиненный преступлением, в долях, а не солидарно.
При таких обстоятельствах приговор в части гражданского иска подлежит отмене.
Долгих А.В. Домодедовским городским судом признан виновным в том, что беспричинно, из хулиганских побуждений на улице г. Домодедово Московской области напал на ранее ему незнакомую Солодову М.А., схватил ее одной рукой за голову, а другой нанес ей удар ножом по щеке. В процессе борьбы схватил потерпевшую за волосы и приставил ей нож к горлу. В результате действия Долгих Солодовой были причинены телесные повреждения в виде линейных ран на коже левой щеки и ладонной поверхности первого пальца левой кисти. В судебном заседании законным представителем несовершеннолетней потерпевшей Солодовой был заявлен гражданский иск о взыскании с Долгих морального вреда в сумме 15 тысяч рублей, требования его были поддержаны на протяжении всего судебного процесса, а также участвующим в деле прокурором.
Суд в приговоре указал, что суд находит гражданский иск подлежащим удовлетворению частично, в сумме 5 тысяч рублей.

III. Результаты обсуждения судьями уголовной коллегии Московского областного суда поступивших от судей области вопросов, возникающих при рассмотрении дел по хулиганству

В связи с проведением обобщения судебной практики по рассмотрению судами области дел по хулиганству от восьми судов Московской области поступило пятнадцать вопросов по практике применения ст. 213 УК РФ, требующих разъяснения в целях единообразного применения закона на территории Московской области.
В данной справке исходя из анализа действующего закона, руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, конкретных примеров рассмотрения уголовных дел вышестоящими судебными инстанциями и судами Московской области предпринята попытка сформулировать ответы на конкретные вопросы, поступившие от судей.

Ответы на вопросы, возникающие при применении статьи 213 УК РФ

1. Вопрос: Если в процессе хулиганских действий потерпевшему будет причинен тяжкий вред здоровью, то как необходимо квалифицировать действия виновного?
В Московской области сложилась твердая судебная практика, что насилие, применяемое при хулиганстве, сопровождающееся причинением средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 213 УК РФ и статьями 111 и 112 УК РФ (как идеальная совокупность преступлений).
Например, если в процессе хулиганских действий хулиган причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью или средней тяжести.
2. Вопрос: Нужна ли дополнительная квалификация действий виновного по ст. 213 УК РФ, если им был умышленно причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего (ст. 111 УК РФ) или средней тяжести вред здоровью потерпевшего (ст. 112 УК РФ) из хулиганских побуждений?
Статьи 111 и 112 УК РФ предусматривают ответственность за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений. Поэтому, если хулиганские действия выразились только в причинении вреда здоровью, то они квалифицируются по статьям 111 и 112 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуется. По совокупности со ст. 213 УК РФ такие действия должны квалифицироваться, если имеется реальная совокупность посягательства на здоровье из хулиганских побуждений с иными хулиганскими действиями (повреждение, уничтожение имущества).
Например, после того, как хулиган повредил чужое имущество, он избил потерпевшего, причинив тому вред здоровью средней тяжести или тяжкий.
3. Вопрос: Как определяются понятия "общественный порядок" и "явное неуважение к обществу"?
В диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ дается определение понятия уголовно наказуемого хулиганства как "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества".
Но надо иметь в виду, что специальным и обязательным объектом хулиганских действий в первую очередь является общественный порядок и проявляются эти действия в форме наглости, цинизма, бесстыдства и оскорбительности совершаемых деяний как в отношении конкретных граждан, так и в отношении моральных устоев и нравственных правил общества в целом.
Общественный порядок — это сложившийся в обществе требованиями морали комплекс отношений между людьми, обеспечивающий общественное спокойствие, неприкосновенность личности и целостность собственности, нормальное функционирование государственных и общественных институтов.
Явное неуважение к обществу означает умышленное нарушение установленных в нем правил, которое носит демонстративный характер.
4. Вопрос: Как квалифицировать действия виновного, повлекшие нарушение или остановку производственного процесса?
Хулиганство совершается с прямым умыслом, поэтому, если действия совершаются в общественных местах и сознанием виновного охватывается, что он грубо нарушает порядок в общественном месте, что ведет к нарушению нормальной работы предприятия, но в ходе хулиганских действий не применялось насилие или же угроза применения этого насилия, то действия его следует квалифицировать как административно наказуемое мелкое хулиганство. Как уголовно наказуемое хулиганство указанные действия квалифицировались по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР до введения в действие УК РФ с 01.01.1997, сейчас такие деяния декриминализированы.
5. Вопрос: При квалификации хулиганских действий виновного по ч. 2 п. "б" ст. 213 УК РФ имеется ли в виду любой представитель власти либо тот, чьи полномочия касаются обязанностей по охране общественного порядка?
Пунктом "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ установлена уголовная ответственность за хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка. Необходимо иметь в виду следующее: субъект должен обязательно сознавать, что оказывает сопротивление именно представителю власти или другому лицу, которое охраняет общественный порядок.
Представителем власти является любое должностное лицо, обладающее специальными полномочиями по охране общественного порядка, а к "иным лицам" относится любой человек, который хотя и не обладает полномочиями представителя власти, но в данный момент исполняет обязанности по охране общественного порядка. Однако уголовная ответственность по этому признаку может наступить и в тех случаях, когда указанные лица в момент пресечения хулиганских действий не исполняли обязанности по охране общественного порядка.
6. Вопрос: Можно ли квалифицировать действия виновного в связи с сопротивлением пресекающему мелкое хулиганство по ч. 2 ст. 213 УК РФ?
Мелкое хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, не может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 213 УК РФ. Такие действия в зависимости от конкретных обстоятельств надлежит квалифицировать по соответствующим статьям УК (статьи 318, 115 и т.п.).
7. Вопрос: Если при совершении хулиганства подсудимый, угрожая убийством, не причинил телесного вреда здоровью потерпевшего, требуется ли дополнительная квалификация его действий по ст. 119 УК РФ?
Думается, что дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требуется, т.к. в ст. 213 УК имеется такое понятие как "угроза применения насилия", когда во время хулиганских действий лицо угрожает человеку на словах, но при этом никаких фактических действий, направленных на осуществление этой угрозы, не предпринимает.
8. Вопрос: Можно ли квалифицировать действия виновного по п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ, если он только толкнул или замахнулся на лицо, пресекающее его хулиганские действия?
По ч. 2 ст. 213 квалифицируются хулиганские действия, сопряженные с сопротивлением представителям власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка. Сопротивление состоит в активном сопротивлении, если же оно сопряжено с насилием (толкнул), то оно охватывается ч. 2 ст. 213 УК РФ, если только замахнулся, такая квалификация его действий неверна.
9. Вопрос: Можно ли квалифицировать действия подсудимого, который только продемонстрировал оружие или предметы, используемые в качестве оружия, по ч. 3 ст. 213 УК РФ?
Не может квалифицироваться по ч. 3 ст. 213 УК РФ демонстрация оружия, а также словесные угрозы применить оружие без попытки реального его применения, а равно использование при хулиганстве негодного или незаряженного огнестрельного оружия, т.к. под применением оружия следует понимать использование оружия непосредственно для нанесения телесных повреждений, а также заведомое создание реальной угрозы для жизни и здоровья граждан.
10. Вопрос: Возможна ли совокупность статей 167 и 213 УК РФ, если причиненный ущерб значительный?
Несмотря на то, что в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ указано, что хулиганство — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся уничтожением или повреждением чужого имущества, по ст. 213 следует квалифицировать хулиганские действия, сопровождавшиеся уничтожением или повреждением чужого имущества без отягчающих обстоятельств. Если же совершенное деяние содержит признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 167 УК РФ, то оно образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. 213 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.
11. Вопрос: Что понимать под "угрозой применения насилия" применительно к диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ — одно только высказывание о намерении применить насилие к потерпевшему либо реальную попытку применения насилия, если при этом результат не был достигнут по не зависящим от виновного лица причинам?
Применительно к ст. 213 УК РФ квалифицирующий признак "угроза применения насилия" следует рассматривать как покушение на применение насилия, т.е. когда действия лица непосредственно направлены на совершение преступления, не были доведены до конца по не зависящим от виновного лица причинам.
12. Вопрос: Можно ли квалифицировать действия виновного по ч. 3 ст. 213 УК РФ, если виновный угрожал незаряженным оружием или предметом, имитирующим оружие?
Под применением оружия и других предметов следует понимать фактическое их использование как средства насилия над потерпевшим, создающее реальную угрозу его жизни и здоровью. Нет оснований говорить о применении оружия, когда виновный угрожает негодным или незаряженным оружием, демонстрирует оружие без намерения применять, а равно когда угрожает предметами, имитирующими оружие, если они не используются как средство насилия, опасного для жизни и здоровья.
13. Вопрос: Как разграничить совершение уголовно наказуемого хулиганства от наказываемого в административном порядке мелкого хулиганства?
С учетом диспозиции ст. 213 УК РФ при отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого следует принимать во внимание степень нарушения общественного порядка, но и выяснить наличие в действиях виновного проявления явного неуважения к обществу, насилия или угрозы его применения, факты уничтожения или повреждения чужого имущества. При этом необходимо иметь в виду, что умысел виновного может быть направлен на нарушение общественного порядка, подразумевающего спокойствие и безопасность общества в целом, а явное неуважение к обществу, относящееся не только к большой группе граждан, но и каждому члену общества в отдельности.
14. Вопрос: Можно ли квалифицировать действия подсудимого, кинувшего в потерпевшего камнем, банкой, независимо от получения телесных повреждений по ч. 3 ст. 213 УК РФ?
Предметами, используемыми при хулиганстве в качестве оружия, могут быть любые предметы, в том числе и хозяйственно — бытового назначения, применение которых может причинить телесные повреждения, поэтому если виновный причиняет потерпевшему телесное повреждение, когда кидает в него камнем, банкой, то действия его должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 213 УК РФ.
15. Вопрос: Как разграничить ст. 213 и статьи 115, 116 УК РФ?
Большую сложность в судебной практике при рассмотрении дел о хулиганстве представляют вопросы его отграничения от преступлений против личности: субъективные и объективные стороны их нередко почти не отличаются. Хулиганские мотивы часто размыты. Вместе с тем есть ряд достаточно надежных критериев, используя которые можно более точно определить различия между "личными" и "хулиганскими" мотивами.
Первое, наиболее ярко выраженное отличие заключается в том, что при преступлениях против личности лицо, как правило, заранее готовится к преступлению, продумывает свои действия и намечает механизм их реализации. Его действия последовательны и логичны.
При преступлениях же против общественного порядка действия хулигана, как правило, непоследовательны, нелогичны и хаотичны. Такое поведение часто не связано с личными неприязненными отношениями или с неправомерным поведением потерпевшего и возникает спонтанно. При этом хулиган сам активно провоцирует потерпевшего на конфликт.
При преступлениях против личности действия субъекта, как правило, характеризуются расчетливостью, обдуманностью, коротки по времени; он всегда стремится достичь конкретного результата, сам контролирует свои действия и прекращает их по достижении желаемого результата. Кроме того, лицо всегда действует "в режиме" прямого умысла, направленного на причинение вреда здоровью, и возможного косвенного умысла по отношению к последствиям.
При хулиганстве объективная сторона характеризуется расплывчатыми хаотичными действиями, слагаемыми из отдельных, изолированных друг от друга эпизодов, не связанных между собой. Насилие может быть направлено на один или несколько объектов. В числе потерпевших могут оказаться и случайные лица, не причастные к зарождению хулиганских действий. Кроме того, эти действия нередко сопровождаются умышленным и зачастую бессмысленным уничтожением или повреждением чужого имущества.
Оценивая действия лица, совершающего хулиганские действия, следует иметь в виду, что в систему объектов, которым наносится вред, в первую очередь входит общественный порядок, который страдает нередко в большей мере, чем сам потерпевший. Одним из обязательных элементов хулиганских действий является отсутствие у лица целенаправленного желания достичь конкретного результата.

Судья Московского областного суда Т.Н. Патова

Добавить комментарий

Adblock
detector