Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда за первое полугодие 2009 г.

Обзор Московского областного суда

За первое полугодие 2009 г. судебной коллегией по уголовным делам было рассмотрено в кассационном порядке 3758 дел в отношении 4345 лиц, что на 369 больше, чем за аналогичный период 2008 г., когда было рассмотрено 3389 дел в отношении 2155 лиц.
Эти цифры характеризуют рассмотрение уголовных дел, судебных материалов об избрании меры пресечения, а также иных материалов, связанных с обжалованием решений и действий лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.
Из рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел без изменения оставлены приговоры в отношении 88% лиц, в первом полугодии 2008 г. - 83,7%.
Выше показатели имеют 35 судов области; в 1998 г. таких судов было 30.
Наиболее высок показатель в следующих судах: Зарайском, Лотошинском, Озерском, Пущинском, Шаховском - 100%, Лобненском - 97,3%, Железнодорожном - 96,9%, Климовском - 95,2%, Химкинском - 94,8%, Дмитровском - 94,4%, Красногорском - 94,4%, Коломенском - 93,6%, Клинском - 93,5%, Егорьевском - 93,3%, Волоколамском - 92,6%.
В то же время в Серебряно-Прудском районном суде без изменения оставлено лишь 50% приговоров, а отмена составила 27,8%; в Звенигородском городском суде без изменения оставлено 55,6% приговоров, Реутовском - 61,3%, Видновском - 67,9%, Наро-Фоминском - 72,3%, Лыткаринском - 78,1%, Луховицком - 78,3%.

Диаграмма "Основания отмены и изменения приговоров, постановленных судами области в первом полугодии"

Рисунок не приводится.

Обобщение кассационной практики показало, что подавляющее большинство уголовных дел были рассмотрены судами в соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства.
Однако изучение допущенных судами ошибок позволяет сделать вывод о том, что по-прежнему значительное количество ошибок допускается при квалификации действий осужденных, при назначении наказания, а также при применении процессуального закона; выводы судов, изложенные в приговорах, порой не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовных дел.

Ошибки, связанные с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела

Приговор суда отменен, так как доказательства, приведенные стороной обвинения в обоснование виновности осужденного, исследованы неполно, а некоторые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, остались непроверенными и не получили надлежащей оценки.
Приговором Электростальского городского суда Р. и А. оправданы по предъявленному им обвинению по ч. 2 пп. "а"-"д" ст. 127.2 УК РФ, а Г. - также и по ч. 1 ст. 285 УК РФ.
Органом предварительного расследования Р. и А. обвинялись в использовании рабского труда - то есть труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, если при этом лицо по не зависящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ, с изъятием документов, удостоверяющих личность потерпевшего; Г. обвинялся в пособничестве этому преступлению, а также в злоупотреблении должностными полномочиями.
Отменяя оправдательный приговор, судебная коллегия указала, что суд не проверил в полном объеме и не дал надлежащей оценки представленным стороной обвинения доказательствам виновности подсудимых, в том числе показаниям свидетеля Т., потерпевших Х., Я., А., Ю., Н. и других, из которых следует, что рабочие, находящиеся в тепличном хозяйстве, проживали в неприспособленных фанерных помещениях, в антисанитарных условиях, работали с 8.00 до 20.00-22.00, а порой и ночью, не получая платы за выполнение работы. Р. заявлял, что они должны "отработать" деньги за переезд в Россию и регистрацию, их паспорта были изъяты, им запрещалось покидать работу. Свидетель Т., кроме того, пояснил, что Р. угрожал ему в случае отказа работать на его условиях уничтожением миграционных карт и депортацией, когда же он, Т., отказался работать на Р., последний вызвал работников милиции, которые поддержали требования Р. Последнее обстоятельство не отрицал и подсудимый Г.
Органом предварительного расследования М. обвинялся по ч. 1 ст. 105 УК РФ в совершении убийства О.
Домодедовский городской суд переквалифицировал действия М. на ч. 4 ст. 111 УК РФ, признав установленным, что осужденный, находясь в бытовке, после ссоры с потерпевшим умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью О., дважды ударил последнего стамеской в различные части тела, нанеся потерпевшему проникающее колотое ранение в области нижней трети спины слева с повреждением грудного отдела аорты и колотое ранение ягодицы.
Обосновывая выводы о юридической оценке содеянного, суд в приговоре указал, что доказательства наличия у М. умысла на лишение потерпевшего жизни отсутствуют, поскольку не имеется сведений о наличии между осужденным и потерпевшим неприязненных отношений, нет данных о том, что М. угрожал О. убийством, удары потерпевшему нанесены в ягодицу и спину, то есть в места, которые "не являются жизненно важными органами"; по мнению суда, об умысле на убийство не свидетельствует и примененный для нанесения повреждений предмет.
Судебная коллегия приговор отменила, указав что суд оставил без внимания обстоятельства, установленные показаниями свидетелей, из которых следует, что М., вооружившись стамеской, погнался за О., уже покинувшим место конфликта, на улице догнал его и нанес стамеской удары в область спины; когда потерпевший встал, вновь ударил его в область поясницы, а затем вновь погнался за убегавшим потерпевшим и прекратил преследование лишь с появлением свидетеля М. По заключению эксперта, в результате колотого повреждения аорты у потерпевшего началось обильное кровотечение в грудную полость, которое невозможно было остановить даже при своевременном оказании медицинской помощи; именно от острой кровопотери наступила смерть О. Между тем при описании преступного деяния, признанного судом установленным, суд вообще не указал на факт наступления смерти потерпевшего и не сделал выводов о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями осужденного и смертью О.
Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если изложенные в нем выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.
Приговором Воскресенского городского суда Ж. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ.
Из материалов дела усматривается, что вывод о виновности Ж. органом предварительного расследования основывался прежде всего на том факте, что опасность для движения, которую водитель Ж. был в состоянии обнаружить, что требовало от него принятия мер по экстренному торможению, возникла в момент, когда потерпевший Ф. находился в глубине парковой зоны в 16,7 м от места ДТП. Именно указанная величина была заложена в качестве исходного данного при проведении автотехнической экспертизы, пришедшей к выводу о наличии у Ж. технической возможности предотвратить наезд на пешехода.
Сторона защиты вывод следствия о моменте возникновения опасности, то есть о расстоянии между пешеходом и местом столкновения, оспаривала, однако суд однозначного вывода о данном определяющем правильное разрешение дела обстоятельстве не сделал. Сославшись в подтверждение вывода о виновности Ж. на вышеназванное заключение эксперта, суд в то же время при оценке версии стороны защиты указал, что минимальное расстояние, с которого Ж. должен был увидеть потерпевшего, составляет 5,4 м, а далее самостоятельно, без назначения дополнительной экспертизы и привлечения специалиста, сделал в приговоре, используя специальные формулы, соответствующие расчеты для установления расстояния между автомашиной и местом ДТП в момент возникновения опасности для движения, которые также противоречили заключению эксперта; при этом в расчетах суд допустил явные арифметические ошибки.
Постановленный таким образом приговор судебной коллегией отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Ошибки в квалификации преступлений

Понятие законности и обоснованности приговора включает в себя правильность применения норм уголовного закона, касающихся квалификации действий осужденных, мотивированность выводов суда.
С этой точки зрения не все приговоры соответствовали этим требованиям.
В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
Приговором Наро-Фоминского городского суда Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ.
Как следует из приговора, Г. покушался на открытое хищение из торгового зала магазина бутылки водки стоимостью 233 руб. 46 коп. Между тем из показаний осужденного усматривалось, что он намеревался похитить бутылку тайно, рассчитывая остаться незамеченным. Каких-либо доказательств, опровергающих эти показания осужденного и свидетельствующих, что Г. осознавал, что посторонние лица понимали противоправный характер его действий, в судебном заседании установлено не было и в приговоре не приведено; выводы о юридической оценке содеянного Г. в приговоре никак не мотивированы. В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу, что осужденным совершено покушение на тайное хищение чужого имущества. Учитывая же, что если, в соответствии с примечанием к ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей, то такое хищение признается мелким, приговор в отношении Г. был отменен, а уголовное дело - прекращено за отсутствием состава преступления.
Согласно ст. 17 УК РФ при совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье УК РФ.
Органом предварительного расследования Б. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ.
Воскресенский городской суд исключил из обвинения ч. 1 ст. 119 УК РФ как излишне вмененную, посчитав, что все содеянное осужденным охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.
Судебная коллегия приговор отменила, указав, что такой вывод противоречит фактическим обстоятельствам дела.
Как следует из показаний потерпевшего Г., осужденный Б. избил его, после чего, угрожая убийством, схватил за шею и стал топить в озере, опуская голову в водоем; при таких обстоятельствах потерпевший воспринимал подкрепленные соответствующими действиями угрозы Б. как реальные. Эти показания потерпевшего подтвердил очевидец происшедшего - свидетель К. Этим показаниям в приговоре надлежащая оценка не дана, между тем из них следует, что Б. не только нанес потерпевшему побои, но и высказывал угрозу убийством, реализации которой потерпевший реально опасался. Выводы же суда о том, что высказанная при нанесении побоев угроза убийством не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ, судебная коллегия признала ошибочными, поскольку они противоречат уголовному закону.
Совершение лицом действий, непосредственно направленных на тайное хищение имущества, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам, признается покушением на преступление, а не приготовлением к преступлению.
Органом предварительного расследования Ш. обвинялся по ч. 3 ст. 30, ч. 2 п. "б" ст. 158 УК РФ в совершении покушения на кражу с незаконным проникновением в помещение. Как следует из обвинительного заключения, Ш. с целью кражи DVD-дисков запасся сумкой и монтировкой, с помощью последней взломал коробку входной двери и пробил сквозное отверстие в стекле торгового павильона, однако довести свой умысел до конца не смог, поскольку был замечен охранником и скрылся, опасаясь задержания. Коломенский городской суд, оправдывая Ш., признал установленным, что Ш. совершил приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 2 п. "в" ст. 158 УК РФ как относящееся к категории преступлений средней тяжести, в силу чего действия Ш. не образуют состава преступления.
Судебная коллегия приговор отменила, указав, что суд не дал надлежащей оценки представленным стороной обвинения доказательствам, свидетельствующим о совершении Ш. не только приготовления к краже, но и покушения на это преступление. Как следует из показаний самого Ш., он ночью намеревался проникнуть в торговый павильон с целью кражи дисков, монтировкой пытался взломать дверь, но не смог и тогда разбил оконное стекло; в это время увидел направляющегося в сторону павильона охранника и, опасаясь быть задержанным, убежал. Свидетель З., охранник торгового комплекса, показал, что ночью услышал звон разбиваемого стекла и направился к павильону, где обнаружил повреждения.
Под сбытом наркотических средств понимаются любые способы их возмездной или безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат. При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.
Приговором Орехово-Зуевского городского суда К. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 2 п. "б" ст. 228.1 УК РФ.
Как установлено судом в приговоре, гражданин Г. привлек К. в качестве посредника для приобретения наркотиков и с этой целью передал ему деньги, на которые К. приобрел героин у В. и передал его Г.
Данных о наличии у К. договоренности со сбытчиком наркотических средств судом не установлено.
При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия К. на ч. 1 ст. 228 УК РФ как соучастие в форме соисполнительства в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта, поскольку осужденный действовал в интересах приобретателя, его умыслом охватывалось лишь оказание помощи Г. в приобретении героина, а не сбыт наркотического средства.
Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями, надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества.
Приговором Наро-Фоминского городского суда Ш., Б. и К. осуждены по ч. 2 пп. "а", "б" ст. 158 УК РФ.
Как указано в приговоре, Б. сообщил Ш. и К. о том, что в одном из вагонов, находившихся на станции, имеется пиво, которое можно похитить. Совместно ими был разработан план кражи, в соответствии с которым К. проник в вагон и передал упаковки с пивом Ш.
Судебная коллегия приговор в отношении Б. изменила, переквалифицировала его действия на ч. 5 ст. 33, ч. 2 пп. "а", "б" ст. 158 УК РФ, поскольку Б. непосредственного участия в краже не принимал, но содействовал этому преступлению советами и указаниями.
Участок территории может быть признан хранилищем лишь в том случае, если он специально предназначен для постоянного или временного хранения материальных ценностей.
Подольским городским судом В. осужден, помимо прочего, за совершение кражи с незаконным проникновением в хранилище. Как установлено в приговоре, В. проник на территорию садового участка, откуда тайно похитил генератор.
Судебная коллегия приговор изменила, переквалифицировав содеянное В. на ч. 1 ст. 158 УК РФ, указав, что сам по себе садовый участок не является территорией, предназначение которой состоит в хранении материальных ценностей.
Под незаконным проникновением в жилище как квалифицирующим признаком кражи следует понимать противоправное тайное вторжение с целью совершения кражи.
06.09.2008 через незапертую дверь Ч. вошел в квартиру и тайно похитил из коридора имущество потерпевших. Через несколько дней он аналогичным способом совершил кражу из коридора квартиры в другом доме.
Органом предварительного расследования эти действия Ч. были квалифицированы по ч. 3 п. "а" ст. 158 УК РФ как кража, сопряженная с незаконным проникновением в жилище.
Одинцовский городской суд переквалифицировал содеянное осужденным на ч. 2 п. "в" ст. 158 УК РФ, исходя лишь из утверждения осужденного о том, что он заходил в квартиры, полагая, что в них проживают его знакомые, путем свободного доступа, то есть его вторжение в чужие жилища не было противоправным.
Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что показания осужденного о цели проникновения в квартиры подлежали тщательной проверке и оценке, с учетом показаний потерпевших о том, что в дверь никто не стучал, о своем приходе их не извещали; само же по себе то обстоятельство, что двери в квартиры не были заперты, не предоставляет права посторонним лицам проникать в чужие жилища.
Если лицо, имея целью хищение чужого имущества путем обмана, придает своим действиям видимость предпринимательской деятельности, содеянное им следует квалифицировать по ст. 159 УК РФ; дополнительно квалифицировать его действия как незаконное предпринимательство не требуется.
Приговором Коломенского городского суда М. осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (два преступления), а также по ч. 2 п. "б" ст. 171 УК РФ.
Как установлено судом, М. под видом оказания риелторских услуг обманывал владельцев жилых помещений и иных лиц, завладевая их имуществом.
Отменяя приговор в части осуждения М. по ч. 2 п. "б" ст. 171 УК РФ, судебная коллегия указала, что при решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в п. 1 ст. 2 ГК РФ признакам такой деятельности, а именно: является ли ее предметом осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Судом же установлено, что умысел виновного был направлен не на получение систематической прибыли от оказания риелторских услуг, а на хищение чужого имущества путем обмана.
Под насилием, опасным для жизни и здоровья (ст. 162 УК РФ), следует понимать не только такое насилие, которое реально повлекло причинение вреда здоровью потерпевшего, но и такое, которое хотя и не причинило вреда здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.
Органом предварительного расследования К. обвинялся в совершении разбоя.
Наро-Фоминский городской суд, признав установленным, что К. в ночное время в целях хищения незаконно проник в жилище 80-летнего Л. и напал на него, требуя денег, при этом нанес потерпевшему удары по голове керамическим бокалом и металлическим костылем, отчего Л. потерял сознание, переквалифицировал содеянное осужденным как грабеж, сославшись на то обстоятельство, что причиненные потерпевшему телесные повреждения не вызвали вреда здоровью. Судебная коллегия приговор отменила, сочтя обоснованными доводы кассационного представления о том, что характер примененного К. насилия, локализация ударов, использование для нанесения ударов предметов, с учетом возраста и состояния здоровья потерпевшего, дают основания для вывода о реальной опасности примененного насилия для здоровья Л.
Под насилием, не опасным для жизни и здоровья (ч. 1 ст. 318 УК РФ), понимается как нанесение побоев, так и совершение иных действий, причинивших представителю власти физическую боль либо ограничивающих его свободу.
Приговором Орехово-Зуевского городского суда А. оправдана по предъявленному ей обвинению по ч. 1 ст. 318 УК РФ за отсутствием состава преступления.
Как следует из приговора, суд признал установленным, что участковый уполномоченный К. потребовала от торгующей на рынке А. предъявить документы, дающие право осуществлять торговлю; подсудимая попыталась скрыться, применяя физическую силу, вырывала у К. свою сумку, схватила при этом потерпевшую за руки, причинив ей физическую боль и оставив ссадины на обоих предплечьях. Вместе с тем суд пришел к выводу, что в действиях А. отсутствует объективная сторона состава преступления - применение насилия.
При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или Правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в ст. 264 УК РФ.
Вопреки этому разъяснению, содержащемуся в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 25 от 09.12.2008, Серебряно-Прудский районный суд, признав П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, не указал, нарушение каких пунктов Правил повлекло наступление по неосторожности смерти потерпевшего.
Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.
Ногинский городской суд, признав К. виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ, указал, что тяжкий вред здоровью потерпевшей выразился в неизгладимом обезображивании лица, так как по заключению судмедэксперта рубцы на лице, образовавшиеся в результате заживления ушибленных ран и глубоких ссадин, с течением времени не станут менее заметными.
Судебной коллегией приговор был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение, поскольку обезображиванием признается не всякое повреждение, оставившее пусть даже и неизгладимый след на лице, а лишь такое изменение естественного вида лица, которое придает внешности потерпевшего крайне неприятный, отталкивающий или устрашающий вид. Суд же в приговоре не указал, на основании чего он пришел к выводу о том, что шрам на лице потерпевшей является обезображивающим.
Под незаконной пересылкой наркотических средств следует понимать действия лица, направленные на перемещение их адресату, когда эти действия по перемещению осуществляются без непосредственного участия отправителя.
Органом предварительного расследования М. обвинялся по ч. 2 п. "б" ст. 228.1 УК РФ в незаконной пересылке наркотических средств.
Волоколамский городской суд, установив, что М., действуя по просьбе и в интересах заключенного П., содержащегося в следственном изоляторе, приобрел для последнего сверток с героином, спрятал среди других предметов в вещевую передачу, предназначенную для П., и попросил свою супругу М., не осведомленную о содержимом передачи, доставить ее в СИЗО, что М. и выполнила, сдав передачу в бюро приема передач изолятора. Суд счел, что эти действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 228 УК РФ как соисполнительство в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта.
Судебная коллегия отменила приговор, указав на ошибочность выводов суда относительно юридической оценки содеянного М.
В судебном заседании было установлено, что сам осужденный непосредственного участия в перемещении наркотического средства не принимал; передачу в следственный изолятор, где находился получатель, доставила М., которая о нахождении в передаче героина осведомлена не была и в сговоре с отправителем и получателем наркотического средства не состояла. Таким образом, осужденный использовал потерпевшую в качестве нарочного при пересылке наркотического средства.
В случаях, когда должностное лицо отказалось принять взятку, взяткодатель несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное ст. 291 УК РФ.
Приговором Дмитровского городского суда М. осужден по ч. 2 ст. 291 УК РФ. Преступление, как установил суд, было совершено при следующих обстоятельствах: с целью избежать ответственности за совершенное административное правонарушение М. пытался дать взятку начальнику ГИБДД, положив деньги на рабочий стол последнего, однако начальник ГИБДД взятку не принял. При таких обстоятельствах судебная коллегия приговор изменила, переквалифицировав действия М. как покушение на дачу взятки, поскольку преступление не было доведено до конца по не зависящим от осужденного обстоятельствам.

Ошибки судов при разрешении вопросов о назначении наказания

Учитывая то, что правильное назначение справедливого наказания способствует осуществлению целей, установленных уголовным законодательством, этому вопросу в судебной деятельности должно придаваться существенное значение.
Однако практика показывает, что суды продолжают допускать ошибки при назначении наказания.
В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ, срок наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное преступление.
Домодедовский городской суд, назначив С. по ч. 1 ст. 30, ч. 3 п. "г" ст. 228.1 УК РФ наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет, не учел, что максимальное наказание, которое могло быть назначено осужденному за приготовление к этому преступлению, составляет 10 лет лишения свободы, в связи с чем судебной коллегией приговор был изменен, наказание смягчено до предусмотренных уголовным законом пределов.
Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей частью УК РФ за оконченное преступление.
Приговором Протвинского городского суда С. осужден по ст. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы.
Изменяя приговор и смягчая наказание, судебная коллегия указала, что максимальное наказание, которое могло быть назначено С. за покушение на преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, составляет 6 лет лишения свободы. Поскольку дело было рассмотрено в особом порядке, назначенное наказание не могло согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ превышать 2/3 названного срока, то есть составляет 4 года лишения свободы.
Назначение более мягкого, чем предусмотрено за данное преступление, наказания возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств.
Приговором Орехово-Зуевского городского суда К. осужден по ч. 2 п. "в" ст. 131 УК РФ и ч. 2 п. "в" ст. 132 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы за каждое из преступлений, а по совокупности преступлений - к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
Судебная коллегия по представлению государственного обвинителя приговор отменила, указав, что суд при назначении наказания сослался на положительные данные о личности виновного, однако при этом не учел, что исключительными могут быть признаны обстоятельства, связанные с целью и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления. Между тем мотивы преступления являлись низменными; поведение К. после преступления, отрицавшего свою виновность как на предварительном следствии, так и в суде, также не свидетельствует о его раскаянии. Суд не указал, по каким основаниям он признал исключительным обстоятельством ссору осужденного с сожительницей и каким образом это уменьшило степень общественной опасности содеянного им.
При применении ст. 73 УК РФ вывод суда о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания должен быть надлежащим образом мотивирован в приговоре и соответствовать установленным судом обстоятельствам.
Истринским городским судом Д. был признан виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ и осужден к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.
Отменяя по жалобе потерпевших приговор в связи с чрезмерной мягкостью наказания, судебная коллегия указала, что, принимая решение об условном осуждении гражданина Грузии Д., суд не учел, что документом, удостоверяющим личность осужденного, является паспорт, срок действия которого истек еще в 2005 г.; оставил без внимания, что действиями осужденного причинен тяжкий вред здоровью двух человек и каждый из потерпевших настаивал на назначении реального наказания; не дал оценки тому обстоятельству, что Д. после совершения преступления с места происшествия скрылся. При таких обстоятельствах вывод о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания признан необоснованным.
Согласно ч. 1 ст. 68 УК РФ при назначении наказания при рецидиве преступлений суд должен учитывать характер и степень общественной опасности не только вновь совершенных преступлений, но и ранее совершенных преступлений, а также обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным.
Приговором Егорьевского городского суда З. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, и осужден к 2 годам лишения свободы условно. Судебная коллегия приговор отменила в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания, указав в своем определении, что суд первой инстанции сделал вывод о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания без учета рецидива преступлений, имеющего место в действиях З., который был ранее осужден к лишению свободы за тяжкие преступления, в том числе за угон; освободившись из мест лишения свободы 01.09.2008, он уже 23.09.2008 вновь совершил аналогичное преступление.
Противоправность или аморальность поведения потерпевшего является смягчающим наказание обстоятельством, которое должно учитываться при назначении наказания.
Приговором Щелковского городского суда В. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы.
Как видно из материалов дела, осужденный В. последовательно утверждал, что поводом к преступлению явилось аморальное и противоправное поведение потерпевшего А., который избивал племянницу осужденного Р. Судом признаны достоверными показания последней о том, что ее сожитель А. затеял с ней ссору, нецензурно оскорблял, навалился на нее и руками схватил за шею, когда вмешался В., который оттащил потерпевшего и нанес ему удары ножом. На необходимость учета противоправного поведения потерпевшего при назначении наказания обращал внимание в прениях и защитник В., однако суд в приговоре никакого суждения по этому поводу не высказал. При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла справедливым смягчить назначенное В. наказание.
В соответствии с разъяснениями, данными Верховным Судом РФ в постановлении Пленума от 11.01.2007 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", если суд придет к выводу о возможности условного осуждения лица, совершившего два или более преступлений, такое решение принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений.
Вопреки этому Ногинский городской суд, признав виновным Ч. в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ, а К. - в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ, а также преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ, и придя к выводу о необходимости назначения каждому наказания только в виде реального лишения свободы, одновременно назначил им наказание за одно из преступлений, предусмотренных ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ, условно, установив испытательный срок, а за остальные преступления назначил лишение свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Кроме того, признав Ч. виновным в совершении двух преступлений, суд, вопреки требованиям ч. 3 ст. 69 УК РФ, не назначил ему наказание по совокупности преступлений.
Согласно ч. 1 п. 4 ст. 308 УПК РФ суд в резолютивной части обвинительного приговора обязан указать не только вид, но и размер наказания за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.
Несмотря на прямое требование закона, Серебряно-Прудский районный суд, назначив осужденному К. по ч. 1 ст. 264 УК РФ дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством, не указал срок лишения права.
Наказание в виде исправительных работ может быть назначено лишь осужденному, не имеющему основного места работы.
Серебряно-Прудский районный суд вопреки этому положению закона назначил по ч. 1 ст. 228 УК РФ исправительные работы осужденному П., имеющему постоянное основное место работы, в связи с чем приговор был судебной коллегией изменен, исправительные работы заменены на штраф.
Одинцовский городской суд, признав А. и П. виновными по ч. 1 ст. 115 УК РФ, назначил А. наказание в виде 1 месяца исправительных работ, не установив размер удержаний из заработной платы (при том, что в соответствии с ч. 2 ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются на срок от 2 месяцев); осужденному П. суд назначил наказание в виде штрафа в размере заработной платы за 1 месяц, не установив при этом вопреки требованиям ч. 1 ст. 46 УК РФ конкретный размер денежного взыскания.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким, то окончательно наказание назначается только путем полного или частичного сложения наказаний. Согласно ч. 2 ст. 71 УК РФ при сложении наказаний штраф исполняется самостоятельно.
Приговором Серпуховского городского суда С. был осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей, по ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ - к 2 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений, по ч. 4 п. "в" ст. 166 УК РФ - к 4 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к 4 годам лишения свободы. По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний и поглощения штрафа более строгим наказанием ему было окончательно определено наказание в виде 5 лет лишения свободы. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд не вправе был одновременно применять принципы частичного сложения и поглощения наказаний, при том что в совокупность входили как преступление средней тяжести, так и тяжкие и особо тяжкие преступления.
В соответствии с ч. 4 ст. 70 УПК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.
Вопреки этому требованию закона Лыткаринский городской суд, признав С. виновным по ч. 1 ст. 228 УК РФ и назначив ему наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, отменив условное осуждение по предыдущему приговору, которым С. был осужден к 3 годам лишения свободы, окончательно по совокупности приговоров назначил срок 2 года 6 месяцев лишения свободы.
Согласно ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ при назначении наказания по совокупности преступлений путем сложения окончательное наказание не может превышать более половины максимального срока наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. При этом следует исходить не из санкции статьи, а из того максимального наказания, которое может быть назначено с учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62, 66 УК РФ.
Приговором Ногинского городского суда Г. осужден к лишению свободы за четыре преступления, предусмотренные ч. 3 п. "а" ст. 158 УК РФ соответственно к 3, 2, 2 и 2 годам; по ч. 2 пп. "б", "в" ст. 158 УК РФ - к 1 году 6 месяцам за каждое из двух преступлений. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний ему окончательно назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы.
Судебная коллегия приговор изменила, указав следующее.
Приговор в отношении Г. был постановлен в особом порядке, в связи с чем согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ ему не могло быть назначено наказание, превышающее 2/3 максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 3 ст. 158 УК РФ, что составляет соответственно 3 года 4 месяца и 4 года лишения свободы.
Поскольку судом установлено наличие у Г. по всем преступлениям смягчающего обстоятельства, предусмотренного ч. 1 п. "и" ст. 61 УК РФ - явки с повинной, а отягчающих наказание обстоятельств не установлено, в силу ст. 62 УК РФ (в ред. от 13.06.1996), наказание не могло превышать трех четвертей максимального срока наказания, исчисленного в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ, то есть 2 лет 6 месяцев по ч. 2 ст. 158 УК РФ и 3 лет - по ч. 3 ст. 158 УК РФ.
Таким образом, максимальное наказание, которое могло быть назначено по совокупности преступлений, не могло более чем наполовину превышать три года, то есть составляет 4 года 6 месяцев. В связи с изложенным окончательное наказание Г. было смягчено до указанного предела.
Суды не должны допускать случаев применения уголовного наказания к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если их исправление и перевоспитание может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного характера, предусмотренных ст. 90 УК РФ.
Подольским городским судом Н. и Г. признаны виновными в умышленном повреждении чужого имущества с причинением значительного ущерба из хулиганских побуждений и осуждены по ч. 2 ст. 167 УК РФ к обязательным работам.
Судебная коллегия указала, что Н. и Г. впервые совершили преступление средней тяжести, будучи в несовершеннолетнем возрасте, ранее не привлекались к какой-либо ответственности, на учете нигде не состояли; Н. является студентом вуза, Г. - учащимся 11 класса средней школы, по месту учебы характеризуются только положительно, имеют родителей, по месту жительства жалоб на них не поступало. При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о возможности освобождения осужденных от наказания с применением к ним мер воспитательного воздействия в виде предупреждения и передачи под надзор родителей.

Нарушения уголовно-процессуального законодательства

Если лицо в части обвинений признано виновным, а в части - оправданным, то приговор должен соответствовать как требованиям ст. 307 УПК РФ, так и требованиям ст. 305 УПК РФ.
Отменяя приговор Пушкинского городского суда в отношении С. и К., которые обвинялись в совершении нескольких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, и были за одни из этих преступлений осуждены, а по другим эпизодам обвинения оправданы, суд кассационной инстанции указал на несоответствие приговора в части оправдания требованиям ст. 305 УПК РФ: не приведена формулировка обвинения, по которой суд рассматривал дело; не указано, какими доказательствами это обвинение было обосновано; не приведены мотивы, по которым отвергнуты эти доказательства; не изложены обстоятельства, установленные в судебном заседании.
Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, данных при производстве предварительного расследования, допускается без согласия сторон лишь в предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ случаях.
Лыткаринским городским судом М. осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 п. "г" ст. 228.1 УК РФ.
Обосновывая вывод о виновности осужденной, суд в приговоре сослался на показания свидетелей - сотрудников госнаркоконтроля Б., Б., С. и В. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что, приняв решение о рассмотрении дела в отсутствие вышеназванных свидетелей, суд в дальнейшем огласил их показания, данные в ходе предварительного расследования, при этом вопрос о возможности и наличии оснований для оглашения этих показаний в судебном заседании не рассматривался, мнение участников процесса по этому поводу не выяснялось.
Звенигородский городской суд в обоснование вывода о виновности Б. в покушении на незаконный сбыт наркотического средства сослался на показания свидетелей - Л., непосредственно участвовавшего в "контрольной закупке", и оперативного уполномоченного В., проводившего указанное мероприятие, невзирая на возражения стороны защиты и не установив обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ.
В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 276 УПК РФ оглашение показаний подсудимого в его отсутствие возможно лишь в случае, если дело рассматривается в порядке, предусмотренном ч. 4 и ч. 5 ст. 247 УПК РФ.
Серебряно-Прудским районным судом П. осужден за преступление, предусмотренное ч. 2 пп. "а", "б" ст. 158 УК РФ.
В обоснование своего вывода о виновности П. суд, в частности, положил показания осужденного ранее за это же преступление Ц., данные последним в качестве обвиняемого в ходе предварительного расследования. При этом суд признал несостоятельными доводы стороны защиты, настаивавшей на вызове и допросе Ц., сославшись на то, что Ц., отбывающий наказание в виде лишения свободы, в суд не явился, хотя и был надлежаще извещен о дате судебного разбирательства.
Между тем согласно ст. 276 УПК РФ оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, может иметь место по ходатайству сторон лишь в случае отказа его от показаний, а также при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде.
Согласно ст. 381 УПК РФ несоблюдение процедуры судопроизводства является основанием к отмене приговора.
Приговор Видновского городского суда, которым Т. и Ч. были осуждены за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 пп. "а", "б" ст. 286, ч. 2 пп. "а", "г" ст. 161 УК РФ, отменен ввиду невыполнения судом требований ст. 273 и ст. 274 УПК РФ. Как следует из протоколов судебных заседаний, 05.05.2008, 20.05.2008 и 24.06.2008 судебное разбирательство откладывалось с подготовительной стадии судебного заседания, завершавшейся разъяснением участникам процесса ст. 271 УПК РФ и разрешением ходатайств. 29.07.2008 после очередного разъяснения и рассмотрения ходатайств, а также разрешения вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие неявившихся участников судопроизводства суд непосредственно приступил к допросу свидетелей без изложения государственным обвинителем предъявленного обвинения и определения порядка исследования доказательств.
Приговор Лыткаринского городского суда в отношении Ж. отменен, поскольку копия обвинительного заключения Ж. была вручена 05.03.2009, а судебное заседание в отношении него было проведено и завершилось постановлением приговора 12.03.2009, то есть до истечения семи суток со дня вручения копии обвинительного заключения.
Приговором Королевского городского суда был осужден А. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что обвинительное заключение было утверждено заместителем прокурора 08.12.2008, копия же обвинительного заключения была вручена обвиняемому 05.12.2008, то есть до утверждения его прокурором.
Приговор Звенигородского городского суда в отношении С. отменен ввиду грубого нарушения судом процедуры судопроизводства. Как видно из материалов дела, 07.10.2008 суд заслушал последнее слово подсудимого С., однако в совещательную комнату, вопреки требованиям ст. 295 УПК РФ, не удалился, а объявил перерыв до 14 часов, по окончании которого председательствующий объявил о продолжении судебного заседания, выяснил у участников процесса наличие желания выступить с репликами и лишь после этого удалился в совещательную комнату для постановления приговора.
В соответствии с ч. 3 ст. 265 УПК РФ в случае рассмотрения уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, судебное разбирательство не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения защитнику копии обвинительного заключения.
Щелковский городской суд, рассмотрев уголовное дело в отношении Ф. в отсутствие подсудимого, который уклонился от явки в суд, вопреки требованиям ч. 2 ст. 265 УПК РФ, не выяснил, вручена ли защитнику подсудимого и когда именно копия обвинительного заключения, притом что в материалах дела данные о вручении адвокату копии обвинительного заключения отсутствовали, что явилось основанием к отмене приговора.
Закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего подсудимого.
Вопреки этому разъяснению постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел", Наро-Фоминский городской суд постановил без проведения судебного разбирательства в общем порядке приговор в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления в несовершеннолетнем возрасте.
Особый порядок судебного разбирательства согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ может быть применен только по делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы. При этом необходимо исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть ему назначено с учетом обстоятельств, предусмотренных ст. 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ.
Это требование закона было нарушено Наро-Фоминским городским судом при рассмотрении уголовного дела в отношении К., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 п. "б" ст. 228.1 УК РФ. Несмотря на то что санкция названного закона предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 12 лет, суд постановил приговор без проведения судебного разбирательства.

Причины отмены постановлений, вынесенных судами Московской области в первом полугодии 2009 г.

За первое полугодие 2009 г. районными (городскими) судами Московской области было рассмотрено 25835 материалов в соответствии с гл. 47, ч. 2 и 3 ст. 29, ст. 125 УПК РФ.
Ниже приводятся примеры наиболее характерных ошибок, допущенных судами при вынесении постановлений, которые в дальнейшем были отменены судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда.

Постановления о прекращении уголовного дела

В соответствии со ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.
Отменяя по кассационному представлению прокурора постановление Красногорского городского суда о прекращении за примирением с потерпевшим дела в отношении Х., обвинявшегося по ст. 264 ч. 2 УК РФ, судебная коллегия указала, что в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения об установлении личности подсудимого (ст. 265 УПК РФ), судом не выяснено, какие действия были им предприняты, чтобы загладить причиненный вред, нет данных о том, что потерпевшим разъяснялись последствия заявления ходатайства о прекращении дела за примирением сторон.
Постановление Озерского городского суда по делу А. (ст. 112 ч. 2 п. "д" УК РФ) о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим отменено по жалобе потерпевшего, поскольку суд не убедился, что заглаживание причиненного потерпевшему вреда (возмещение ущерба) действительно имело место, и если имело, то в какой форме, так как по смыслу закона возмещение должно быть реальным, а не отложенным под условием.
Постановление Балашихинского городского суда по делу в отношении К. (5 эпизодов краж и покушений на них), прекращенного за примирением, отменено; при этом, как указано в определении судебной коллегии, суд не учел данные о личности К., то, что он ранее судим, ранее в отношении него прекращалось уголовное дело за примирением с потерпевшим; потерпевшие на судебное заседание не явились, сведения о заглаживании причиненного им вреда судом не проверялись.
Постановление Серпуховского городского суда по делу в отношении Ж. (ст. 161 ч. 1 УК РФ) о прекращении дела за примирением с потерпевшим отменено, так как Ж. имел непогашенную судимость за ранее совершенное тяжкое преступление (нарушение требований ст. 76 УК РФ).
Постановление Серебряно-Прудского райсуда в отношении С. (ст. 222 ч. 1 УК РФ) о прекращении дела на основании ст. 28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием отменено; как указала судебная коллегия, решение о прекращении уголовного дела было принято в подготовительной части судебного заседания, до оглашения обвинительного заключения и выяснения отношения к нему подсудимого, игнорируя возражения гособвинителя, настаивавшего на исследовании доказательств обвинения; кроме того, прекратив дело в части незаконного приобретения и хранения револьвера, суд не принял никакого решения по другому эпизоду обвинения - в отношении другого огнестрельного оружия и боеприпасов, нарушив принцип состязательности.

Постановления об освобождении от уголовной ответственности и применении принудительных мер медицинского характера

При рассмотрении уголовных дел данной категории судам в соответствии с требованиями п. 5 ст. 442 УПК РФ надлежит выяснять, представляет ли психическое расстройство лица опасность для него и других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда.
Постановление Королевского городского суда в отношении Д.А., совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 161 ч. 1 УК РФ, и освобожденного от уголовной ответственности с применением принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, отменено в связи с нарушением требований п. 5 ст. 442 УПК РФ, так как фактически после совершения общественно опасного деяния и до рассмотрения дела судом Д.А. находился под наблюдением врача-психиатра, прошел курс лечения в психиатрической больнице.

Постановления о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом только в тех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании.
Постановление Красногорского городского суда о возвращении прокурору дела в отношении О. и др. в связи с тем, что О. был ознакомлен не со всеми вещественными доказательствами, отменено, так как такое ходатайство О. и его адвоката следователем было рассмотрено, в его удовлетворении мотивированно отказано, суд мог сам ознакомить подсудимого с вещественными доказательствами.
Постановление Химкинского городского суда по делу К. отменено, так как отсутствие в материалах дела сведений об отбытии им наказания и основаниях его освобождения из мест лишения свободы не является препятствием для рассмотрения дела по существу.
Постановление Домодедовского городского суда о возвращении прокурору дела в отношении К. (ст. 105, 158 ч. 2 УК РФ) отменено определением судебной коллегии, так как выводы суда о допущенных органами предварительного следствия нарушениях ст. 217 УПК РФ являются несостоятельными, исправления в нумерации листов уголовного дела препятствием для рассмотрения дела по существу не являются.
Постановление Ногинского городского суда по делу в отношении Б. и К., возвращенное прокурору со ссылкой на нарушение права обвиняемого Б. (гражданина Молдовы) на защиту, отменено; при этом судебная коллегия указала, что суд не дал надлежащей оценки следующему обстоятельству: в ходе предварительного следствия и при выполнении ст. 217 УПК РФ ни Б., ни его защитник не заявляли ходатайств о предоставлении переводчика, право пользоваться услугами переводчика обвиняемому разъяснялось, Б. заявлял, что в услугах переводчика не нуждается, давал показания на русском языке, собственноручно писал по-русски.
Постановление Химкинского городского суда о возвращении прокурору дела в отношении Т. (ст. 228.1 ч. 1 УК РФ - несколько эпизодов) по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, отменено; при этом в определении судебной коллегии отмечено, что время совершения каждого преступления приведено в формулировках обвинения в виде конкретной даты до определенного часа и минут этого дня, то есть указание времени совершения преступления в таком виде не противоречит требованиям ст. 117, 220 УПК РФ и не нарушает права обвиняемого на защиту.
В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ дело может быть возвращено прокурору, когда имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел.
Отменено постановление Люберецкого городского суда по уголовному делу в отношении П., обвиняемого по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, возвращенному прокурору для соединения с делом в отношении других лиц; при этом в определении судебной коллегии указано, что ст. 153 УПК РФ не предусматривает возможности соединения уголовных дел в отношении разных лиц, совершивших разные преступления без соучастия (хотя и в одно и то же время, в одном и том же месте).
Также определением судебной коллегии отменено постановление Ногинского городского суда по делу в отношении Л. (ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ), возвращенное прокурору для соединения с другим делом в отношении нее же, находившимся в производстве органов предварительного следствия, по тем основаниям, что, по смыслу закона, соединение в одном производстве уголовных дел в отношении одного лица не является обязательным, так как каждое из них (с учетом новой редакции ст. 17 УК РФ о совокупности преступлений) может быть рассмотрено самостоятельно; каких-либо препятствий для рассмотрения дела не имелось.
Постановление Щелковского городского суда по делу в отношении Р. о возвращении дела прокурору в связи с невручением обвиняемому копии обвинительного заключения отменено, так как копия обвинительного заключения была направлена прокурором в СИЗО для вручения обвиняемому через администрацию следственного изолятора, о чем имеется расписка; нарушений ст. 222 УПК РФ не допущено.
Помимо этого, имели место случаи изменения постановлений судов, вынесенных в порядке ст. 237 УПК РФ.
Так, наиболее характерные примеры изменений: из резолютивных частей постановлений о возвращении дел прокурору, вынесенных, в частности, Воскресенским судом по делу в отношении Б., а также по делу в отношении В., М., Ж., а также Чеховским судом - по делу в отношении К., Реутовским городским судом - по делу в отношении Ч., исключено указание о сроке устранения допущенных нарушений (в течение 5 суток) как не основанное на законе согласно изменениям, внесенным в УПК РФ Федеральным законом от 02.12.2008 N 226-ФЗ.
Из резолютивной части постановления Воскресенского городского суда по делу в отношении Ч. исключена ссылка на возвращение дела прокурору "для производства дополнительного расследования".

Постановления по жалобам, рассмотренным в порядке ст. 125 УПК РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд.
Отменяя постановление Лотошинского районного суда об отказе в приеме жалобы адвоката на постановление о возбуждении уголовного дела в отношении А.Ю. по ст. 171 ч. 1 УК РФ, судебная коллегия указала, что, поскольку А.Ю. приобрел статус подозреваемого, может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам, и суд уже на этапе возбуждения уголовного дела правомочен выяснить, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу.
В силу ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья обязан обеспечить своевременное и надлежащее извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя и других заинтересованных лиц, а также прокурора, следователя, руководителя следственного органа.
Постановление Люберецкого городского суда об отказе в удовлетворении жалобы Б. на отказ в возбуждении уголовного дела по его заявлению отменено определением судебной коллегии, так как заявитель не извещался о месте и времени судебного заседания, кроме того, как установлено, жалоба с такими же доводами уже была удовлетворена прокурором, в связи с чем производство по жалобе подлежало прекращению.
Определениями судебной коллегии отменены три постановления Видновского городского суда по жалобам М., а также П. и других на бездействие Видновского городского прокурора, так как не выполнено требование закона о надлежащем и своевременном уведомлении о дате и месте судебного заседания заинтересованных лиц, жалобы рассмотрены без участия прокурора.
При рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ суд не вправе предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства.
Определением судебной коллегии было отменено постановление Балашихинского городского суда по жалобе К., так как, принимая решение об удовлетворении жалобы, суд фактически дал оценку доказательствам в объеме обвинения и высказался о квалификации деяния.
Постановление Одинцовского суда по жалобе Д. было отменено, так как суд, проверяя законность и обоснованность постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 148 УПК РФ), обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о преступлении (ст. 20, 144, 145, 151 УПК РФ), принято ли решение уполномоченным лицом, а также дать оценку принятому решению с точки зрения законности, обоснованности и мотивированности. Вместо этого суд вошел в оценку и анализ собранных данных и сделал самостоятельный вывод об отсутствии в действиях Г. и С. состава преступления.
В силу ч. 1 ст. 125 УПК РФ жалобы на действия (бездействие) должностных лиц в порядке ст. 125 УПК РФ подлежат рассмотрению судом по месту производства предварительного расследования.
Постановлением Каширского городского суда было отказано в приеме жалобы адвоката Р. в порядке ст. 125 УПК РФ по тем основаниям, что уголовное дело находится в производстве следователя в г. Домодедове. Отменяя это постановление, судебная коллегия указала, что суд не учел, что в соответствии со ст. 152 ч. 1 УПК РФ проведение предварительного расследования по делу осуществляется по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, а в данном случае преступление было совершено в Каширском районе Московской области.
Не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ решения и действия должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу, а также должностных лиц прокуратуры, связанные с рассмотрением надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные решения.
Постановление Дмитровского городского суда по жалобе К. было отменено определением судебной коллегии и производство по жалобе прекращено в связи с тем, что жалоба не подлежала рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ (фактически К. выражал несогласие с осуждением, оспаривал доказательства по уголовному делу, по которому уже вынесен вступивший в силу приговор).
Отменено постановление Видновского городского суда об удовлетворении жалобы адвокатов в интересах А. о признании незаконным постановления следователя о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу, так как на момент рассмотрения жалобы предварительное следствие уже было возобновлено и, следовательно, отпали основания считать, что затруднен доступ А. к правосудию. Производство по жалобе прекращено.
Жалобы, в которых ставится вопрос о признании решений и действий должностных лиц незаконными и необоснованными, не будут предметом проверки на стадии судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела судом и подлежат рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.
Определением судебной коллегии было отменено постановление Каширского городского суда об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Л. в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении следователя и начальника уголовного розыска, которые, по мнению заявителя, совершили преступление, предусмотренное ст. 303 ч. 3 УК РФ. Суд сослался на то, что в отношении Л. постановлен обвинительный приговор, и осужденный вправе в кассационной инстанции поставить вопрос о признании незаконными и необоснованными решений и действий должностных лиц. Отменяя это решение, судебная коллегия указала, что постановление, которое Л. обжаловал в порядке ст. 125 УПК РФ, не было предметом судебного контроля в рамках рассмотрения уголовного дела в отношении него, в связи с чем его жалоба должна быть принята судом и рассмотрена по существу.
Постановления об установлении обвиняемому и защитнику определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 3 ст. 217 УПК РФ).
Постановление Одинцовского городского суда об установлении обвиняемому Л. срока на ознакомление с материалами дела было отменено судебной коллегией, так как обвиняемый находился на подписке о невыезде, а суд руководствовался ч. 3 ст. 217 УПК РФ в ред. 28.04.2009, которая на момент принятия решения (15.05.2009) не действовала, а редакция ч. 3 ст. 217 УПК РФ от 04.03.2003, которой суд должен был руководствоваться, полномочиями на установление такого срока обвиняемому, не содержащемуся под стражей, суд не наделяла.
Постановление Раменского городского суда об удовлетворении ходатайства следователя об установлении обвиняемому Б. и его адвокату определенного срока на ознакомление с материалами дела было отменено, при этом судебная коллегия указала, что судом не учтено, что срок предварительного следствия по делу продлен до 23 июля 2009 г. и на момент вынесения обжалуемого постановления у обвиняемого и адвоката имелось еще два месяца на ознакомление; кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 217 УПК РФ при ознакомлении с материалами дела, состоящими из нескольких томов, обвиняемый и адвокат вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела.

Постановления, вынесенные судьями в порядке ст. 165 УПК РФ

В соответствии со ст. 115 УПК РФ перед судом может быть возбуждено ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.
Постановление судьи Коломенского городского суда о наложении ареста на имущество - 14 земельных участков ЗАО "С.О.Л." (в рамках уголовного дела, возбужденного по ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении бывшего председателя колхоза И.Н.) отменено определением судебной коллегии, так как следователем в подтверждение ходатайства о наложении ареста на имущество не представлено доказательств того, что земельные участки, в настоящее время принадлежащие ЗАО "С.О.Л.", ранее находились в собственности колхоза либо его работников. Кроме того, суд своим постановлением обязал следователя наложить арест на имущество, хотя в соответствии с ч. 4 ст. 165 УПК РФ должен был либо дать разрешение на проведение следственного действия, либо отказать в его производстве с указанием мотивов отказа.
Отменено постановление судьи Солнечногорского городского суда о наложении ареста на имущество ООО "Ц.С.", при этом судебная коллегия указала, что суду не представлено доказательств того, что ООО несет материальную ответственность за действия Д. и Ш., в отношении которых возбуждено уголовное дело. Кроме того, наложен арест не только на земельные участки, но и на право аренды на земельные участки.
Постановление Рузского районного суда о разрешении наложения ареста на имущество - земельный участок - отменено судебной коллегией, так как судья, давая разрешение на проведение следственного действия, не учел, что срок предварительного следствия по уголовному делу не был продлен в установленном порядке.
Постановление судьи Щелковского городского суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя о производстве обыска в жилище отменено, так как суд отказал в производстве данного следственного действия по основанию, не предусмотренному УПК РФ, в связи с отсутствием данных о том, что следователь не обратился с таким же ходатайством в другой суд - по месту производства следственного действия.
Постановление судьи Пушкинского городского суда об отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя о производстве выемки у нотариуса завещания и реестра регистрации нотариальных действий, необходимых для назначения почерковедческой экспертизы, отменено определением судебной коллегии; при этом указано, что выводы суда о том, что дознаватель должен был представить постановление о назначении почерковедческой экспертизы, не соответствуют закону, так как без наличия и осмотра документов назначить и провести почерковедческую экспертизу нельзя.
Согласно ч. 2 ст. 357 УПК РФ пропущенный срок на обжалование судебного решения восстанавливается в случае, если копии обжалуемого решения были вручены лицам, имеющим право на обжалование, по истечении пяти суток со дня его провозглашения.
Постановления Наро-Фоминского городского суда по уголовному делу в отношении Р. об отказе осужденному в восстановлении пропущенного срока на обжалование приговора и Железнодорожного суда об отказе осужденному И. в восстановлении срока на обжалование постановления по его жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ отменены определениями судебной коллегии со ссылками на то, что судом не учтено, что копии обжалуемых решений были вручены заинтересованным лицам по истечении пяти суток после их провозглашения.
Постановлением судьи Истринского городского суда было отказано в удовлетворении представления начальника уголовно-исполнительной инспекции об отмене условно осужденному С. обязанности являться на регистрацию 1 раз в месяц и назначении ему регистрации 1 раз в 3 месяца со ссылкой на то, что решение данного вопроса не входит в компетенцию суда. Отменяя указанное решение, судебная коллегия указала, что согласно приговору, в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ суд возложил на С. дополнительные обязанности и именно суд должен рассмотреть вопрос об отмене либо дополнении возложенных обязанностей по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.
В соответствии с положениями ст. 74 ч. 1 УК РФ возможность отмены условного осуждения и снятия судимости до истечения испытательного срока законодатель связывает прежде всего с поведением условно осужденного, которое должно доказывать исправление последнего.
Отменяя постановление Подольского городского суда об отказе в удовлетворении представления уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения М. и снятии с него судимости, судебная коллегия указала, что суд сослался лишь на характер совершенного М. преступления и его позицию в ходе рассмотрения уголовного дела, не дав оценку сведениям о последующем поведении осужденного.
Определением судебной коллегии было отменено постановление Подольского городского суда об отмене условного осуждения З. по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ и направлении его для реального отбытия наказания, так как З. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, а в нарушение ст. 399 УПК РФ адвокат в судебном заседании не участвовал. Не в полной мере принято во внимание, что З. учится в колледже, а также состояние его здоровья.
Постановление Одинцовского городского суда в порядке п. 15 ст. 397 УПК РФ о внесении уточнений в приговор по делу в отношении В. (уточнения касались указания на его судимости во вводной части приговора) было отменено, так как в нарушение ст. 397 УПК РФ суд вынес указанное постановление до вступления приговора в законную силу.
Предоставление осужденной отсрочки отбывания наказания в порядке ст. 82 УК РФ возможно лишь в случае, если суд, рассматривающий соответствующее ходатайство, придет к выводу, что исправление осужденной возможно без ее изоляции от общества, предоставленную отсрочку осужденная использует на благо ребенку и не совершит нового преступления.
Отменяя постановление Можайского городского суда о предоставлении П., осужденной за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отсрочки отбывания наказания, судебная коллегия указала, что свой вывод суд мотивировал лишь тем, что у П. имеется малолетний сын, сама она имеет рабочую специальность, родственники готовы предоставить ей и ребенку жилье; при этом судом при решении вопроса о возможности исправления осужденной без изоляции от общества не приняты во внимание такие существенные обстоятельства, как количество, характер и степень тяжести совершенных ею преступлений; их повышенная общественная опасность; сведения о том, что преступления были совершены П. в тот период, когда она уже находилась под тяжестью уголовного преследования за совершение аналогичных преступлений, а также мнение администрации колонии о нецелесообразности ее освобождения.
В соответствии с ч. 2 ст. 132 УПК РФ суд вправе взыскать с осужденного процессуальные издержки в порядке регресса.
Постановлением Одинцовского городского суда было отказано в удовлетворении заявления прокурора в порядке ст. 397-399 УПК РФ о взыскании с осужденного Н. процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката по назначению, в размере 550 рублей в доход федерального бюджета. Судебная коллегия отменила указанное решение суда, указав, что при рассмотрении заявления прокурора судом не было установлено по делу и не приведено в постановлении случаев, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 132 УПК РФ, в которых процессуальные издержки не подлежат взысканию с осужденного. Сами же по себе обстоятельства, на которые сослался суд, а именно то, что в деле отсутствуют сведения о разъяснении Н. права отказаться от услуг предоставляемого адвоката, а также о возможном взыскании с него судебных издержек, не могут служить законным основанием для отказа в удовлетворении заявления прокурора о взыскании процессуальных издержек.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда