Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1998 год | Московский портал
Без рубрики

Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1998 год

В 1998 г. судами Московской области рассмотрено с постановлением приговора 33835 уголовных дел.
В кассационном порядке приговоры оставлены без изменения в отношении 5330 лиц, что составляет 80,6%, отмены в отношении 660 лиц – 10,1%, изменены в отношении 618 лиц – 9,3%.
Президиумом Московского областного суда рассмотрено с протестами 647 дел на 898 лиц, из них отклонено 25 протестов на 33 лица. В порядке надзора отменены приговоры в отношении 119 лиц.
В целях единообразного применения уголовного и уголовно – процессуального законодательства, а также устранения ошибок, допускаемых судами при рассмотрении уголовных дел, ниже приводится практика Московского областного суда, представляющая правовой интерес при разрешении конкретных дел.

Применение уголовно – процессуального закона

Согласно п. 10 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в отношении лица, о котором имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению.

Приговором Мытищинского городского суда от 24 февраля 1998 г. Д. осужден по ст. 161, ч. 2, пп. "б", "д" УК РФ к трем годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком на четыре года.
Кассационная инстанция определением от 25 марта 1998 г. отменила приговор суда с направлением дела для производства дополнительного расследования, сославшись на наличие в уголовном деле неотмененного постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Д. по ст. 161 ч. 2 УК РФ на основании ст. 5 ч. 1, п. 2 УК РСФСР за отсутствием состава преступления.
Отменяя определение судебной коллегии с направлением дела на новое кассационное рассмотрение, Президиум Московского областного суда указал, что в ходе предварительного расследования следователем вынесено не постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Д. ст. 161 ч. 2 УК РФ, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по указанной статье, которое не может быть рассмотрено применительно к требованиям п. 10 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, поскольку влечет иные правовые последствия и не препятствует производству по делу.

Согласно ч. 5, ст. 5 УПК РСФСР прекращение дела по основаниям, указанным в пунктах 3 и 4 указанной статьи, не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

Постановлением судьи Истринского городского суда от 26 января 1998 г. уголовное дело по обвинению С. по ст. 264 ч. 1 УК РФ прекращено по п. 4 ст. 5 УПК РСФСР на основании ст. 7, п. "в" постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 декабря 1997 г. "Об объявлении амнистии".
Президиум Московского областного суда, отменяя постановление судьи, указал, что суд, применяя п. 4 ст. 5 УПК РСФСР, не выяснил, согласен ли С. на прекращение уголовного дела по данному основанию. Из надзорной жалобы С. усматривается, что вину свою в автодорожном происшествии он не признает и категорически не согласен с прекращением дела в связи с применением акта "Об амнистии".

Согласно акту об амнистии по уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, суд, если признает необходимым назначить наказание, не связанное с лишением свободы, освобождает осужденного от наказания, а не прекращает дело.

Определением Красногорского городского суда от 8 января 1998 г. уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, прекращено по ст. 7, п. "г" постановления Государственной Думы Российской Федерации от 24 декабря 1997 г. "Об объявлении амнистии".
Отменяя определение суда в связи с существенным нарушением норм уголовно – процессуального закона и неправильным применением амнистии, президиум указал, что в соответствии с п. "г" ст. 7 постановления "Об объявлении амнистии" подлежат прекращению уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления, за которые предусмотрены наказания, не связанные с лишением свободы, поскольку санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает наказание только в виде лишения свободы, освобождение осужденного от наказания по амнистии возможно лишь при назначении ему наказания, не связанного с лишением свободы.
Кроме того, согласно п. 4 ст. 5 УПК РСФСР, если обстоятельства применения амнистии обнаруживаются в стадии судебного разбирательства, то суд доводит разбирательство дела до конца и при доказанности вины постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Суд же в нарушение указанных требований закона прекратил производство по делу по амнистии в ходе судебного разбирательства.

В том случае, если вопрос о нарушении следственными органами требований ч. 3, ст. 17 УПК РСФСР возник после назначения судебного заседания, суд обязан самостоятельно обеспечить перевод следственного документа на родной язык обвиняемого.

Определением Протвинского городского суда от 2 июня 1998 г. уголовное дело по обвинению А., Б. и других направлено для производства дополнительного расследования.
Основанием для принятого судом решения послужило то обстоятельство, что А. – черкесу по национальности – копия обвинительного заключения была вручена на русском языке без перевода на черкесский язык.
Определением судебной коллегии определение суда оставлено без изменения.
Президиум Московского областного суда отменил определения судов первой и кассационной инстанций ввиду отсутствия предусмотренных законом оснований для производства дополнительного расследования.
При решении вопроса о назначении судебного заседания суд в полной мере не выполнил требования ст. 223-1 УПК РСФСР и не обратил внимание на допущенное органами следствия нарушение требований ч. 3, ст. 17 УПК РСФСР, выразившееся в неизготовлении копии обвинительного заключения на черкесском языке для вручения обвиняемому А.
Поскольку вопрос о вручении А. копии обвинительного заключения на родном языке возник после назначения судебного заседания, в ходе судебного разбирательства по делу суду следовало обеспечить перевод обвинительного заключения на черкесский язык без направления дела для производства дополнительного расследования.

По делам о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, 129 ч. 1; ст. 130, 146 ч. 1; ст. 147 ч. 1 УК РФ, предварительное следствие в соответствии со ст. 126 УПК РСФСР проводится только в случаях, когда это признают необходимым суд или прокурор, а также если к уголовной ответственности привлекается несовершеннолетний либо лицо, которое в силу физических или психических недостатков не может осуществлять свое право на защиту.

Приговором Щелковского городского суда от 22 апреля 1998 г. М. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 116, 161 ч. 2, п. "б" УК РФ, к окончательному наказанию на основании ст. 69 УК РФ в виде лишения свободы сроком на четыре года девять месяцев. По ст. 150 ч. 1 УК РФ оправдан.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 1 июня 1998 г. приговор оставлен без изменения.
Президиум Московского областного суда приговор суда и определение судебной коллегии в части осуждения М. по ст. 116 УК РФ отменил и производство по делу в этой части прекратил на основании п. 6 ч. 1, ст. 5 УПК РСФСР.
Как видно из дела, 10 ноября 1997 г. К. обратился с заявлением к начальнику ОВД Звездного городка о привлечении к ответственности неизвестных лиц, которые подвергли его избиению и забрали принадлежащие ему вещи.
В тот же день по факту ограбления К. было возбуждено уголовное дело в отношении М. по ст. 161 ч. 2, п. "г" УК РФ.
Согласно заключению проведенной по делу судебно – медицинской экспертизы потерпевшему были причинены телесные повреждения, не повлекшие за собой расстройства здоровья.
Впоследствии в ходе предварительного расследования М. было предъявлено обвинение по ст. 116, 161 ч. 2, п. "б", ст. 150 ч. 1 УК РФ.
Между тем в соответствии со ст. 27 УПК РСФСР следственные органы, установив в действиях М. признаки преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, обязаны были вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и разъяснить К. право обратиться в суд в порядке производства по делам частного обвинения.
Однако ни следователь органа внутренних дел, предъявивший М. обвинение по ст. 116 УК РФ, ни прокурор, утвердивший обвинительное заключение, в нарушение указанных требований не входили в обсуждение указанных обстоятельств.
Согласно ч. 3, ст. 27 УПК РСФСР в исключительных случаях, если дело о каком-либо преступлении, предусмотренном ст. 115, 116, 129 ч. 1, ст. 130, 146 ч. 1 и ст. 147 ч. 1 УК РФ, имеет особое общественное значение и если потерпевший по этому делу либо по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1, ст. 131 УК РФ, в силу беспомощного состояния и зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего. В этом случае в постановлении о возбуждении дела прокурор должен обосновать, в чем заключается особая общественная значимость данного дела и вследствие каких причин потерпевший не может защищать свои права. При этом сам факт утверждения прокурором обвинительного заключения и поддержание обвинения в суде не могут рассматриваться как возбуждение им уголовного дела.
На допущенные нарушения уголовно – процессуального закона не было обращено внимание судом первой инстанции, рассмотревшим дело и вынесшим обвинительный приговор, а также кассационной инстанцией, оставившей приговор без изменения.
Поскольку в ходе судебного разбирательства потерпевший К. заявил о том, что он не имеет претензий к М., состоявшиеся по делу судебные решения были отменены в части осуждения М. по ст. 116 УК РФ с прекращением производства по делу за примирением потерпевшего с обвиняемым.

Процессуальные действия, предусмотренные ст. 201 УПК РСФСР, должны быть отложены следователем до явки защитника, избранного обвиняемым, но не более чем на пять суток.

Определением Одинцовского городского суда от 6 августа 1998 г. уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 103 УК РСФСР, ст. 222 ч. 1 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования.
В обоснование принятого решения суд указал, что органами следствия грубо нарушен уголовно – процессуальный закон, поскольку при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР следователь, ссылаясь на болезнь адвоката Н., с которым у обвиняемого имелось соглашение, не выдержал установленный законом 5-дневный срок и пригласил другого адвоката в порядке ст. 49 УПК РСФСР, в присутствии которого обвиняемый знакомиться с материалами дела отказался.
Президиум Московского областного суда, проверив материалы дела по протесту Прокурора Московской области, в котором ставился вопрос об отмене определения судьи, оставил протест без удовлетворения по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, по окончании предварительного следствия следователь 3 декабря 1997 г. по телефону поставил в известность заведующего юридической консультацией о том, что на 8 декабря 1997 г. намечено выполнение требований ст. 201 УПК РСФСР с участием адвоката Н. Заведующий консультацией сообщил, что адвокат Н. болеет, имеет больничный лист. Следователь, не выяснив, извещен ли адвокат заведующим юридической консультации о выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР, 8 декабря 1997 г. заменил его другим адвокатом Ч. и в тот же день 8 декабря 1997 г. ознакомил обвиняемого Б. с участием адвоката Ч. с материалами дела и объявил об окончании предварительного следствия. При этом обвиняемый Б. отказался от ознакомления с материалами дела с участием другого адвоката.
Не соглашаясь с доводами протеста, президиум указал, что, хотя из сообщения заведующего консультацией, а также копии листка нетрудоспособности следует, что адвокат Н. был болен, в то же время из дела видно, что он принимал участие в выполнении следственных действий. Следователем не проверено, был ли адвокат извещен заведующим консультацией о выполнении требований ст. 201-203 УПК РСФСР на 08.12.97, и не выполнено положение ст. 201 УПК РСФСР о том, что другого защитника следователь вправе вызвать лишь в том случае, если избранный обвиняемым защитник не имеет возможности явиться в указанный срок.
Таким образом, приглашение следователем при указанных обстоятельствах для ознакомления с делом адвоката по своему усмотрению в тот же день, несмотря на просьбу обвиняемого знакомиться с делом с адвокатом по соглашению, повлекло нарушение права обвиняемого на защиту.

Вопрос о приостановлении производства по групповому делу в порядке ст. 231 УПК РСФСР решается в зависимости от того, есть ли основания считать, что истина будет установлена при рассмотрении дела в отсутствие скрывшегося обвиняемого.

Постановлением судьи Подольского городского суда от 1 сентября 1997 г. уголовное дело по обвинению В., Ф., Х. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30, 158 ч. 2, пп. "а", "в", "г", ст. 158 ч. 2, пп. "а", "в", "г" УК РФ, приостановлено производством и в порядке ст. 231 УПК РСФСР направлено прокурору Подольского района Московской области для организации розыска обвиняемого Х. и решения вопроса об изменении ему меры пресечения.
Президиум Московского областного суда, признав постановление судьи незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, указал, что, направляя дело со стадии назначения прокурору для организации розыска скрывшегося обвиняемого Х., суд в нарушение требований ст. 231 УПК РСФСР не обсудил вопрос о возможности рассмотрения дела в отношении других обвиняемых, проходящих по делу, в отсутствие Х. и преждевременно направил дело в отношении всех обвиняемых прокурору.

Непредоставление осужденному возможности ознакомиться с протоколом судебного заседания в полном объеме является существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

Приговором Электростальского городского суда от 12 января 1998 г. З. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
Определением судебной коллегии приговор суда оставлен без изменения.
Президиумом Московского областного суда определение кассационной инстанции отменено в связи с нарушением требований ст. 264 УПК РСФСР, которое выразилось в том, что осужденному для ознакомления был предоставлен не весь протокол, а лишь часть его.
Как видно из материалов дела, судебное разбирательство по делу проводилось три раза: в ноябре 1997 г., декабре 1997 г. и январе 1998 г., по каждому судебному заседанию велся протокол, который был подписан председательствующим и секретарем судебного заседания. Поскольку дело откладывалось в порядке ст. 277 УПК РСФСР, все три протокола должны рассматриваться по существу как единый протокол и для ознакомления осужденному должны быть предоставлены все три протокола.
Между тем З. был вручен для ознакомления лишь один протокол последнего судебного заседания от 9-12.01.98.
Судебная коллегия Московского областного суда вместо того, чтобы возвратить дело в городской суд для выполнения требований ст. 264 УПК РСФСР, рассмотрела дело по существу, оставив жалобу З. без удовлетворения.
Допущенное судом нарушение уголовно – процессуального закона ущемляет гарантированные законом права осужденного как участника процесса.
Поскольку указанное нарушение закона могло повлиять на правильность определения, вынесенного кассационной инстанцией, определение судебной коллегии отменено с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

В соответствии со ст. 352 УПК РСФСР указание суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, обязательно при вторичном рассмотрении дела судом.

Приговором Одинцовского городского суда от 23 июня 1998 г. Б. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 2 года 6 месяцев условно, в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.
Отменяя приговор по кассационной жалобе потерпевшей Д., судебная коллегия указала, что 20.01.98 Б. был осужден за это же преступление к 2 годам лишения свободы реально. Определением судебной коллегии от 23.03.98 этот приговор был отменен за мягкостью назначенного наказания по жалобе потерпевшей.
При новом рассмотрении объем обвинения и обстоятельства дела не изменились, однако суд назначил Б. наказание, не связанное с лишением свободы, т.е. мягче, чем по предыдущему приговору.
Допущенное нарушение уголовно – процессуального закона судебная коллегия обоснованно признала существенным, влекущим отмену приговора суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Статья 415 УПК РСФСР, устанавливающая порядок направления в суд материалов досудебной подготовки по протокольной форме, не предусматривает санкционирования прокурором протокола.

Постановлением судьи Клинского городского суда от 26 июня 1998 г. уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, направлено для проведения дополнительного расследования в связи с тем, что дело протокольной формы в нарушение п. 4 ст. 414 УПК РСФСР направлено в суд без санкции прокурора.
Отменяя постановление судьи, президиум Московского областного суда указал, что ссылка в постановлении на п. 4 ст. 414 УПК РСФСР необоснованна, поскольку указанная статья содержит лишь перечень преступлений, по которым возможно применение протокольной формы досудебной подготовки материалов, порядок же направления материалов в суд регламентирован ст. 415 УПК РСФСР, которая Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. изменена и в настоящее время не содержит указания о необходимости санкции прокурора при направлении в суд протокола вместе с материалами.

При разрешении гражданского иска суд с учетом требований ст. 310, 314, 317 УПК РСФСР обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в иске, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого иск разрешен.

По приговору Мытищинского городского суда от 24 июля 1997 г. осуждены А., Р., Ж. и Н. по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР каждый к лишению свободы на четыре года шесть месяцев, кроме того, Н. признан виновным также по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к окончательному наказанию по совокупности преступлений в виде лишения свободы сроком на семь лет.
Постановлено взыскать с Н. в пользу К. материальный ущерб (средства на погребение) в размере 18151000 руб., кроме того, с Н., Р., А., Ж. в пользу К. взыскан моральный вред в солидарном порядке в размере 85364400 руб.
Президиум Московского областного суда, отменяя приговор суда и определение судебной коллегии, оставившей приговор без изменения, в части разрешения гражданского иска указал, что гражданский иск разрешен с нарушениями требований уголовно – процессуального закона, постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.94 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", от 29.04.96 "О судебном приговоре", от 20.12.94 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда".
В возмещение материального ущерба суд взыскал с Н. в пользу потерпевшей К. 18251000 руб.
Между тем в деле имеются документы, подтверждающие размер материального ущерба на сумму 13000000 руб.
Данным обстоятельствам суд оценки не дал.
При решении вопроса о компенсации морального вреда суд возложил ответственность за его возмещение на всех осужденных в солидарном порядке.
Между тем, как видно из материалов дела, совместными действиями осужденных потерпевшему были причинены телесные повреждения, относящиеся к легким, не повлекшим расстройства здоровья, и менее тяжким, а от удара, нанесенного Н. ногой, потерпевшему были причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть на месте совершения преступления.
При таких обстоятельствах суд, решая вопрос о компенсации морального вреда, обязан был исходить из оценки всех обстоятельств по делу, в том числе степени вины каждого из осужденных, в связи с чем моральный вред должен быть компенсирован в долевом порядке с учетом степени вины каждого из осужденных.

Направление дела для производства дополнительного расследования со стадии назначения судебного разбирательства на основании постановления судьи, вынесенного без проведения заседания с участием сторон, признано незаконным и противоречащим конституционному принципу состязательности.

Постановлением Одинцовского городского суда от 1 февраля 1998 г. уголовное дело по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования со стадии назначения судебного заседания в связи с нарушением органами дознания требований ст. 20 УПК РСФСР, выразившихся в неисследованности личности А.
Президиум Московского областного суда, удовлетворив протест Прокурора Московской области, отменил постановление судьи по следующим основаниям.
Согласно ст. 123 ч. 3 Конституции РФ уголовное судопроизводство основывается на принципе состязательности и равноправия сторон. Этот принцип в уголовном судопроизводстве означает строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, которые осуществляются разными субъектами.
Возвращение дела для дополнительного расследования в случае неполноты предварительного следствия при отсутствии ходатайств сторон, отражает только интересы обвинения, и, таким образом, суд выполняет не свойственную ему обвинительную функцию.

Применение уголовного закона

В соответствии с требованиями п. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по признакам ст. 70 УК РФ.

Приговором Сергиево – Посадского городского суда от 15 декабря 1997 г. С. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено по совокупности приговоров 2 года и 6 месяцев лишения свободы.
На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 3 года.
Отменяя указанный приговор, президиум указал, что С. совершил преступление в период испытательного срока, установленного приговором суда от 28.10.96, а само преступление (ст. 228 УК РФ) согласно ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести. При таких обстоятельствах назначение осужденному по последнему приговору вновь условной меры наказания нельзя признать правильным.

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого – либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

По приговору Ногинского городского суда от 15 декабря 1997 г. В. и С. осуждены по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2, п. "а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ каждый к одному году исправительных работ с удержанием из зарплаты 10%, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в течение шести месяцев.
В. и С. признаны виновными в покушении на кражу чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, на картофельном поле АОЗТ Кудиново В. и С. накопали 7 кг картофеля на общую сумму 9 руб. 54 коп.
Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда определением от 25 февраля 1998 г. приговор суда отменила и производство по делу прекратила по ст. 5 ч. 1, п. 2 УПК РСФСР, указав, что действия В. и С. хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2, п. "а" УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности.
Президиум Московского областного суда, рассмотрев дело по протесту Прокурора Московской области, в котором ставился вопрос об отмене кассационного определения, оставил протест без удовлетворения по следующим основаниям.
Вопрос о признании того или иного деяния малозначительным находится в компетенции следствия и суда.
Судебная коллегия в пределах своей компетенции признала действия В. и С. по выкапыванию кустов картофеля и попытке похищения тем самым 7 кг картофеля не представляющими общественной опасности в силу их малозначительности.
Доводы протеста о том, что ответственность за кражу чужого имущества наступает независимо от стоимости (размера) похищенного, противоречат положениям ч. 2 ст. 14 УК РФ, действие которых распространяется на все деяния, предусмотренные Уголовным кодексом.
Кроме того, согласно Федеральному закону от 30 января 1999 года "О внесении изменения в статью 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях" хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации.

Неправильная оценка судом первой инстанции обстоятельств, связанных с неправомерными действиями потерпевшего, повлекла необоснованное осуждение лица по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР вместо ст. 110 УК РСФСР.

По приговору Мытищинского городского суда от 9 февраля 1994 г. Ж. осужден по ч. 2, ст. 108 УК РСФСР к лишению свободы сроком на десять лет.
Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, при следующих обстоятельствах.
Ж. пришел в квартиру жены Ж., где на кухне вместе с его женой находился ранее ему незнакомый К. В процессе возникшего конфликта на почве личных неприязненных отношений Ж. умышленно нанес К. несколько ударов ножом, один из которых в сердце, причинив тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть К. в больнице спустя несколько дней.
Президиум Московского областного суда, удовлетворяя протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об изменении приговора и кассационного определения, указал следующее.
Материалами дела установлено, что потерпевший создал психотравмирующую ситуацию, длительное время находясь ночью с женой осужденного в ее квартире. После первого посещения Ж. своей жены в квартире, потерпевший не ушел от нее и остался до утра. Возвратившись, Ж. вновь застал К. в квартире своей жены, которая была в растрепанном виде. В ответ на его справедливое замечание жене по поводу ее поведения К. допустил в его адрес неуважительное, унижающее его честь и достоинство высказывание.
Как последовательно утверждал осужденный, после оскорбления он своих действий не помнит, опомнился на улице, его трясло.
Таким образом, установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что действия потерпевшего К. вызвали у Ж. состояние внезапно возникшего душевного волнения, находясь в котором, он причинил ему умышленное тяжкое телесное повреждение.
С учетом изложенного, а также принимая во внимание положения УК РФ (ст. 113 УК РФ), существенно уточняющего характер действий потерпевшего, которые могут вызвать состояние сильного душевного волнения, действия Ж. переквалифицированы на ст. 110 УК РСФСР.

Ответ на запросы судов

Вопрос. Каким законом – п. 4 ст. 5 УПК РСФСР или ч. 6, ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон о введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" следует руководствоваться суду по делу, по которому на момент введения в действия УК РФ истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести?
Ответ. Следует руководствоваться ч. 6, ст. 3 указанного Федерального закона, согласно которой с 1 января 1997 г. подлежат прекращению находящиеся в производстве судов уголовные дела, по которым истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, установленный пунктом "а" части первой статьи 78 УК РФ.
По смыслу Закона такие дела подлежат прекращению независимо от стадии производства в суде первой инстанции, если подсудимый против этого не возражает.

Судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector