Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда за 2000 год | Московский портал
Без рубрики

Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда за 2000 год

В 2000 году судами Московской области рассмотрено с постановлением приговора 38047 уголовных дел.
В кассационном порядке рассмотрено приговоров на 6987 лиц, из них:
– оставлено без изменения в отношении 5660 лиц, что составляет 81%;
– отменено в отношении 600 лиц, что составляет 8,6%;
– изменено на 727 лиц, что составляет 10%.
Президиумом Московского областного суда рассмотрено с протестами 788 дел на 1025 лиц, из них отклонено 13 протестов на 14 лиц. В порядке надзора отменены приговоры в отношении 256 лиц, что составляет 24,9%; изменено приговоров на 109 лиц, или 13,9%.
В целях повышения уровня осуществления правосудия и устранения ошибок, допускаемых судами при рассмотрении уголовных дел, приводится практика Московского областного суда, представляющая интерес при разрешении уголовных дел.

Применение уголовно – процессуального закона

Освобождение лица от уголовной ответственности за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности является приоритетным по сравнению с освобождением от наказания вследствие акта амнистии.

По приговору Дмитровского городского суда от 9 октября 2000 года Д. осуждена по ст. 115 УК РФ к исправительным работам по месту работы и на основании ст. 8 пп. "е" постановления об амнистии от 26.05.2000 освобождена от наказания.
Вместе с тем, освобождая Д. от наказания, суд не учел, что ко времени вынесения приговора истекли сроки давности привлечения ее к уголовной ответственности, установленные ст. 78 ч. 1, п. "а" УК РФ. В этом случае в соответствии со ст. 5 п. 3 УПК РСФСР Д. подлежала освобождению за истечением срока давности привлечения ее к уголовной ответственности, т.к. это основание действует независимо от наличия или отсутствия акта об амнистии.
Президиум Московского областного суда приговор в отношении Д. изменил: исключил указание об освобождении ее от наказания на основании постановления об амнистии и освободил ее от уголовной ответственности на основании ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР за истечением сроков давности привлечения ее к уголовной ответственности.

При прекращении дела вследствие акта амнистии, если обвиняемый против этого не возражает, ему должны быть разъяснены последствия прекращения дела.

Определением Раменского городского суда от 25 июня 1999 года уголовное дело по обвинению Д.Д.А. по ст. 264 ч. 2 УК РФ прекращено на основании постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22.06.99 "Об объявлении амнистии".
Президиум Московского областного суда, отменяя определение суда, указал, что в соответствии со ст. 58 УПК РСФСР на суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, возложена, обязанность разъяснения участвующим в деле лицам их прав и обеспечения возможности осуществления этих прав.
По смыслу закона по делам, прекращение которых определяется волеизъявлением гражданина, суд обязан разъяснить подсудимому юридические последствия прекращения дела, поскольку это может оказать влияние на принятие решения, воспользоваться либо нет предоставленным правом.
Судом не было выяснено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и не были разъяснены последствия прекращения дела вследствие акта об амнистии, что повлекло отмену определения суда.

Если в отношении общественно опасного деяния, совершенного лицом в состоянии невменяемости, не имеется ограничений в применении амнистии, то в соответствии с ч. 3 ст. 410 и п. 4. ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР суд выносит определение о прекращении дела производством по установленному им основанию, извещая об этом органы здравоохранения.

Определением Можайского городского суда от 29 мая 2000 г. Л.А.Н. освобождена от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 228 ч. 1 УК РФ с применением в отношении нее принудительной меры медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.
В соответствии с п. "г" ст. 8 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." от 26 мая 2000 г. на Л.А.Н., как женщину, обвиняемую в совершении умышленного преступления, за которое предусмотрено максимальное наказание, не превышающее пяти лет, ранее не совершавшую преступлений, распространяется амнистия.
Установив указанные обстоятельства, суду следовало руководствоваться ст. 410 ч. 3 и ст. 5 ч. 1 п. 4 УПК РСФСР, т.е. прекратить дело, о чем известить органы здравоохранения.
Эти требования закона судом выполнены не были.
Президиум Московского областного суда определение суда отменил, производство по делу прекратил на основании ст. 5 ч. 1 п. 4 УПК РСФСР, освободил Л.А.Н. от принудительного лечения в психиатрическом стационаре, известив о принятом решении органы здравоохранения.

Нарушение права на защиту повлекло отмену приговора.

Судебной коллегией Московского областного суда отменен приговор Видновского городского суда от 18 декабря 2000 года в отношении К.Д.С., осужденного по ст. 105 УК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона.
Согласно ст. 49 УПК РСФСР участие защитника в судебном заседании по делам, в которых участвует государственный обвинитель, обязательно.
Как видно из материалов дела суд, не обеспечил участие защитника к началу судебного заседания и провел судебное следствие без его участия. Адвокат принял участие лишь в прениях. При этом дело рассматривалось с участием государственного обвинителя. Кроме того, Комаров по национальности таджик, плохо владеет русским языком.
Согласие осужденного начать рассмотрение дела в отсутствие адвоката, явка которого судом реально обеспечена не была, судебной коллегией расценено как вынужденное. Тем более, согласие на проведение всего судебного следствия в отсутствие защитника осужденным не давалось.
Таким образом, нарушены права подсудимого, гарантированные ст. 48 Конституции РФ, ст. 49 УПК РСФСР.

Лишение потерпевшего и гражданского истца права участвовать в судебном разбирательстве признано существенным нарушением процессуального закона и повлекло отмену приговора.

Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений охраняются законом, государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.
Судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда отменен приговор Солнечногорского городского суда в отношении М. и Н. с направлением дела на новое рассмотрение ввиду существенного нарушения прав потерпевших.
Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что судом дело рассмотрено в отсутствие потерпевших В., П., О. и др., причины неявки их в судебное заседание не выяснялись, каких-либо данных о надлежащем извещении потерпевших, о времени рассмотрения дела в суде в материалах дела не содержится.
Явившимся в судебное заседание потерпевшим И., Б., Г., Ч., признанным и гражданскими истцами, не были разъяснены права, предусмотренные ст. 54 УПК РСФСР. В судебном заседании не была обеспечена возможность реализации указанными лицами их прав как потерпевших, так и гражданских истцов. При допросе данных лиц судом не выяснены вопросы, связанные с иском, не уточнены исковые требования потерпевших с учетом частичного возврата похищенного, в нарушение требований ст. 295 УПК РСФСР не предоставлено слово в прениях ни как потерпевшим, ни как гражданским истцам.
В нарушение требований ст. 310 УПК РСФСР суд не принял никакого решения по гражданским искам о возмещении причиненного преступлением ущерба.
Лишение потерпевших как участников процесса гарантированных законом прав является существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

Судья не может участвовать в рассмотрении дела, если имеются обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в деле.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отменила приговор Видновского городского суда от 16 октября 2000 года в отношении Л.Д.Б. в связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона.
Согласно п. 3 ч. 1 ст. 59 УПК РСФСР судья не может участвовать в рассмотрении дела, если имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в деле.
Такие основания для сомнений в беспристрастности к объективности судьи по данному делу установлены, из материалов дела следует, что 2 марта 2000 г. и 28 апреля 2000 г. судьей были вынесены постановления о прослушивании телефонных переговоров Л.Д.Б., который впоследствии был осужден по этому делу под председательством того же судьи.
Текст постановления судьи содержал ссылки на то, что в отношении Л. имеется достаточно информации о том, что он является активным членом преступной группировки, занимающейся ввозом на территорию района наркотических средств и их распространением.
Судья, приняв какое-либо процессуальное решение, становится связанным выводами, сложившимися у него по делу, что ставит под сомнение возможность беспристрастного и объективного рассмотрения этого дела в дальнейшем этим же судьей.

Ссылка в приговоре на документы, надлежащим образом не удостоверенные, повлекла отмену приговора.

Президиум Московского областного суда отменил приговор Дмитровского городского суда от 1 марта 2000 года в отношении Б. связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона.
Из материалов дела видно, что определением суда уголовное дело в отношении Б. выделено в отдельное производство из уголовного дела в отношении М. и О. Приобщенные к делу документы: постановление о возбуждении уголовного дела, протокол осмотра места происшествия, допросы подозреваемых, заключения экспертиз, допросы свидетелей, постановления, в том числе об избрании Белову меры пресечения, протоколы его допроса представлены в копиях, подлинность которых надлежащим образом не удостоверена, в них не имеется подписи лица о том, что копия верна и отсутствует печать учреждения, представившего копии документов.
Ссылаясь при постановлении приговора на документы, надлежащим образом не удостоверенные, суд не учел требований ст. 87, 69 УПК РСФСР о том, что протоколы, только составленные в соответствии с требованиями закона, являются доказательством по уголовному делу. Доказательства же, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы.
С учетом изложенного приговор был отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

Постановление судьи о приостановлении дела и розыске подсудимого в порядке, предусмотренном ст. 231 УПК РСФСР, признано преждевременным.

Президиумом Московского областного суда отменено постановление Сергиево – Посадского городского суда от 27 марта 2001 года в отношении С.С.И., которым уголовное дело в порядке, предусмотренном ст. 231 УПК РСФСР, было возвращено прокурору для объявления розыска Семенова.
В соответствии со ст. 231 УПК РСФСР судья выносит постановление о приостановлении производства по делу впредь до розыска обвиняемого, если выяснится, что обвиняемый скрылся и местопребывание его неизвестно.
Суд, возвращая дело для розыска, в постановлении указал, что обвиняемый не явился по повестке для вручения ему копии обвинительного заключения, хотя был извещен надлежащим образом.
Однако, как видно из дела, С. была направлена одна повестка, сведений о том, что он получил ее, в деле нет. Каких-либо данных о том, что С. скрылся либо местопребывание его неизвестно, не имеется.
Кроме этого, суд не рассмотрел вопрос о выделении дела и возможности рассмотрения его в отношении другого обвиняемого О.А.Н., исходя из требований ст. 26 УПК РСФСР.

Несоблюдение требований ст. 288 и 289 УПК РСФСР, регламентирующих порядок проведения экспертизы в суде, повлекло отмену приговора.

Судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда 19 февраля 2001 г. отменен приговор Луховицкого городского суда от 15 декабря 2000 г. в отношении К.Е.А., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.
В обоснование вины К. суд сослался в приговоре на показания эксперта в суде.
Судебная коллегия, отменяя приговор, указала, что производство экспертизы в суде было заменено допросом эксперта, в то время как согласно ст. 288 и 289 УПК РСФСР допрос эксперта может иметь место лишь после производства им по определению суда экспертизы в судебном заседании и оглашения своего заключения.
С учетом требований ст. 301, 240 УПК РСФСР суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были должным образом исследованы судом.

В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР приговор суда может быть обвинительным или оправдательным.

По приговору Сергиево – Посадского городского суда от 9 августа 2000 года К.С.Г. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ. Приговоров по ст. 228 ч. 3 подп. "б", "в" УК РФ уголовное дело прекращено за отсутствием в действиях состава преступления.
Прекращение производства по делу обвинительным приговором противоречит требованиям ст. 309 УПК РСФСР и разъяснению ч. 4 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре", согласно которому, если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить дело, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в определении (постановлении) суда, вынесенном одновременно с приговором. В этом случае в описательной части приговора необходимо указать, что дело по обвинению подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным определением (постановлением).
Ввиду существенного нарушения уголовно – процессуального закона приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Нарушение судами требований ст. 313 п. 4 УПК РСФСР повлекло ошибки при назначении вида исправительной колонии, установления вида рецидива преступлений, а также при квалификации действий осужденных.

В соответствии с п. 4 ст. 313 УПК РСФСР по каждому делу должны быть выяснены и указаны во вводной части приговора, помимо фамилии, имени, отчества, даты и места рождения, также иные сведения о личности, которые имеют значение для дела, к которым относятся сведения, которые могут быть учтены судом при назначении наказания, определения вида рецидива, назначения вида исправительной колонии. Это, в частности, данные о прежних судимостях. При этом в отношении лиц, ранее судимых, во вводной части приговора должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
Если судимости сняты или погашены, они во вводной части приговора не указываются.
В приговоре Королевского городского суда от 30 апреля 1998 года в отношении П.К.В. было указано, что он ранее судим в 1992, 1994, 1996 гг. С учетом этих судимостей его действия были квалифицированы судом по ч. 2 п. "б" ст. 213 УК РФ как хулиганство, совершенное лицом, ранее судимым за хищение, и по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ как грабеж, совершенный лицом, ранее дважды судимым за хищение.
Однако судимости П. в 1992, 1994, 1996 гг. на момент совершения нового преступления были погашены в установленном законом порядке.
В связи с погашением судимости Президиумом Московского областного суда в приговор внесены изменения, исключено указание из вводной части приговора о судимостях в 1992, 1994, 1996 гг., переквалифицированы действия Пешкичева с ч. 2 п. "в" ст. 213 УК РФ на ч. 1 ст. 213 УК РФ; с ч. 3 п. "в" ст. 161 УК РФ на ч. 2 пп. "в", "д" ст. 161 УК РФ, и изменен вид исправительной колонии со строгого на общий.
Президиумом Московского областного суда изменен приговор Раменского городского суда в отношении П., осужденного по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" и ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" УК РФ к окончательному наказанию 5 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ отбывание лишения свободы в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, впервые осужденным за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве преступлений, если осужденный отбывал лишение свободы.
Павлов был судим в 1966 г. по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы и освобожден по отбытии срока 15.08.68.
В соответствии со ст. 57 УК РСФСР указанная судимость погашена 15.08.71, в связи с чем необоснованно указана в приговоре и исключена президиумом областного суда.
Также П. был осужден 06.05.96 по ст. 15, 144 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% в доход государства. Исправительные работы были заменены на лишение свободы, однако наказание П. не отбывал.
Учитывая, что П. не отбывал наказание в местах лишения свободы, по последнему делу наказание в виде лишения свободы ему следует отбывать на основании ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ в исправительной колонии общего режима.

Неполнота судебного следствия и нарушение требований ст. 314 ч. 3 УПК РСФСР повлекли отмену оправдательного приговора.

Шатурским городским судом от 9 марта 2000 года оправдан Т.А.Ю. по ст. 211 ч. 2 УК РСФСР за недоказанностью его участия в совершении преступления.
Президиум Московского областного суда по протесту прокурора приговор отменил, указав, что в соответствии с ч. 3 ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора излагаются сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду, обстоятельства дела, установленные судом; приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.
Требование указанного закона судом не выполнено. При изложении сущности обвинения, предъявленного Т., судом не указано, нарушение каких пунктов правил дорожного движения было ему предъявлено; не изложены обстоятельства, установленные судом; не указаны мотивы, по которым отвергнуты доказательства, на которых было основано обвинение.
В нарушение требований ст. 71, 314 УПК РСФСР суд с достаточной полнотой не исследовал показания свидетелей, не выяснил причин противоречий в их показаниях и не указал, почему он принимает одни и отвергает другие.
Таким образом, суд не выполнил требования ст. 314 ч. 3 УПК РСФСР, предъявляемые к составлению оправдательного приговора, а также ст. 20 УПК РСФСР о полном, всестороннем и объективном исследовании обстоятельств дела.

Нарушение требований закона при рассмотрении гражданского иска.

По приговору Истринского городского суда от 13 октября 2000 года Б.В.В. и П.В.В. осуждены по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ. Судом постановлено взыскать солидарно с Б. и П. в пользу потерпевшего А. 69170 руб. 38 коп. в возмещение материального ущерба и 5000 руб. компенсация морального вреда.
Президиум Московского областного суда приговор в части разрешения гражданского иска отменил, направив дело в этой части на новое рассмотрение ввиду нарушения требований ст. 20, 310, 314 УПК РСФСР.
Установив в приговоре, что потерпевшему А. действиями осужденных причинен материальный ущерб в размере 66902 руб., часть похищенного потерпевшему возвращена, суд в то же время постановил взыскать с осужденных 69170 руб. 38 коп., не приведя в приговоре мотивов такого решения, а также не изложив доказательств, на основании которых разрешен гражданский иск, и не указав закон, которым он при этом руководствовался.
При разрешении требований потерпевшего А. о компенсации морального вреда суд не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Моральный вред компенсируется также в других случаях, предусмотренных законом.
Законодательство не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

Невыяснение судом причин неявки потерпевшего, являвшегося частным обвинителем, повлекло отмену приговора.

В соответствии со ст. 474 УПК РСФСР при неявке частного обвинителя в суд без уважительных причин дело подлежит прекращению в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.
При неявке в судебное заседание 5 и 19 февраля 2001 года потерпевшего К. Люберецкий городской суд определил продолжить рассмотрение дела в его отсутствие и постановил обвинительный приговор, признав Князева виновным по ст. 115 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав, что судом существенно нарушен уголовно – процессуальный закон, при неявке частного обвинителя постановлен обвинительный приговор, при этом не выяснены причины неявки потерпевшего в судебное заседание, в деле не имеется документов о надлежащем уведомлении потерпевшего о проведении судебного заседания 19.02.2001.
В соответствии со ст. 471 УПК РСФСР по уголовному делу судья принимает решения и проводит подготовительные действия к судебному заседанию в порядке, установленном главой 20 УПК РСФСР, и в силу п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК РСФСР судья обязан решить вопрос о лицах, подлежащих вызову в судебное заседание.

Вопросы общей части УК РФ и квалификации преступлений

Принцип обратной силы закона, сформулированный в ст. 10 УК РФ, относится к уголовному закону.

По приговору Дмитровского городского суда от 4 июля 2000 года Р.И.А. была осуждена по ст. 200 ч. 1 УК РФ за обман покупателей, совершенный ею 10 июня 2000 года, на сумму 8 руб. 78 коп.
Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда приговор отменила, сославшись на то, что "согласно Российскому законодательству минимальный размер заработной платы по Российской Федерации с 1 июля 2000 г. установлен в размере 132 руб., на день рассмотрения дела в суде одна десятая часть минимального размера оплаты труда составляет 13 руб. 20 коп., а сумма обмана составила 8 руб. 78 коп., то есть в силу ст. 10 УК РФ действия Рыжковой не образуют состава уголовно наказуемого деяния".
Однако при отмене приговора судом кассационной инстанции не учтено положение ст. 9 УК РФ о том, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и не принято во внимание, что принцип обратной силы, сформулированный в ст. 10 УК РФ, относится к уголовному закону, устраняющему преступность деяния, смягчающему наказание или иным образом улучшающему положение лица, совершившего преступление.
Минимальный размер оплаты труда, исходя из которого определяется такой квалифицирующий признак преступления, как размер, устанавливается не уголовным законом, а законом иной отраслевой принадлежности. Его изменение не влечет изменение нормы уголовного закона, действовавшей на момент совершения преступления, поскольку по своей правовой природе минимальный размер оплаты труда является единицей расчета, которая определяется федеральным законодателем с учетом социально – экономических факторов и на определенный период, что в данном случае исключает возможность применения конкретного минимального размера оплаты труда в уголовно – правовых отношениях, возникших до его установления.
Президиум Московского областного суда отменил определение судебной коллегии, направив дело на новое кассационное рассмотрение.
Также следует иметь в виду, что обязательным условием возникновения уголовной ответственности по ст. 200 ч. 1 УК РФ является совершение обмана в значительном размере, понятие которого раскрыто в примечании к ст. 200 УК РФ и составляет ущерб в сумме, превышающей одну десятую часть минимального размера оплаты труда.

Ст. 150 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность путем обмана, обещаний, угроз или иным способом.

По приговору Ногинского городского суда от 9 декабря 1999 г. Г. осужден по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г", ст. 150 ч. 4 УК РФ.
Суд в приговоре установил, что Г. предложил С. совершить кражу, обещая личным примером поддержать подростка.
Однако это обстоятельство не подтверждено доказательствами, исследованными судом. Как Г., так и С. показали о том, что по дороге домой они замерзли, залезли в дачный домик погреться, а затем взяли там вещи.
Президиум Московского областного суда, отменяя приговор в части осуждения Г. по ст. 150 ч. 4 УК РФ, указал, что согласно диспозиции ст. 150 УК РФ под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимаются действия, направленные на возбуждение у него желания совершить преступление или участвовать в его совершении. При этом действия виновного носят активный характер и сопряжены с физическим или психическим воздействием на несовершеннолетнего (побои, обман, уговоры, уверения в безнаказанности, подкуп, угрозы, запугивание и др.)
Этих обстоятельств по делу не установлено. Поэтому дело в этой части прекращено за отсутствием в действиях состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Хищение признается мелким, если стоимость похищенного не превышает минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ.

По приговору Электростальского городского суда от 25 февраля 1999 года осуждены А., В., П., И. по ст. 166 ч. 2 пп. "а", "б", ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ. По ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ они осуждены за то, что из автомашины потерпевшего похитили 2 аудиокассеты стоимостью 20 руб. и пустой футляр, не представляющий ценности.
Президиум Московского областного суда приговор в части осуждения их по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ отменил и дело производством прекратил за отсутствием в действиях состава преступления по следующим основаниям.
В соответствии с примечанием к ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РФ.
Минимальный размер оплаты труда на 27 ноября 1998 года составлял 83 руб. 49 коп., а стоимость двух аудиокассет – 20 руб. При таких данных в действиях осужденных отсутствует состав уголовно – наказуемого деяния.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ может быть только частное лицо.

По приговору Воскресенского городского суда Московской области от 3 октября 2000 года К.В.И. осужден по ст. 165 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы. Наказание назначено условно.
К., являясь директором и лицом, ответственным за осуществление распорядительно – исполнительных функций ЗАО "Б", осуществлял производство пиломатериалов без специального разрешения (лицензии), уклоняясь от оплаты лицензионного сбора за получение специального разрешения (лицензии) в размере 835 руб., а также осуществлял торговлю грибами без временного патента на право торговли грибами, уклоняясь от его оплаты путем злоупотребления доверием, в размере 1392 руб., чем причинил имущественный ущерб администрации Воскресенского района Московской области.
Президиум Московского областного суда приговор в отношении К. отменил и дело производством прекратил на основании ст. 5 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР за отсутствием в действиях состава преступления, указав, что статья 165 УК РФ отнесена законом к преступлениям против собственности, и субъектом данного преступления являются частные лица, достигшие 16 лет.
Судом установлено, что К. являлся генеральным директором закрытого акционерного общества "Б", а не частным лицом, в связи с чем он не является субъектом данного преступления и не может нести ответственность по ст. 165 УК РФ.
При совершении этих же действий лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью, содеянное подлежит квалификации в зависимости от конкретных обстоятельств по соответствующей статье главы 22 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, в частности ст. 171 УК РФ, обязательным признаком которой является причинение крупного ущерба, либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.
Как установлено судом, предпринимательской деятельностью К. без лицензии был причинен ущерб в размере 2227 руб., что в соответствии с примечанием к ст. 171 УК РФ не составляет крупного ущерба, а также дохода в крупном размере.

По делам о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения размер причиненного ущерба определяется исходя из понесенных владельцем фактических убытков вследствие неправомерного завладения транспортным средством.

К. и М. Московским областным судом осуждены за неправомерное завладение автомашиной потерпевшего без цели хищения с причинением крупного ущерба, поскольку впоследствии ими автомашина была сожжена, по ст. 166 ч. 3 УК РФ, а также за умышленное уничтожение автомобиля путем поджога – по ст. 167 ч. 2 УК РФ. Из материалов дела видно, что во время завладения автомашина не была разукомплектована либо повреждена, т.е. ущерб вследствие ее угона причинен не был. Уничтожение автомобиля путем поджога является объективной стороной преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, по которой М. и К. также осуждены.
Поэтому судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ действия осужденных переквалифицированы с ч. 3 ст. 166 УК РФ на ч. 2 п. "а" ст. 166 УК РФ, как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Под незаконным изготовлением наркотических средств или психотропных веществ понимаются любые действия, в результате которых они были получены в готовом для потребления виде из каких-либо других средств (веществ).

По приговору Зарайского городского суда от 17 декабря 1998 года осужден П.А.А. по ст. 228 ч. 1, ст. 228 ч. 3 п. "в" и ст. 161 ч. 2 пп. "б", "д" УК РФ. Попов признан виновным в незаконном приобретении, хранении и изготовлении наркотических средств в крупном размере. Изготовление наркотического средства выразилось в том, что П. дома над газовой плитой высушил собранные им листья дикорастущей конопли, измельчил их, изготовив марихуану (высушенную) в количестве 1,15 г.
Согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" под незаконным изготовлением наркотических средств или психотропных веществ следует понимать действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ, из числа включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.
В каждом конкретном случае необходимо устанавливать и направленность умысла виновного, стремился ли он своими действиями получить вещество, содержащее повышенную концентрацию наркотического средства, либо такую цель перед собой не ставил.
Как установлено судом, П. набивал папиросу высушенной коноплей и курил. Высушивая коноплю и измельчая ее, Попов не преследовал цель получения нового вещества с повышенной концентрацией наркотического средства, его целью было удобство использования конопли при курении.
Кроме этого, согласно сводной таблице заключений постоянного Комитета по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ марихуана высушенная и невысушенная относится к одной и той же категории наркотических средств.
Президиумом Мособлсуда приговор в части осуждения П. по ч. 3 п. "в" ст. 228 УК РФ отменен и дело производством прекращено за отсутствием в действиях состава преступления.

Ч. 2 ст. 325 УК РФ содержит самостоятельную уголовно – правовую норму, устанавливающую уголовную ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа.

По приговору Московского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 7 июня 2000 г. Мамонов М.В. и Конев осуждены по ст. 105 ч. 2 пп. "д", "ж", ст. 158 ч. 2 пп. "а", "г", ст. 166 ч. 3, ст. 167 ч. 2, ст. 325 ч. 1 и ст. 325 ч. 2 УК РФ.
По ст. 325 ч. 1 и ч. 2 ст. 325 УК РФ М. и К. осуждены за то, что похитили паспорт потерпевшего, его водительское удостоверение, технический паспорт и сожгли указанные документы.
Между тем, ч. 1 ст. 325 УК РФ предусматривает ответственность за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов.
Похищение паспорта правильно квалифицировано по ч. 2 ст. 325 УК РФ. По факту последующего уничтожения паспорта какой-либо дополнительной квалификации не требуется, поскольку составом преступления – похищение паспорта – охватывается и последующее распоряжение похищенным, в том числе и уничтожение.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Московского областного суда в части осуждения К. и М. по ч. 1 ст. 325, УК РФ отменила и дело производством прекратила за отсутствием состава преступления.

Поскольку подделка документов совершается с целью их использования (ч. 1 ст. 327 УК РФ), последующее использование подложных документов лицом, виновным в подделке, не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

По приговору Реутовского городского суда от 21 октября 1999 года С.В.А. осужден по ст. 327 ч. 1 и 327 ч. 3 УК РФ за то, что подделал паспорт и при проверке документов предъявил его, т.е. использовал его.
Использование подложного документа лицом, виновным в подделке, не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ. Президиум Московского областного суда приговор в части осуждения Соловьева по ч. 3 ст. 327 УК РФ отменил и дело производством прекратил за отсутствием в действиях состава преступления.

Наказание. Виды исправительных учреждений

Судимости за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступления.

По приговору Орехово – Зуевского городского суда от 5 апреля 2000 года О. осужден по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Направляя О. для отбывания в исправительную колонию строгого режима, суд установил у него рецидив преступлений, однако не учел, что хотя Орлов и был судим в 1993 г. к лишению свободы, в то же время был судим за преступление, совершенное в возрасте до 18 лет и в соответствии с п. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений. С учетом этого Орлов должен рассматриваться как лицо, впервые осужденное за совершение тяжкого преступления и в соответствии с ч. 1 п. "б" ст. 58 УК РФ должен отбывать наказание в исправительной колонии общего режима. Президиумом Московского областного суда приговор изменен, исключено указание о рецидиве преступления, изменен вид исправительной колонии со строгого на общий.

Назначение наказания и вида исправительного учреждения без учета требований ст. 18, 68 ч. 2 и ст. 58 УК РФ повлекло отмену приговора.

По приговору Коломенского городского суда К. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Судебная коллегия по уголовным делам по протесту прокурора приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение, указав, что из материалов дела видно, что Г. 21.04.99 был судим по ст. 158, ч. 2 пп. "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы и освободился из мест лишения свободы 02.08.2000.
На момент совершения нового преступления 28.10.2000 судимость Г. не погашена. Однако это обстоятельство судом не было принято во внимание. Суд не обсудил в соответствии со ст. 18 ч. 2 п. "б" УК РФ вопрос о признании в содеянном опасного рецидива, не учел при назначении наказания требования ч. 2 ст. 68 УК РФ о размере наказания при опасном рецидиве, а при определении вида исправительной колонии – положения ч. 1 ст. 58 УК РФ, что повлекло неправильное определение размера наказания и вида исправительной колонии.

Приговор, которым лицо осуждено за особо тяжкое преступление с применением ст. 64 УК РФ, отменен за мягкостью наказания.

По приговору Шатурского городского суда от 29 марта 2000 года С.В.В. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
Президиум Московского областного суда по протесту прокурора приговор отменил, указав, что в соответствии со ст. 64 УК РФ наказание ниже низшего предела может быть назначено при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведения во время или после совершения преступления, других обстоятельствах, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.
Суд в обоснование назначения наказания ниже низшего предела сослался на первую судимость осужденного, его чистосердечное раскаяние в содеянном, заболевание глаз, положительную характеристику.
Однако согласно характеристике С. характеризуется как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками, на его поведение поступали жалобы.
Данных, свидетельствующих о наличии у С. заболеваний, в деле нет.
Не учтено судом, что преступление, в котором он признан виновным, относится в силу ст. 15 УК РФ к особо тяжким.
Приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Отбытое осужденным наказание в виде лишения свободы за деяние, преступность и наказуемость которого устранена, не может учитываться при назначении вида исправительной колонии.

По приговору Подольского городского суда от 17 мая 2000 года осужден К. по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к пяти годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Президиум Московского областного суда приговор в части вида исправительной колонии изменил, указав, что, хотя К. ранее отбывал лишение свободы, однако в силу положений ст. 10 УК РФ отбытое им наказание в виде лишения свободы за деяние, преступность и наказуемость которого устранена, не может учитываться при назначении вида исправительной колонии. К. ранее был судим по ст. 112 ч. 1, ст. 193 ч. 2 УК РСФСР. Однако ст. 193 ч. 2 УК РСФСР из Уголовного кодекса исключена и ответственность за данное деяние устранена. Действия, квалифицированные по ст. 112 ч. 1 УК РСФСР, соответствуют ст. 115 УК РФ, санкция которой не содержит наказания в виде лишения свободы.
При таких обстоятельствах вид исправительной колонии изменен со строгого на общий.

Часть 3 ст. 68 УК РФ предусматривает, что если статья (часть статьи) Особенной части УК содержит указание на судимость лица, совершившего преступление, как на квалифицирующий признак, наказание при рецидиве, опасном рецидиве и особо опасном рецидиве назначается без учета правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК.

Это обстоятельство обусловлено тем, что самой санкцией статьи, предусматривающей ответственность за более тяжкое преступление по этому же квалифицирующему признаку, законодателем установлено более строгое наказание.
По приговору Павлово – Посадского городского суда от 13 октября 1999 года В. осужден по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества.
В. признан виновным в открытом похищении чужого имущества, будучи лицом, ранее два и более раза судимым за хищение.
Суд, вопреки требованиям ч. 3 ст. 68 УК РФ, при назначении В. наказания применил правила ч. 2 ст. 68 УК РФ и назначил наказание в размере трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за данное преступление.
Назначение наказания В. со ссылкой на ст. 68 ч. 2 УК РФ и в указанном размере противоречит требованиям закона, в связи с чем президиум Московского областного суда приговор изменил, исключил из описательной и резолютивной части приговора указание о применении ч. 2 ст. 68 УК РФ и снизил назначенное В. наказание.

Согласно ст. 74 ч. 3 УК РФ основанием для отмены условного осуждения является систематическое или злостное неисполнение условно – осужденным возложенных на него судом обязанностей.

Постановлением Химкинского городского суда от 7 апреля 2000 года Ш.А.Ю., осужденному по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 1 год; отменено условное осуждение и постановлено направить его для отбывания наказания в исправительную колонию.
Отменяя условное осуждение, суд в постановлении сослался на то, что Ш. не являлся на регистрацию, не проживал по месту жительства, чем уклонялся от возложенных на него судом обязанностей.
Президиум Московского областного суда постановление суда отменил и направил материал на новое рассмотрение, указав, что в соответствии со ст. 74 ч. 3 УК РФ основанием для отмены условного осуждения является систематическое или злостное неисполнение условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей. Однако, как видно из приговора, на Ш. судом исполнение каких-либо обязанностей не возлагалось и вывод суда о нарушении им обязанностей не соответствует материалам дела, в которых отсутствовали данные о поведении осужденного в период испытательного срока.

Ответы на вопросы

Вопрос: Подлежит ли рассмотрению районным судом требование налоговой полиции о конфискации продукции у юридического лица и (или) индивидуального предпринимателя, совершивших административное правонарушение, предусмотренное ст. 8 Федерального закона от 8 июля 1999 г. "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции"?

Ответ: Согласно ст. 8 указанного Федерального закона совершение юридическим лицом и (или) индивидуальным предпринимателем правонарушений, предусмотренных данной статьей, влечет наложение административного штрафа в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции в соответствующих таре и (или) упаковке или без таковой,
В соответствии с п. 2 ст. 13 того же Закона дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8 данного Закона, рассматривают руководители органов налоговой полиции, органов внутренних дел.
В силу п. 3 ст. 13 названного Закона наложение административного взыскания в виде конфискации у нарушителя этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции в соответствующих таре и (или) упаковке, а также оборудования и сырья, находившихся у него на законных основаниях, относится к компетенции районных судов (мировых судей).
Следовательно, требование органа налоговой полиции о конфискации упомянутой продукции у юридического лица, совершившего указанные выше административные правонарушения, подлежит рассмотрению районным судом (мировым судьей).

Вопрос: Если указанное выше требование подлежит рассмотрению районным судом, вправе ли суд проверить факт совершения административного правонарушения и отказать в конфискации по мотивам отсутствия основания для ее применения, несмотря на наличие постановления органа налоговой инспекции (должностного лица) о наложении штрафа за административное правонарушение, которое не обжаловано?

Ответ: Дело по требованию органа налоговой полиции о конфискации имущества (продукции) у юридического лица и (или) индивидуального правонарушения рассматривается районным судом с соблюдением положений КоАП РСФСР, регулирующих производство по делам об административных правонарушениях.
Согласно ст. 225 КоАП РСФСР одной из задач производства по делам об административных правонарушениях является своевременное, всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в точном соответствии с законодательством.
Исходя из этих положений, районный суд, рассматривая дело по требованию органа налоговой полиции о применении конфискации продукции (имущества) у нарушителя правил оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции, должен установить все обстоятельства, от которых зависит законное и обоснованное разрешение дела, несмотря на наличие постановления органа налоговой полиции о наложении штрафа за соответствующее административное правонарушение на данное лицо.
Придя к выводу об отсутствии основания для применения конфискации, суд отказывает в удовлетворении требования органа налоговой полиции и выносит постановление о прекращении дела производством (ст. 262 КоАП РСФСР).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector