Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1996 — 1 полугодие 1997 года

Справка Московского областного суда

В 1996 году судами области рассмотрена 31285 уголовных дел на 32586 лиц.
В кассационном порядке обжаловано и опротестовано 5098 в отношении 6468 лиц судебных постановлений, в т.ч. с приговорами на 5715 лиц. В отношении 4691 лица (82,1%) приговоры оставлены без изменения, отменены приговоры в отношении 603 лиц (10,5%), изменены в отношении 421 лица (7,4%).
В 1996 году в порядке надзора поступило 2445 жалоб, по которым истребовано 906 уголовных дел. Президиумом Мособлсуда рассмотрено 848 дел на 1144 лица с протестами, 37 протестов отклонено. Отменено приговоров на 159 лиц. По 60 делам были отменены определения и постановления о направлении дел на дополнительное расследование.
В целях единообразного применения уголовного и уголовно - процессуального законодательства ниже публикуется кассационная и надзорная практика Московского областного суда, в том числе и по применению нового Уголовного кодекса РФ.

Применение уголовного законодательства

В соответствии со ст. 9 Уголовного кодекса Российской Федерации преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.
В силу ст. 10 УК РФ обратную силу имеет лишь закон, устраняющий преступность деяния, смягчающим наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

Приговором Подольского суда от 13 января 1997 г. Х. оправдан по ст. 228 ч. 1 и 2 УК РФ за отсутствие в его действиях состава преступления.
Ему было предъявлено обвинение по ст. 224 ч. 3 УК РСФСР в незаконном приобретении, хранении, перевозке 23 июня 1996 г. марихуаны в количестве 9,7 г.
Оправдывая Х. по ст. 228 ч. 1 и 2 УК РФ, суд сослался на то, что согласно ст. 228 УК РФ уголовная ответственность за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств наступает только при условии совершения этих действий в крупных размерах, а в соответствии с заключением Постоянного комитета по контролю наркотиков к крупным размерам отнесено наркотическое средство - марихуана в количество 500 г, поэтому в действиях Х. нет состава преступления.
Президиум Мособлсуда отменил оправдательный приговор и дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Преступление Х. совершено 23 июля 1996 г., и ему обоснованно было предъявлено обвинение органами следствия по ст. 224 ч. 3 УК РСФСР, поскольку он незаконно приобрел, хранил и перевозил наркотические средства - марихуану в размере 9,7 г, что давало основание для привлечения его к уголовной ответственности.
Введение в действие Перечня крупных и особо крупных наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте, утвержденного Постоянным комитетом по контролю наркотиков 25.12.96, не только не устраняет ответственности за приобретение, хранение и перевозку высушенной марихуаны в размере 9,7 г, но и относит такой размер к крупному.
Однако в соответствии со ст. 10 УК РФ имеет обратную силу лишь
закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.
Статья 228 ч. 1 УК РФ предусматривает ответственность за приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере.
Такой квалифицирующий признак Х. не вменялся и санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ является более суровой.
Поскольку ответственность за совершенные Х. действия новым уголовным законом не устранена и его применение ухудшает положение Х., вывод суда об оправдании Х. по ст. 228 ч. 1, 2 УК РФ является необоснованным.

Насилие, о котором идет речь в ст. 213 УК РСФСР, может состоять в причинении легкого вреда здоровью потерпевшего; хулиганские действия, сопровождающиеся причинением вреда средней тяжести, должны быть квалифицированы по совокупности ст. 213 УК РФ и соответствующей статье Уголовного кодекса, предусматривающей
ответственность за преступление против жизни и здоровья.

З. по приговору Можайского суда от 23 января 1997 г. осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ к двум годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ. Он признан виновным в совершении хулиганства в ночь на 1 января 1996 г., в процессе которого причинил менее тяжкие телесные повреждения Б.
Из дела видно, что З. было предъявлено обвинение в совершении хулиганства, отличающегося по своему содержанию особой дерзостью, выразившегося в нанесении Б. побоев и менее тяжкого телесного повреждения.
По смыслу ст. 206 ч. 2 УК РСФСР причинение менее тяжкого телесного повреждения из хулиганских побуждений охватывалось понятием злостного хулиганства по признаку особой дерзости.
Суд, переквалифицировав действия З в соответствии со ст. 10 УК РФ на ст. 213 ч. 1 УК РФ, не учел, что редакция ст. 213 УК РФ не предусматривает такого понятия как злостное хулиганство.
Насилие, сопровождающее хулиганство и квалифицируемое по ст. 213 ч. 1 УК РФ может состоять в причинении побоев или легкого вреда здоровью. Хулиганские действия, сопровождающиеся причинением вреда средней тяжести должны быть квалифицированы по совокупности ст. 213 УК РФ и соответствующей статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за преступление против жизни и здоровья.
В связи с этим приговор суда был отменен президиумом Мособлсуда и дело направлено на новое рассмотрение.

В случае совершения мелкого хищения государственного имущества ответственность наступает по ст. 49 КоАП РСФСР, а не по ст. 144 УК РСФСР.

Приговором Ступинского суда от 11 июля 1996 г. С. осуждена по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР за совершение 25.11.95 кражи имущества М. из травматологического отделения территориально - медицинского объединения на сумму 221000 руб. и по ст. 15-144 ч. 2 УК РСФСР за покушение 07.12.95 на кражу телефонного аппарата, принадлежащего Ступинскому центру государственного санитарно - эпидемиологического надзора Московской области.
По ст. 15-144 ч. 2 УК РСФСР Президиумом Мособлсуда приговор отменен и дело производством прекращено за отсутствием в действиях С. состава преступления по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 49 Кодекса об административных правонарушениях хищение государственного или общественного имущества признается мелким, если стоимость похищенного не превышает минимального размера оплаты труда, установленного законодательством РСФСР.
Из дела усматривается, что 7 декабря 1995 г. С. пыталась похитить телефонный аппарат, принадлежащий государственной организации, стоимостью 30000 руб.
Законом РСФСР от 01.11.95 минимальный размер оплаты труда с 01.12.95 был установлен в размере 60500 руб.
Таким образом, в действиях С. отсутствует состав уголовно наказуемого деяния.

В соответствии со ст. 63 УК РФ совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, не является отягчающим ответственность обстоятельством.

Подольским судом С. осужден по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы.
При назначении наказания в качестве отягчающего ответственность С. обстоятельства суд обоснованно в соответствии со ст. 39 действовавшего на момент вынесения приговора Уголовного кодекса РСФСР учел совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения.
Однако ст. 63 УК РФ введенного в действие с 1 января 1997 г. Уголовного кодекса РФ не предусматривает в качестве отягчающего такое обстоятельство.
Согласно ст. 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, в связи с чем президиумом Мособлсуда исключено из приговора указание, как на отягчающее ответственность С. обстоятельство совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

При назначении наказания в виде лишения свободы сроки исчисляются месяцами и годами, а не днями (ст. 72 УК РФ).

Приговором Щелковского суда от 30 января 1997 года Ш. осужден по ст. 30 и 158 ч. пп. "а", "в" УК РФ с применением ч. 1 ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на три месяца и 7 дней.
Как видно из материалов дела, Ш. был ранее судим 29.11.90 по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 1 году лишения свободы.
При рассмотрении дела суд не уточнил, когда Ш. отбыл наказание, и не выяснил, погашена ли была у него судимость на момент совершения преступления.
Поскольку это обстоятельство имеет существенное значения для правильной квалификации действий подсудимого, судебная коллегия согласилась с протестом прокурора, в котором ставился вопрос о необходимости квалификации действий Ш. по признаку неоднократности, и приговор отменила.
Кроме того, коллегия указала на то, что суд назначил наказание Ш. в днях в нарушение закона, т.к. согласно ч. 1 ст. 72 УК РФ сроки лишения свободы исчисляются в месяцах и годах.

Судимости в странах СНГ после прекращения существования СССР не должны приниматься во внимание при назначении наказания по совокупности приговоров и определении вида режима

Х. приговором Орехово - Зуевского суда осужден по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 41 УК РСФСР частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору г. Джалал - Абад Республики Кыргызстан от 12.04.94 и окончательно наказание назначено в виде лишения свободы сроком на три года в исправительно - трудовой колонии строгого режима.
Президиумом Мособлсуда приговор изменен: из него исключено указание о частичном присоединении неотбытого наказания по приговору от 12.04.94 на основании ст. 41 УК РСФСР и изменен вид режима по следующим основаниям. Российское законодательство не предусматривает назначение наказания по нескольким приговорам, постановленным судами различных государств.
Республики Кыргызстан и Узбекистан, где ранее осуждался Х., являются суверенными государствами, в связи с чем суд не вправе был решать вопрос о назначении наказания по совокупности приговоров, а также учитывать предыдущие судимости в Узбекистане и Кыргызстане при определении вида режима.

Применение уголовно - процессуального законодательства

В соответствии со ст. 264 УК РСФСР протокол судебного заседания является основным документом, отражающим ход судебного следствия, и рассматривается как источник исследованных и положенных в основу судебного решения доказательств. Протокол судебного заседания подписывается председательствующим по делу.
В случае, если постановление судьи об освобождении от уголовной ответственности на основании ст. 50-1 УК РСФСР подлежит отмене, лицо не может быть вновь привлечено к уголовной ответственности в силу истечения срока давности.

Постановлением судьи Домодедовского городского суда Московской области от 15 февраля 1994 года Ч. освобожден от уголовной ответственности по ст. 200 УК РСФСР с привлечением к административной ответственности в виде штрафа в размере 2000 руб. в доход государства.
Ч. признан виновным в самоуправстве, совершенном при следующих обстоятельствах. 9 апреля 1993 года с целью использования для личных нужд с нарушением установленного порядка самовольно забил железными листами окно и вмонтировал железную решетку в двери летнего домика, расположенного на земельном участке д. 38 по ул. Чехова пос. Востряково Домодедовского района, принадлежащего Б., чем нарушил его законное право владения, выразившееся в невозможности пользоваться этим домом, причинив потерпевшему существенный моральный вред.
Из материалов дела видно, что протокол по настоящему делу, а также подписка свидетелей к нему не подписаны председательствующим.
В соответствии с законом протокол судебного заседания - единственный процессуальный документ, позволяющий суду кассационной и надзорной инстанции проверить законность и обоснованность судебного решения, отсутствие подписи председательствующего на протоколе является существенным нарушением закона.
Согласно ч. 2 ст. 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.
Статья 200 УК РСФСР соответствует ч. 1 ст. 330 УК РФ, которая относится к категории преступлений небольшой тяжести.
В п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РСФСР указано, что лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.
В соответствии со ст. 3 Закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" от 04.12.96 подлежат прекращению с 1 января 1997 г. дела, по которым истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, установленной п. "а" части первой ст. 78 УК РФ.
Учитывая, что события имели место 9 апреля 1993 г. и истек срок давности привлечения Ч. к уголовной ответственности, Президиумом Мособлсуда отменено постановление судьи, а дело производством прекращено на основании ст. 5 п. 3 УПК РСФСР.

Согласно ч. 6 ст. 47 УПК РСФСР одно и то же лицо не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Королевским судом 6 декабря 1996 г. осуждены К. и Л. по ст. 15, 144 ч. 2, 144 ч. 2, 206 ч. 3, 149 ч. 3 УК РСФСР.
Как видно из материалов дела, Л. и К. при допросе на предварительном следствии давали различные показания об участии каждого из них в совершении преступлений.
Между тем, защиту обоих подсудимых осуществлял один адвокат - Бондаренко В.Т.
Поскольку участие одного защитника на стороне двух обвиняемых, имеющих противоречивые интересы, приравниваются к отсутствию защиты, судебная коллегия отменила приговор суда и направила дело на новое расследование.

Невыполнение требований ст. 315 УПК РСФСР об обязательности указания в резолютивной части приговора уголовного закона, по которому подсудимый признан виновным (пунктов ст. 158 ч. 2 УК РФ), является существенным нарушением уголовно - процессуального закона, влекущим отмену приговора.

С. осужден 11.02.97 Луховицким судом по ст. 158 ч. 2 УК РФ.
Президиумом Мособлсуда приговор отменен и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.
По смыслу закона в описательной части приговора должны быть мотивированы выводы суда о квалификации преступлений по статье уголовного закона, его части и пунктам, а вывод суда в резолютивной части должен вытекать из формулировок и мотивировки описательной части приговора. Согласно ст. 315 УПК РСФСР в резолютивной части приговора должен быть указан закон, по которому подсудимый признан виновным, т.е. статья, часть и пункт.
Суд же, признав С. виновным в краже чужого имущества, совершенной неоднократно, по предварительному сговору группой лиц с проникновением в жилище, квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 158 УК РФ, однако не указал пункты, которыми предусмотрены эти квалифицирующие признаки.

В соответствии со ст. 302 УПК РСФСР приговор постановляется в совещательной комнате. Прервать совещание судьи могут лишь с наступлением ночного времени для отдыха. Рассмотрение других дел в период совещания судей является существенным нарушением УПК РСФСР.

Ногинским районным судом 7 марта 1996 г. С. был осужден по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к двум годам лишения свободы.
При кассационном рассмотрении дела было установлено, что суд, удалившись в совещательную комнату и не провозгласив приговор по данному делу, в нарушение требований ст. 302 УПК РСФСР, прервал совещание для рассмотрения других дел, чем нарушил тайну совещания судей.
Поскольку в соответствии со ст. 345 УПК РСФСР данное нарушение процессуального закона является существенным, судебная коллегия приговор суда отменила и направила дело на новое рассмотрение.

Вопрос об изменении подсудности дела в пределах субъекта Федерации может быть решен лишь председателем областного суда.

Определением Балашихинского городского суда Московской области от 16 января 1997 года уголовное дело по обвинению Д., Б., Т. по ст. 177 ч. 3 и 15, 144 ч. 3 УК РСФСР направлено в Электростальский городской суд для соединения с имеющимися в производстве данного суда уголовным делом в отношении Д. и других и рассмотрения его по существу.
В соответствии со ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Преступления, в совершении которых обвиняются Д., Б., Т., совершены на территории Балашихинского район, а поэтому согласно ст. 41 УПК РСФСР дело подлежит рассмотрению в Балашихинском суде.
В соответствии со ст. 44 УПК РСФСР в отдельных случаях в целях наиболее быстрого и объективного рассмотрения дела оно может быть передано для рассмотрения из одного суда в другой такой же суд. Однако вопрос о передаче дела по указанным основаниям из одного районного (городского) суда в другой в пределах области разрешается соответственно председателем областного суда.
Вынося определение о передаче дела из Балашихинского в Электростальский суд минуя областной суд, судья нарушил эти требования, в связи с чем определение отменено президиумом Мособлсуда, а дело возвращено в Балашихинский суд для рассмотрения.

В соответствии со ст. 246 УПК РСФСР разбирательство дела в заседании суда первой инстанции происходит с участием подсудимого.

В. Химкинским судом 10 июня 1996 г. осужден по ст. 112 ч. 1 и 207 УК РСФСР.
Президиумом Мособлсуда приговор отменен, поскольку дело в отношении Воробьева рассмотрено судом в отсутствие подсудимого.
В соответствии со ст. 246 УПК РСФСР разбирательство дела в заседании суда первой инстанции происходит с участием подсудимого, явка которого в суд обязательна. Разбирательство дела в отсутствие подсудимого может быть допущено лишь в исключительных случаях, если это не препятствует установлению истины по делу, а именно, когда подсудимый находится вне пределов СССР и уклоняется от явки в суд и когда по делу о преступлении, за которое не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, подсудимый ходатайствует о разбирательстве дела в его отсутствие.
Обстоятельства настоящего дела и неявка В. в суд не давали суду законного основания для рассмотрения дела в отсутствие подсудимого. Как видно из дела, В. не скрывался, являлся за обвинительным заключением. Обвинение ему предъявлено по статьям УК РСФСР, предусматривающим наказание в виде лишения свободы.
Кроме того, признав В. виновным по ст. 112 ч. 1 УК РСФСР, суд не принял во внимание заявление потерпевшего Воробьевой О.В. о том, что она с мужем помирилась и просит назначить ему условную меру наказания. Не проверив этого обстоятельства, суд рассмотрел дело в отсутствие потерпевшей.

При отсутствии в приговоре подписи кого - либо из судей, он не может быть признан законным и обоснованным.

22 мая 1996 г. М. и З. осуждены приговором Калининградского суда по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР.
Из материалов дела усматривается, что дело рассматривалось коллегиально в составе судьи и двух народных заседателей, однако в приговоре имеются подписи лишь двух судей.
Поскольку подпись одного из судей, участвовавшего в рассмотрении дела, отсутствовала, приговор суда как незаконный был отменен судебной коллегией по уголовным делам Мособлсуда.

В соответствии со ст. 69 УПК РСФСР доказательством по уголовному делу являются фактические данные, которые устанавливаются показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключением эксперта, актами ревизий и документальных проверок, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами. Показания эксперта без проведения экспертизы в суде, источником доказательства не являются.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда отменен приговор Щелковского суда от 21 мая 1996 г., которым П. осужден по ст. 103 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы.
Как на одно из доказательств вины П. в совершении умышленного убийства А. суд сослался на показания судебно - медицинского эксперта в судебной заседании.
В соответствии со ст. 78 УПК РСФСР в случае, если возникнет необходимость в специальных познаниях, назначается экспертиза.
При недостаточной ясности или полноты заключения на основании ст. 290 УПК РСФСР может быть назначена дополнительная или повторная экспертиза в суде.
Проведение экспертизы регламентируется ст. 288 УПК РСФСР, а допрос эксперта в суде возможен лишь после оглашения экспертом заключения для разъяснения или дополнения данного заключения.
По настоящему делу экспертиза в суде не проводилась, вопросы перед экспертом не ставились, заключение в суде он не давал. Ссылка в приговоре на показания эксперта, не дававшего заключения в судебной заседании, является недопустимой.

Судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда