Бюллетень Московского областного суда по гражданским делам за 1996 год

В 1996 году судами Московской области окончено 97645 дел, из них с вынесением решения - 82753.
В кассационном порядке обжаловано 5588 судебных постановлений, с решением - 4941.
Качество судебных решений (от количества обжалованных в кассационном порядке):
- без изменения - 3705, или 75%;
- изменено - 160, или 3%;
- отменено - 1076, или 22%.
В 1996 году президиум Московского областного суда рассмотрел 817 протестов и отменил 516 судебных решений, изменил - 7.
Всего в кассационном и надзорном порядке отменено 1542 судебных решения, что составляет 1,9% от всех рассмотренных судами Московской области дел.
Ниже приводятся определения и постановления Московского областного суда по рассмотренным гражданским делам в кассационном и надзорном порядке, представляющие правовой интерес.

Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления избираются населением на определенный срок. Вопрос о продлении их полномочий не может быть вынесен на местный референдум.

Прокурор г. Ногинска и А.О.К. обратились в суд с заявлением о признании недействительными решения Собрания представителей Ногинского района от 27.01.96 "О проведении референдума на территории Ногинского района" и итогов референдума от 31.03.96 "О продлении срока полномочий Собрания представителей Ногинского района". При этом заявители ссылались на то, что указанные решения нарушают избирательные права граждан, гарантированные Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав граждан РФ" и Конституцией РФ, референдум проведен с нарушением требований Федерального конституционного закона "О референдуме в РФ", Закона Московской области "О местном референдуме в Московской области".
Решением Ногинского городского суда Московской области от 20.05.96, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда, в удовлетворении заявления отказано.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил судебные постановления как не обоснованные на законе и вынес новое решение об удовлетворении заявленных требований, указав следующее.
Решением этого собрания от 27.01.96 N 67/19 на 31.03.96 было назначено проведение референдума по вопросу продления срока полномочий Собрания представителей Ногинского района Московской области до декабря 1997 года.
Данный местный референдум был проведен 31.03.96.
На основании данных результатов голосования территориальная избирательная комиссия решила продлить срок полномочий Собрания представителей Ногинского района до декабря 1997 года.
Отказывая в удовлетворении заявлений, суд исходил из того, что вопрос о продлении срока полномочий выборного органа местного самоуправления является вопросом местного значения, а проведение местного референдума по вопросу местного значения не запрещено ни Конституцией РФ, ни другими действующими законами Российской Федерации и законами Московской области или какими-либо подзаконными актами.
Однако этот вывод суда находится в противоречии с п. 2 ст. 15 Конституции РФ, в котором указано, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.
Согласно п. 2 ст. 32 Конституции РФ граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.
В соответствии со ст. 58 п. 1 Федерального Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" выборы представительных органов местного самоуправления в муниципальных образованиях, а также выборы должностных лиц местного самоуправления проводятся не позднее чем через шестнадцать месяцев со дня вступления в силу настоящего Федерального закона в порядке, предусмотренном статьями 15 и 16 настоящего Федерального закона, за исключением органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, указанных в пункте 1 ст. 59 настоящего Закона.
Согласно ст. 59 этого Закона органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления, избранные населением до вступления в силу настоящего Федерального закона, сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они избраны.
Данный Федеральный закон вступил в законную силу 1 сентября 1995 года.
Как видно из материалов дела, Собрание представителей Ногинского района избрано и сформировано сроком на два года при проведении выборов 27.03.94.
Таким образом, его полномочия истекали 26.03.96.
Собрание представителей в нарушение вышеуказанных норм Конституции РФ, вышеуказанного Федерального закона, Федерального закона "Об основных гарантиях прав граждан" не назначило выборы этого органа местного самоуправления, не дало возможности гражданам реализовать свое право избирать и быть избранными в орган местного самоуправления на срок, установленный законом.
Тем самым не выполнило требования п. 2 ст. 15 Конституции РФ.

Введение дополнительных налогов и сборов местными органами государственной власти и местного самоуправления противоречит ст. 57 Конституции РФ и не основано на Законе РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".

Решением собрания представителей Наро - Фоминского района N 4/7 от 4 августа 1995 года на территории Наро - Фоминского района с 1 октября 1995 года введен налог с покупки всех видов торговых сделок и услуг в размере 5% независимо от формы собственности предприятий, организаций, а также с физических лиц, осуществляющих указанные торговые операции за наличный расчет.
А.Ю.П. обратился в суд с жалобой на решение собрания представителей, считая его незаконным и ущемляющим права граждан района.
Суд удовлетворил жалобу А.Ю.П., признав незаконным решение собрания представителей Наро - Фоминского района от 4 августа 1995 года о введении на территории района налога с покупки и прекратил действие данного налога на указанной территории.
22 апреля 1996 года определением гражданской коллегии Московского областного суда данное решение оставлено без изменения.
Рассматривая протест прокурора Московской области на предмет отмены постановленных по делу судебных постановлений, президиум Московского областного суда оставил протест прокурора без удовлетворения, указав следующее.
Удовлетворяя жалобу А.Ю.П., суд обоснованно исходил из того, что местный налог на покупку является незаконным, поскольку в перечень местных налогов, указанных в ст. 21 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года (с изменениями и дополнениями от 16 июля 1992 года, от 22 декабря 1992 года, от 21 мая 1993 года) "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", такой налог не указан.
В Указе Президента РФ от 22 декабря 1993 года N 2268, в п. 7 установлено право местных органов государственной власти вводить дополнительные местные налоги и сборы, не предусмотренные законодательством. При этом уплата этих налогов юридическими лицами должна производиться за счет прибыли, оставшейся после уплаты налога на прибыль.
Однако в преамбуле этого Указа Президента подчеркнуто, что он принят в целях обеспечения бесперебойного финансирования государственных расходов впредь до принятия Закона РФ "О республиканском бюджете РФ на 1994 год".
Таким образом, действие этого Указа во времени было с 22 декабря 1993 года по 6 июля 1994 года, когда Закон о бюджете не был принят.
В протесте прокурора дается ссылка на официальное разъяснение Государственно - правового управления Президента РФ от 11 октября 1995 года N 13, где указано, что п. 7 Указа Президента РФ от 22.12.93 действует без ограниченного срока и это согласуется со статьями 71, 132 Конституции России, а также с Федеральным законом N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления".
С доводами протеста согласиться нельзя, т.к. разъяснения Государственно - правового управления не носят нормативного характера, а Закон N 154-ФЗ принят 28 августа 1995 года и вступил в силу 1 сентября 1995 года, т.е. после принятия решения собрания представителей Наро - Фоминского района.
Кроме того, в Законе РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" в ст. 18 указано, что органы государственной власти всех уровней не вправе вводить дополнительные налоги и обязательные отчисления, не предусмотренные законодательством РФ, равно как и повышать ставки установленных налогов и налоговых платежей.
Исходя из изложенного, введение местного налога с продажи решением собрания представителей района нельзя признать законным, это противоречит ст. 57 Конституции Российской Федерации, где указано, что каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.
(П. 7 Указа Президента с 01.01.97 признан утратившим силу, 18.08.96 органам государственной власти субъектов Федерации предложено отменить с 01.01.97 свои решения о введении дополнительных налогов и сборов, не основанные на Законе РФ "Об основах налоговой системы".)

Закон Московской области от 18.10.95 "О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области" не противоречит действующему земельному законодательству и принят Московской областной Думой в пределах компетенции субъекта Федерации по вопросам в области земельных правоотношений.

Решением Московской областной Думы от 18 октября 1995 года N 11-69 принят Закон "О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области".
Прокурор Московской области обратился в суд с заявлением о признании этого закона недействительным, ссылаясь на то, что закон принят в нарушение компетенции субъекта Федерации.
По мнению прокурора, по вопросам, относящимся к совместному ведению, субъект Федерации не вправе при отсутствии Федерального закона принимать собственный правовой акт. Прокурор полагает, что установление на территории Московской области порядка прекращения прав на землю ухудшает положение ее жителей по сравнению с другими гражданами, проживающими в других регионах.
Рассмотрев дело по первой инстанции, судебная коллегия Мособлсуда приняла решение об отказе в удовлетворении заявления прокурора, указав мотивы, с которыми согласилась судебная коллегия Верховного Суда РФ.
В соответствии со ст. 72 (пункт "к" части 1) Конституции Российской Федерации земельное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Федерации. По этому кругу вопросов (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ) издаются федеральные законы и иные нормативно - правовые акты субъектов Российской Федерации, т.е. субъект Российской Федерации, каковым является и Московская область, вправе принимать нормативно - правовые акты по вопросам совместного ведения.
Таким образом, с учетом имеющегося у субъекта Российской Федерации права на принятие такого акта отсутствие Федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не является достаточным основанием для признания нормативно - правового акта субъекта Российской Федерации незаконным. Однако этот акт субъекта Федерации должен соответствовать положениям Конституции РФ и ей не противоречить, поскольку Конституция является высшим нормативно - правовым актом и имеет прямое действие.
Применительно к этому Московская областная Дума как субъект Федерации вправе была принять Закон "О прекращении прав на землю на территории Московской области". Принятый Закон не противоречит ст. 36 Конституции РФ.
Кроме того, несмотря на то, что в настоящее время не принят новый Земельный кодекс РФ, а Федеральным законом "О введении в действие ч. 1 ГК РФ" от 30 ноября 1994 года установлено, что глава 17 Кодекса, регулирующая право собственности и другие вещные права на землю, вводится в действие со дня введения в действие Земельного кодекса РФ, действуют отдельные нормы Земельного кодекса 1991 года (ст. 29, 55 и другие). Оспариваемый прокурором Закон не противоречит действующему законодательству в области земельных правоотношений и не нарушает интересы граждан Московской области.
С принятием Федерального закона "О земле" принятый Московской областной Думой Закон "О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области" в случае его противоречия может быть оспорен и приведен в соответствие с Федеральным законом, что следует из ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации.

Военнослужащие срочной службы независимо от места проживания в момент призыва вправе участвовать в выборах органов законодательной власти того субъекта Российской Федерации, на территории которого расположены части и учреждения Вооруженных Сил РФ, где они проходят воинскую службу.

Прокурор Московской области обратился в суд с заявлением о признании частично недействительным Закона Московской области "О выборах депутатов Московской областной Думы", указывая на то, что решением Московской областной Думы от 28.06.95 N 5/58 и от 31.08.95 N 14/61 принят Закон Московской области "О выборах депутатов Московской областной Думы".
Статьей 3 этого Закона предусмотрено право граждан - военнослужащих срочной службы, проходящих службу в расположенных на территории Московской области частях и учреждениях Вооруженных Сил, других войск, формирований правительственной связи, органах безопасности, избирать депутатов Московской областной Думы при условии проживания в момент призыва на срочную службу на территории Московской области.
Прокурор Московской области считает, что данное положение противоречит Конституции Российской Федерации, Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" и иным законодательным актам.
В судебном заседании представитель Московской областной Думы возражала против удовлетворения заявления прокурора.
Рассмотрев дело по 1-й инстанции, судебная коллегия Московского областного суда удовлетворила заявление прокурора, указав следующие мотивы, с которыми согласилась судебная коллегия Верховного Суда РФ.
Согласно ст. 32, ч. 2, 3 Конституции РФ граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.
Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.
Согласно ч. 2, 3 ст. 4 Закона РФ "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" гражданин Российской Федерации может избирать и быть избранным независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства.
Этим же Законом органам государственной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право устанавливать дополнительные условия приобретения гражданином РФ пассивного избирательного права, связанные с достижением им определенного возраста или со сроком его проживания на определенной территории Российской Федерации.
Однако вышеуказанный закон не предусматривает право законодательным (представительным) органам государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливать гражданам Российской Федерации дополнительные условия приобретения активного избирательного права.
Кроме того, согласно ст. 9 Закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Законом.
Таким образом, законодательством Российской Федерации предусмотрено всеобщее избирательное право. Законодательным (представительным) органом государственной власти субъектов Российской Федерации, каким и является Московская областная Дума, не предоставлено полномочий ограничивать и лишать этого права граждан.
В данном случае военнослужащие срочной службы при призыве на военную службу в соответствии с Правилами регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 17.07.95 N 713, снимаются с регистрационного учета по месту жительства и регистрируются по новому месту жительства.
Закон РФ "О статусе военнослужащих", п. 11 ст. 15, предусматривает размещение военнослужащих, проходящих военную службу по призыву в соответствии с требованиями общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации.
Таким образом, военнослужащие срочной службы, проходящие службу в расположенных на территории Московской области частях и учреждениях Вооруженных Сил, других войск, формирований правительственных связей, органах безопасности, при призыве на военную службу снимаются с регистрационного учета по месту жительства и регистрируются по месту прохождения службы.
Согласно ст. 8 ч. 3 Федерального Закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" основанием для включения гражданин Российской Федерации в список избирателей на конкретном избирательном участке является его проживание на территории этого избирательного участка, определяемое в соответствии с Федеральным законом, устанавливающим право граждан Российской Федерации на свободы передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории Российской Федерации.
В рассматриваемом случае, указанная категория граждан в соответствии с этой нормой закона не может быть включена в списки избирателей по месту проживания до призыва на срочную службу, по закону, принятому Московской областной Думой "О выборах депутатов Московской областной Думы", она также не включается в списки избирателей по месту прохождения срочной службы, тем самым эти граждане лишаются права избирать депутатов Московской областной Думы и депутатов органов власти по месту прежнего проживания, что противоречит Конституции Российской Федерации и вышеуказанным Федеральным законом.

Задержка выплаты заработной платы снижает ее покупательную способность, поэтому она должна быть проиндексирована по индексам изменения потребительских цен.

К.В.И. обратилась в суд с иском к АОЗТ "К" о взыскании невыплаченной заработной платы в размере 1085896 руб. за период с ноября 1993 года по сентябрь 1994 года с индексацией причитающихся ей сумм и взыскании морального вреда в размере 5000000 руб. в связи с несвоевременным получением денег.
Представитель ответчика исковые требования признал только в размере начисленных истице сумм 1085896 руб.
Решением районного суда Московской области с предприятия - ответчика в пользу К.В.И. взыскано 6342989 руб. 38 коп., во взыскании морального вреда отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил судебные постановления и, направляя дело на новое судебное рассмотрение, указал следующее.
Судом установлено, и это не оспаривалось сторонами, что в нарушение ст. 96 КЗоТ РФ завод не выплатил К.В.И. заработную плату за ноябрь, декабрь 1993 года и январь, март, сентябрь 1994 года в размере 1085896 руб.
Сославшись на ст. 81-1 КЗоТ РФ, суд полагал, что заработная плата должна быть проиндексирована.
При этом, по мнению суда, следует применить индексы повышения заработной платы, установленные на самом предприятии.
С такими выводами согласилась и кассационная инстанция.
Однако судом не приняты во внимание следующие обстоятельства, имеющие правовое значение по спору.
Цель индексации - поддержание покупательной способности денежных расходов и сбережений граждан.
Покупательная способность начисленной, но не выплаченной истице заработной платы в связи с удорожанием товаров и услуг по истечении времени значительно снизилась, поэтому должна быть проиндексирована.
Исходя из характера правоотношений сторон, в данном случае должны применяться не коэффициенты повышения заработной платы, которые уже были учтены при повышении заработной платы Козловой В.И. за определенные периоды времени, а индексы изменения потребительских цен.
В связи с неправильным применением норм материального права состоявшиеся по делу судебные постановления в силу ст. 330 ГПК РСФСР подлежат отмене в части взыскания заработной платы.
Судебные решения в части отказа во взыскании морального вреда следует признать обоснованными и согласиться с выводами о том, что заявленные истицей материальные требования в силу ст. 151 ГК РФ не порождают права и на возмещение морального вреда.

Соединение в одном заявлении нескольких индивидуальных требований не превращает спор в коллективный. Такие требования рассматриваются по общим правилам рассмотрения трудовых споров.

Местный комитет Орехово - Зуевской городской профсоюзной организации работников приборостроения "Соцпроф" в интересах К.Г.А. и С.С.Д. 24.04.95 обратился в суд с иском к АООТ "Р" о взыскании заработной платы за дни вынужденных простоев за период с 1 мая 1992 г. по 1 февраля 1995 г.
Определением районного суда Московской области исковые требования С.С.Д. и К.Г.А. оставлены без рассмотрения.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ президиум Московского областного суда отменил определение суда, указав следующее.
В соответствии с п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР суд или судья оставляет заявление без рассмотрения, если заинтересованным лицом, обратившимся в суд, не соблюден установленный для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения дела и возможность применения этого порядка не утрачена.
Оставляя исковые требования истцов без рассмотрения, суд сослался на то, что заявление было оформлено от имени 22-х работников предприятия, а коллективные споры разрешаются в соответствии с требованиями ст. 219, 220 КЗоТ РСФСР.
Между тем с доводами суда об оставлении требований истцов без рассмотрения согласиться нельзя.
Согласно ст. 220 КЗоТ РФ коллективные трудовые споры (конфликты) - это разногласия, возникающие между администрацией предприятия, учреждения, организации и трудовым коллективом (коллективом подразделения) или профсоюзом по вопросам установления новых или изменения существующих условий труда и быта, заключения и исполнения коллективного договора и иных соглашений, рассматриваются в соответствии с законодательством о порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов).
Порядок разрешения таких споров был установлен Законом "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)" от 20.05.91.
В соответствии со ст. 1-5 данного Закона коллективные трудовые споры разрешались примирительными комиссиями, трудовыми арбитражами.
Такой же порядок разрешения коллективных трудовых споров установлен и Федеральным законом РФ "О порядке разрешения коллективных трудовых споров" от 20.10.95, действующим с 05.12.95.
Трудовые споры, возникающие между работником и администрацией предприятия, учреждения, организации по вопросам применения законодательных и иных нормативных актов о труде, коллективного договора (контракта), относятся к категории индивидуальных споров и рассматриваются они в комиссии по трудовым спорам, а при несогласии с решением КТС - в районных народных судах (ст. 201, 210 КЗоТ РФ).
Как видно из материалов дела, местный комитет профсоюзной организации "Соцпроф" в интересах ряда работников АО "Р", в том числе С.С.Д. и К.Г.А., обратился в апреле 1995 г. в комиссию по трудовым спорам с заявлением по возникшему спору о взыскании заработной платы за дни вынужденных простоев с 01.05.92 по 01.02.95. При этом истцы письменно доверяли профсоюзному органу по заявленным требованиям представлять их интересы в КТС и в суде (л. д. 13, 14). КТС рассмотрел данное заявление (л. д. 16).
В соответствии с трудовым законодательством истцы сами или в их интересах профсоюзный орган вправе обратиться в суд за разрешением возникшего спора с соблюдением требований ст. 201, 210 КЗоТ РФ.
Соединение в одном заявлении нескольких индивидуальных требований не превращает спор в коллективный. К тому же коллективные трудовые споры рассматриваются по иным правилам, установленным Законом "О порядке разрешения коллективных трудовых споров", однако суд на приведенные выше обстоятельства не обратил внимания и необоснованно оставил требования истцов без рассмотрения. Определение является незаконным, а поэтому подлежит отмене.

Право собственности на самовольно возведенную постройку может быть признано лишь в строгом соответствии с условиями, предусмотренными в законе. Приобретательская давность в данном случае неприменима.

И.Е.Н. обратилась в суд с иском к Люберецкому МЖРЭП о признании права собственности на самовольно возведенный дом, находящийся на участке при доме <...> в п. Томилино Люберецкого района, сособственниками д. <...> являются М.А.В. и Люберецкий МЖРЭП.
В обоснование иска истица указала, что в 1955 году ее отец К.Н.В., умерший в 1980 году, построил без соответствующего разрешения спорный дом, которым они на протяжении всего этого времени пользовались. Решением Люберецкого районного суда от 22.02.82 данный дом изъят безвозмездно и передан на баланс Люберецкого городского жилищного управления, однако фактически решение не исполнялось.
Решением районного суда Московской области от 21.05.96, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда, иск удовлетворен.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил состоявшиеся по делу судебные постановления, указав следующее.
Удовлетворяя исковые требования И.Е.Н., суд руководствовался ч. 3 ст. 222 ГК РФ, согласно которой право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку.
Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.
Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанными лицами, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.
Как видно из материалов дела, суд решил признать право собственности на самовольную постройку за наследником первой очереди лица, осуществившего эту постройку, т.е. дочерью К.Н.В. - И.Е.Н.
Вышеуказанной нормой закона в порядке исключения предусмотрена возможность возникновения права собственности на самовольную постройку, если этим не нарушаются законные интересы других лиц (например, соседних землепользователей) и не создается угроза жизни и здоровью граждан (что должно подтверждаться наличием необходимых разрешений со стороны органов пожарной охраны, санитарного надзора, архитектурного или строительного контроля и т.д.), а лицо, осуществившее такую постройку, должным образом оформило землеотвод.
В этих исключительных случаях самовольная постройка может стать основанием возникновения первоначального права собственности.
Однако в данном случае суд не обязал истицу представить доказательства отсутствия нарушения законных интересов других лиц, что данная постройка выстроена с соблюдением установленных норм и правил, что она не нарушает планы застройки данного населенного пункта.
Кроме того, суд, удовлетворяя исковые требования И.Е.Н., руководствовался ч. 1 ст. 234 ГК РФ, предусматривающей приобретение права собственности на недвижимое имущество для лиц, не являющихся собственниками имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющих как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет.
Данная ссылка суда ошибочна, так как в этом же пункте ч. 2 этой статьи говорится о том, что право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательской давности, с момента такой регистрации.
Самовольная постройка не становится недвижимостью в соответствии с п. 2 ст. 222 ГК РФ, так как она не подлежит государственной регистрации по причине допущенных при ее создании нарушений. То есть в данном случае речь идет о совокупности стройматериалов.
Таким образом, приобретательская давность в данном случае неприменима.

Оформление сделки по передаче садового участка и дома в садоводческом товариществе другому лицу не требует нотариального удостоверения, поэтому в случае ее исполнения и приема этого лица в члены товарищества в соответствии с его уставом она может быть признана судом действительной.

П.Н.А. обратилась в суд с иском, в котором просила признать недействительным перевод земельного участка N 56 в садоводческом товариществе "Металлург", находившегося в ее пользовании как члена садоводческого товарищества с 1956 года и переданного ее сестре Ш.Н.А. по решению общего собрания членов товарищества от 27.08.88.
Истица указывала, что написала заявление о переводе участка под воздействием уговоров сестры о том, что она им будет пожизненно пользоваться наравне с ней, поэтому перевод надлежащим образом, т.е. в нотариальном порядке, не оформлялся. П.Н.А. просила признать за ней право собственности на спорный участок.
Решением районного суда Московской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии Мособлсуда, иск удовлетворен.
По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ президиум Московского областного суда отменил судебные постановления и указал следующее.
Согласно решению суд признал состоявшуюся передачу садового участка Ш.Н.А. незаконной, признав ее произведенной с нарушением устава садоводческого товарищества, п. 22 которого определяет порядок расчетов вновь принятого члена товарищества с товариществом и лицом, выбывшим из товарищества.
Кроме того, суд полагал, что садовый дом, являясь объектом личной собственности члена товарищества, может быть отчужден только в форме сделки, определенной законом, т.е. по договору купли - продажи или дарения, что в данном случае сделано не было.
Выводы суда следует признать неправильными.
Ст. 4 ГК РСФСР 1964 г., действовавшая на момент возникновения правоотношений сторон, предусматривает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей сделки, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему (эти же положения содержит ст. 8 ГК РФ 1994 г.).
Согласно Уставу садоводческого товарищества "М", действовавшему в тот период, член садоводческого товарищества вправе был добровольно по письменному заявлению выйти из садоводческого товарищества с передачей прав и обязанностей другому лицу, в том числе члену семьи. Такая передача осуществлялась по решению общего собрания и не требовала какого - либо другого оформления и нотариального удостоверения.
Суд не проверял и не учитывал обстоятельства, при которых истица выбыла из товарищества, а ответчица принята в члены товарищества.
Кроме того, вывод суда о незаконности передачи садового участка ответчице противоречит установленному в этом же решении обстоятельству о том, что между истицей и ответчицей состоялся договор безвозмездной передачи садового участка, которая обязалась сохранить за истицей право пожизненного пользования участком, и этот договор подлежит расторжению по причине неисполнения его ответчицей.
Ни оснований для расторжения договора, ни закона, который определяет порядок расторжения, суд не определил в решении, а поэтому необоснованно признал возможным удовлетворить исковые требования истицы о возврате ей садового участка.
Ничем не обоснован и вывод суда о признании за истицей права собственности на садовый участок N 56.
В данном случае ссылка суда на Закон РФ "О собственности в Российской Федерации" является несостоятельной.
Ст. 13 названного Закона определяет, что член садово - огороднического товарищества, полностью внесший свой паевой взнос за предоставленное ему в пользование имущество, приобретает право собственности на это имущество.
Как видно из решения, суд все эти обстоятельства не проверял и не выяснял.

Собственник дома, при определенном условии, имеет преимущественное право в получении приусадебного участка в собственность или пользование перед другими лицами, которым участки выделялись во временное пользование.

С.Л.Н. обратилась в суд с иском к Семеновской сельской администрации Ступинского района и К.Н.В. о признании недействительным постановления главы Семеновской сельской администрации, которым за К.Н.В. закреплен весь земельный участок 0,1650 га при доме N 50 по ул. 40 лет Победы в д. Семеновская. Кроме того, С.Л.Н. просила признать недействительным выданное 07.09.92 К.Н.В. свидетельство о праве собственности на земельный участок 0,15 га при доме.
При этом С.Л.Н. сослалась на то, что дом N 50 в с. Семеновское принадлежит ей и ответчице на праве собственности пополам по 1/2 доли. Однако весь земельный участок при доме Семеновской сельской администрацией передан К.Н.В., чем грубо нарушены ее (истицы) права (л. д. 4).
К.С.С. и К.Н.В., т.е. муж и сын К.Н.В., предъявили иск к К.Н.В. о признании частично недействительным выданного ей 07.09.92 свидетельства о праве собственности на 0,15 га земельного участка, ссылаясь на то, что приказом директора совхоза "Сельская жизнь" от 02.02.89 из земельного участка 0,165 га при доме N 50 в с. Семеновское им двоим соответственно были выделены участки 0,04 га и 0,06 га, поэтому передача ответчице в собственность 0,15 га нарушила их интересы (л. д. 34).
Решением районного суда Московской области, оставленным без изменения судебной коллегией Московского областного суда, постановление Главы Семеновской сельской администрации и свидетельство о праве собственности на землю, выданное Ковалевской Н.В., признаны частично недействительными. При доме N 50 по ул. 40 лет Победы в с. Семеновское с указанием границ определен порядок пользования земельным участком. В пользование К.Н.В. передан земельный участок 155,1 кв. м. В пользование С.Л.Н. передан земельный участок 155,1 кв. м. В общее пользование С.Л.Н. и К.Н.В. передан земельный участок 285,8 кв. м. Суд обязал К.Н.В. освободить земельный участок 0,10 га для К.Н.С. и К.С.С. В остальной части иска С.Л.Н. суд отказал.
По протесту председателя Мособлсуда президиум Московского областного суда отменил судебные постановления, указав следующее.
Из материалов дела усматривается, что А.Е.Г., являвшаяся собственницей дома <...> в с. Семеновское, 15.10.86 подарила названный дом в равных долях по 1/2 своим детям А.Н.В. и К.Н.В.
В 1988 году А.Е.Г. умерла.
Согласно справке главы Семеновской сельской администрации, в 1989 г. в связи со смертью А.Е.Г. земельный участок 0,15 га был изъят совхозом "Сельская жизнь" и из этого земельного надела К. было выделено 0,06 га и 0,04 га (л. д. 36, 37).
В 1992 году в селе была произведена инвентаризация земли и постановлением главы администрации от 28.05.92 весь земельный участок при доме <...> в уточненном фактическом размере 0,165 га был закреплен за К.Н.В. (л. д. 64), а 07.09.92 ей было выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок площадью 0,15 га (л. д. 82).
После смерти А.Н.В. собственницей 1/2 дома <...> в с. Семеновское на основании свидетельства о праве на наследство от 04.03.94 стала С.Л.Н., однако земли в ее пользовании не оказалось.
По мнению суда, после смерти А.Е.Г. администрация совхоза вправе была изъять весь ей принадлежавший земельный участок площадью 0,15 га и распорядиться им по собственному усмотрению, в частности передать 0,06 га и 0,04 га К.С.С. и К.Н.С.
Между тем суд не учел положений ст. 73 ч. 3 Земельного кодекса РСФСР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 15.04.88 о возможности предоставления земельного участка для содержания жилого дома и производства сельхозпродукции в размерах до 0,15 га в порядке ст. 56, 64, 65, 66, 103 ранее действовавшего Земельного Кодекса РСФСР от 1970 г.
Нормой закона предусматривалась возможность получения приусадебных земельных участков до 0,15 га, в том числе и пенсионерами, постоянно проживающими в городах, но пользующимися домом в сельской местности для сезонного или временного проживания. Это право принадлежало как лицам, к которым дом в сельской местности перешел в собственность в порядке наследования, так и тем, кто приобрел дом в собственность для сезонного и временного проживания.
Из объяснений истицы следует, что при жизни бабушки, А.Е.Г., с 1986 г. по 1988 г. земельным участком при доме в 0,15 га поровну пользовались ее отец А.Н.В. и тетка К.Н.В.
Суд эти доводы не проверил, как и утверждение истицы С.Л.Н. о том, что приказ директора совхоза от 02.02.89 о закреплении за К. 0,10 га земли является незаконным, поскольку в нем не названы цель предоставления земли, место и границы отвода, не учтено, что земля предоставлена лицам, которые не являются собственниками дома.
Суд не исследовал вопрос о том, каким образом Семеновская сельская администрация, зная о том, что 0,1 га закреплена за К.С.С. и К.Н.С., без вынесения решения об изъятии у них земли своим постановлением от 28.05.92 закрепила 0,15 га за К.Н.В. По мнению истицы, это обстоятельство свидетельствует о том, что приказ директора от 02.02.89 фактически был издан позднее, или о том, что земля К.С.С. и К.Н.С. предоставлялась временно и по истечении срока отдана К.Н.В. и именно поэтому К-ие не предъявляли к К. никаких претензий по земельному участку.
При этом суду следует учесть, что собственник дома имеет преимущественное право перед другими лицами, которым участки выделялись без права застройки, в получении приусадебного земельного участка в пользование или в собственность при условии, что его участок менее установленной нормы.
Приведенным обстоятельствам и доводам истицы Савельевой суд в решении оценки не дал, хотя они имеют существенное значение для правильного разрешения дела.

Собственник негосударственной недвижимости в жилищной сфере вправе распорядиться ею по своему усмотрению, в том числе сдать внаем или аренду, не согласуя свои действия с нормами жилищного законодательства, регулирующими сферу деятельности государственного и муниципального жилищных фондов.

Б.Н.Н. - работник АО "С". Совместным решением администрации и профкома он был поставлен на очередь по улучшению жилищных условий, так как с семьей из 4 человек проживает в двухкомнатной квартире размером 28,9 кв. м.
Б.Н.Н. предъявил в суд иск о предоставлении ему на семью трехкомнатной квартиры 45 в доме <...> п. Сычево, ссылаясь на то, что в 1994 году АО "С" сдало жилой дом в эксплуатацию, но им квартиру не предоставило. Дополнительно просил признать недействительным договор аренды жилой площади в названной квартире, заключенный АО "С" с В-ыми, и выселить их из квартиры, а также признать недействительным регистрационное удостоверение, выданное Волоколамским БТИ АО "С", взыскать компенсацию морального вреда в размере 5000000 рублей.
Решением суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Мособлсуда, за Б/Н.И., Т.И., А.Н. и Е.Н. признано право на жилое помещение в кв. 45 дома <...> п. Сычева Волоколамского района. Договор аренды, заключенный АО "С" с В.Л.Д., признан незаконным и отменен. В.Л.Д. и В.И.Ф. с детьми выселены из квартиры с предоставлением им ранее занимаемого жилого помещения. Признано недействительным удостоверение, выданное Волоколамским межрайонным БТИ. С АО "С" в пользу Б.Н.А. взыскано в возмещение морального вреда 500000 рублей.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил состоявшиеся по делу судебные постановления как постановленные с нарушением норм материального права, указав следующее.
В соответствии со ст. 141 ГПК РФ суд при подготовке дела к судебному разбирательству обязан определить правоотношения сторон и закон, которым следует руководствоваться.
Удовлетворяя заявленные требования, суд в решении признал, что семья Белянкиных, стоя на очереди на улучшение жилищных условий, имеет преимущественное право на предоставление им квартиры 45, дом <...>. Поскольку указанная квартира заселен семьей Владимировых, с которыми заключен договор аренды этой квартиры, суд признал недействительным договор аренды жилой площади, руководствуясь ст. 6 Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики", в соответствии с которой собственнику запрещается распоряжаться жилым фондом, в том числе сдавать в аренду, если при этом нарушаются действующие нормы, жилищные права и свободы других граждан, а также общественные интересы. При этом суд считает, что данная квартира подлежит распределению в общем порядке.
Суд признал недействительным регистрационное удостоверение N 194 от 28.06.96 по тем основаниям, что дом, не законченный строительством, не был включен в акт оценки выкупленного имущества предприятия и в свидетельство о праве собственности на имущество от 30.12.92 при создании АО "С" указанный дом не включен в основные средства предприятия. Договор аренды, заключенный с Владимировой, суд признал недействительным, поскольку, по мнению суда, он заключен до получения регистрационного удостоверения, кроме того, семья Владимировых не является нуждающейся в улучшении жилищных условий.
Указанные выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам и требованиям закона.
В частности, оспаривая заявленные требования, АО "С" сослалось на то, что дом, в котором расположена квартира, по поводу которой возник спор, является собственностью АО, поскольку был возведен за счет своей прибыли без привлечения централизованных бюджетных средств. Именно это обстоятельство должно быть отражено в решении суда, а не включение этого дома в акты оценки выкупленного имущества и свидетельства о праве собственности. Суду следовало решить вопрос об обоснованности довода о возведении дома на собственные средства АО. В случае установления этого обстоятельства суду с учетом этого следовало решить вопрос о собственнике дома.
При установлении, что собственником дома является АО, суду следовало иметь в виду, что собственник вправе распоряжаться своим имуществом.
Такое решение было принято конференцией трудового коллектива АО "С" от 28.04.92, конференция решила предоставить право администрации распределить 2 квартиры в новом доме среди специалистов комбината с целью привлечения и закрепления кадров на предприятии по срочным договорам аренды.
Суд не дал оценки указанному решению конференции.
Более того, суд в решении указал, что передача квартир администрации для сдачи ее внаем по договору аренды не предусмотрена жилищным законодательством.
В то время как в данном случае следовало руководствоваться законом, регулирующим отношения, возникающие из права собственности, а не жилищных правоотношений.
Ссылка суда на ст. 6 Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики", запрещающую сдавать в аренду жилые помещения, если при этом нарушаются жилищные права и свободы других граждан, сделана без учета всех юридически значимых обстоятельств, а именно, что квартира принадлежит АО и никаких прав именно на эту квартиру Белянкины не имеют и, следовательно, их права не могли быть нарушены. При этом суд не дал оценки тому обстоятельству, что администрация действовала в рамках решения конференции, которое судом не признано недействительным.
Ссылка на то, что договор аренды заключен с Владимировой до регистрации здания в государственных органах, не является основанием для признания его недействительным, поскольку после регистрации собственник не ставил вопрос о недействительности договора.
При новом рассмотрении суду следует иметь в виду, что имеются различия в применении жилищного законодательства в зависимости от того, заключен ли договор жилищного найма в государственном и муниципальном жилищном фонде социального пользования, либо жилой фонд принадлежит негосударственной организации.

По окончании пребывания в государственном детском учреждении у родственников, опекунов или попечителей, где гражданин находился на воспитании, вопрос о внеочередном предоставлении ему жилой площади должна решать администрация того региона, на территории которого находилось ранее занимаемое им жилое помещение.

Ч.Ю.П. обратился в суд с жалобой на решение президиума профкома ЛИИ г. Жуковского и администрации ЛИИ от 28.12.92, которым ему отказано во внеочередном улучшении его жилищных условий как гражданину, находившемуся на воспитании опекунов, считая это решение незаконным.
В обоснование своих требований Ч.Ю.Н. указал, что он до 1972 года проживал с родителями в пос. Рыбинске Моршанского района Тамбовской области. После смерти родителей проживал с бабушкой Т.А.Ф. по адресу <...>
В 1973 году поступил в Рязанский радиотехнический институт и в 1978 году после его окончания по распределению был принят в летно - исследовательский институт им. М.М. Громова г. Жуковского.
В настоящее время он проживает в однокомнатной квартире в семейном общежитии, считает, что он, оставшийся без родителей, имеет право на внеочередное обеспечение жилой площадью и летно - исследовательский институт им. М.М. Громова обязан ему предоставить жилую площадь.
Решением районного суда Московской области жалоба удовлетворена, признано незаконным решение президиума профсоюзного комитета ЛИИ г. Жуковского от 28.12.93, и суд обязал администрацию и профком ЛИИ г. Жуковского предоставить Ч.Б.Н. вне очереди жилое помещение в соответствии с п. 31.2 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в Московской области.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
По протесту председателя Мособлсуда президиум Московского областного суда отменил судебное решение и указал следующее.
Удовлетворяя требования Ч.Ю.Н., суд руководствовался п. 2 ст. 37 ЖК РФ, предусматривающей внеочередное предоставление жилой площади гражданам по окончании пребывания в государственном детском учреждении, у родственников, опекунов или попечителей, где они находились на воспитании, если им не может быть возвращена жилая площадь, откуда они выбыли в детские учреждения, к родственникам, опекунам или попечителям.
Вместе с тем в п. 3 ст. 60 ЖК РФ предусматриваются способы защиты интересов детей, выбывших из занимаемого жилого помещения, и в том числе на исполкомы местного Совета народных депутатов (ныне - местные администрации) возложена обязанность обеспечивать жилой площадью по окончании срока пребывания детей в государственном детском учреждении, а также по достижении совершеннолетия детей, возвратившихся от родственников или опекунов (попечителей), если ранее занимаемое помещение предоставлено другим гражданам или вселение в это помещение невозможно по иным причинам.
Основанием для закрепления названных жилищных прав за детьми, помещенными в государственные детские учреждения, является решение исполкома (администрации) о помещении детей, оставшихся без родительского попечения, в эти учреждения для воспитания или решение о назначении опекуна или попечителя.
Такое решение должно приниматься исполкомом (администрацией) в порядке, установленном ст. 126, 127 КоБС РСФСР.
Из смысла вышеуказанного закона следует, что предоставить жилое помещение вне очереди обязан исполком (администрация), на территории которого находится бывшее жилое помещение, которым ранее пользовался ребенок.

Иск о вселении лица, осужденного к лишению свободы на срок свыше 6 месяцев, не подлежит удовлетворению, если приговор суда был исполнен до 23.06.95, т.е. до принятия постановления Конституционного Суда РФ о неконституционности п. 8 ст. 60 ЖК РСФСР.

В декабре 1995 года Ф.Н.В. предъявил иск к Ф.Н.П., Л.П.Ф. о признании права пользования жилым помещением в <...> г. Люберцы.
В обоснование иска указал, что 12 марта 1991 г. был осужден по приговору суда к семи годам лишения свободы, а в октябре 1992 года его прописка в указанном жилом помещении была аннулирована в соответствии с п. 8 ст. 60 ЖК РСФСР. Однако данная норма постановлением Конституционного Суда РФ от 23.06.95 признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.
Решением районного суда Московской области, с которым согласилась судебная коллегия, иск удовлетворен.
Отменяя судебное решение по протесту прокурора Московской области, президиум Московского областного суда указал следующее.
Принимая решение об удовлетворении иска Ф.Н.В. о признании за ним права на жилое помещение в <...> г. Люберцы, суд правильно исходил из того, что за осужденным к лишению свободы на срок свыше 6-ти месяцев право на жилое помещение сохраняется лишь до приведения приговора в исполнение, при этом не исключается признание его утратившим право в судебном порядке по иску заинтересованных лиц или организации.
Но, поскольку, по мнению суда, основания п. 8 ст. 60 ЖК РСФСР, по которым допускалось признание утратившим право на жилое помещение, признаны Конституционным Судом не соответствующими Конституции РФ, то иск Ф.Н.В. о признании права на жилую площадь следует удовлетворить.
Вместе с тем суд не учел, что постановление Конституционного Суда РФ принято только 23.06.95 и согласно п. 2 положения ч. 1 и ч. 2 п. 8 ст. 60 ЖК РСФСР утрачивают силу с момента его провозглашения, т.е. с 23.06.95.
Приговор суда по осуждению Ф.Н.В. приведен в исполнение до указанной даты.
Не действовала в это время и Конституция Российской Федерации.

Объем подлежащего возмещению вреда, причиненного имуществу гражданина, не должен превышать размера стоимости этого имущества.

К.А.Л. обратился в суд с иском к колхозу "Б" о возмещении материального и морального вреда, который был причинен ему в результате дорожно - транспортного происшествия 21 августа 1994 г. по вине водителя колхоза "Б" И.Р.Ф. Сам истец получил телесные повреждения, и расходы за проведение операции составили 1200000 руб., ремонт поврежденного автомобиля - 44593006 руб., за услуги фирмы "Фемида" - 1022700 руб., за услуги адвоката - 500000 руб., за вызов ответчика на экспертизу, оплату стоянки автомобиля - 3914410 руб., расходы по участию адвоката в рассмотрении спора - 5% от удовлетворенных требований и моральный вред - 50000000 рублей.
Представитель ответчика - колхоз "Б" требования о возмещении материального вреда признал, морального - только в части, просил возвратить поврежденные детали. 3-е лицо И.Р.Ф. также с иском согласился.
Решением районного суда Московской области с ответчика взыскано: 53791621 руб. материального вреда и 25000000 руб. морального вреда. К.Л.А. обязан передать колхозу "Б" подлежащие замене детали на сумму 30972414 рублей.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил судебное решение, указав следующее.
Удовлетворяя требования К.А.Л., суд сослался на ст. 454 ГК РСФСР.
Однако названная норма закона предполагает ответственность за причиненный вред без вины.
В данном же случае при столкновении 2-х источников повышенной опасности следует руководствоваться как ст. 454 ГК РСФСР при определении субъекта ответственности, так и ст. 444 ГК РСФСР при определении оснований ответственности.
Суд правильно возложил на колхоз "Б" как владельца источника повышенной опасности, водитель которого согласно постановлению следственных органов виновен в автоаварии, ответственность за причинение вреда, однако неправильно определил его размер.
Действительно, согласно ст. 444 ГК РСФСР вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный организации, подлежит возмещению в полном объеме.
По общему правилу объем ответственности причинителя вреда предполагает стоимостную эквивалентность возмещения вреда.
В нарушение этого принципа суд взыскал за ремонт автомобиля ВАЗ-2104 выпуска 01.01.90 и имеющего пробег 45000 км 44 млн. 593 тыс. 6 руб., тогда как стоимость нового автомобиля этой марки согласно данным торгующей организации - 33000000 рублей. Требование о возмещении морального вреда
разрешено на основании ст. 151 ГК РФ, введенного в действие с 01.01.95.
Событие, в силу которого у истца возникло право требовать возмещения морального вреда, произошло 21.08.94, то есть до введения в действие Гражданского кодекса РФ, поэтому требование о возмещении морального вреда подлежало разрешению по ст. 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, устанавливается судом в соответствии со ст. 152 ГК РФ

У.О.В. обратилась в суд с иском, в котором указала, что Ш.В.Б. в присутствии Г.А. подверг ее оскорблению на полевом стане, и просила, чтобы ответчик извинился перед ней на собрании коллектива и возместил моральный ущерб в размере 500000 руб.
Решением районного суда Московской области исковые требования У.О.В. удовлетворены частично. Суд обязал Ш.В.Б. принести свои извинения У.О.В. на собрании рабочих, и с него взыскано в пользу истицы в возмещение морального вреда 30000 руб.
По протесту прокурора Московской области президиум Московского областного суда отменил судебное решение, указав следующее.
В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Если указанные сведения распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Если они содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.
Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.
В соответствии с разъяснениями пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (в редакции постановления пленума от 21.12.93, с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением пленума Верховного Суда N 6 от 25.04.95) - пункт 2: "Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации и т.д. или сообщение в иной, в том числе устной форме, нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением".
В данном случае У. указывала, что сведения, порочащие честь и достоинство, были распространены ответчиком в присутствии механизатора Г.
По материалам дела установлено, что Г. был единственным свидетелем оскорбительных высказываний Ш.В.Б. Однако он не был допрошен, и поэтому вывод суда о том, что имело место распространение сведений, порочащих истицу, ничем не подтвержден, решение суда в этом случае необоснованно.
Определяя способ опровержения порочащих сведений, суд обязал Ш.В.Б. принести извинения на собрании рабочих.
Исходя из смысла ст. 152 ГК РФ, суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения порочащих сведений, признанных не соответствующими действительности, и избрать способ защиты нарушенного права.
К их числу обязанность принести публичное извинение не относится.

Спор о перезахоронении умершего должен разрешаться по правилам Федерального закона РФ "О погребении и похоронном деле" от 12.01.96.

Истцы просят обязать ответчицу перезахоронить ее отца Р.В.С., умершего 09.04.96, из могилы их матери Ж.Е.А., захороненной 30.12.75. При этом они мотивируют свои требования тем, что не давали согласия на подзахоронение, так как Р.В.С. не являлся близким родственником умершей Ж.Е.А.
Одновременно истцы выдвигают требование о возмещении им в связи с неправомерными действиями ответчицы морального вреда.
Ответчица иск не признала.
3-е лицо - представитель ТОО "Л" пояснило, что подзахоронение допускается с согласия родственников, а перезахоронение по санитарным требованиям возможно только через год.
Решением районного суда Московской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда, в удовлетворении исковых требований Ж. отказано.
Отменяя судебные постановления по протесту председателя Мособлсуда, президиум Московского областного суда указал следующее.
Вынося решение по данному спору, суд не учел требования ФЗ РФ "О погребении и похоронном деле" от 12.01.96.
В законе оговорено, что погребение должно осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего. При отсутствии волеизъявления право на осуществление действий по захоронению принадлежит близким родственникам, иным родственникам либо законным представителям умершего. Однако согласно ст. 7 ФЗ РФ "О погребении и похоронном деле" пожелание о месте захоронения с ранее умершим гарантируется при наличии на указанном месте погребения свободного участка земли или могилы ранее умершего близкого родственника. В ст. 5 вышеуказанного закона дан исчерпывающий перечень лиц, являющихся близкими родственниками. К ним относятся дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка. В иных случаях возможность исполнения волеизъявления о месте захоронения определяется специализированной службой по вопросам похоронного дела с учетом места смерти, наличия свободного участка земли, а также заслуг умершего перед обществом и государством.
Как видно из материалов дела, Р.В.С. был захоронен в апреле 1996 года в могилу матери своей жены Ж.Е.А., умершей 27 декабря 1975 года. Однако он не являлся близким родственником Ж.Е.А., и данных о возможности подзахоронения от специализированной службы по вопросам похоронного дела с учетом требований Закона, в деле не имеется.
Исходя из изложенного, подзахоронение нельзя признать обоснованным.
Допущенное судом нарушение осталось вне поля зрения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда.
При новом рассмотрении дела суду следует обсудить вопрос о возможности перезахоронения Р.В.С. с учетом требований вышеназванного Закона.

Не могут быть обжалованы в гражданско - процессуальном порядке законность и обоснованность следственных действий в связи с возбуждением и расследованием уголовного дела.

17 апреля 1996 года постановлением зам. начальника УРОПГ ГУВД Московской области возбуждено уголовное дело по факту незаконного приобретения 50 охотничьих гладкоствольных ружей в связи с отсутствием лицензии у фирмы "Малком" и использованием заведомо подложных документов по признакам статьи 169-1 ч. 1 УК РСФСР. По данному уголовному делу производились обыски в квартире, загородном доме заявителя, выемки документов финансово - хозяйственной деятельности СП "М".
Заявитель обжаловал в суд действия СУ ГУВД Московской области как нарушающие его права и свободы и просил признать их незаконными.
Суд вынес решение о признании незаконными действий СУ ГУВД Московской области по возбуждению уголовного дела по факту нарушения таможенного законодательства СП "М" по признакам ч. 1 ст. 169-1 УК РСФСР, а также постановление о производстве обысков в квартире в г. Москве и в доме пос. Клязьма Пушкинского района Московской области, а также постановление о производстве выемки документов финансово - хозяйственной деятельности СП "М". Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставила без изменения, протест прокурора - без удовлетворения.
Президиум Московского областного суда по протесту председателя Московского областного суда отменил состоявшиеся по делу судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в порядке, установленном уголовно - процессуальным законодательством, указав следующее.
В постановлении пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 года N 10 "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" обращено внимание судов на то, что в соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации, ст. 1 и 3 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 года с изменениями и дополнениями от 26.12.95 гражданами могут быть обжалованы в суд любые действия (решения) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных организаций или должностных лиц, кроме действий (решений), проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации либо в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования.
Под иным порядком судебного обжалования действий (бездействий) решений органов, а также должностных лиц следует понимать такой порядок, который специально установлен соответствующим законодательством.
Суды, рассматривая жалобу М.М.Е. на действия Следственного управления ГУВД Московской области, не вправе были ссылаться на ст. 1, 6 Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".
В данном случае суд должен был руководствоваться ст. 1 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР, где указано, что порядок производства по уголовным делам на территории РСФСР определяется уголовно - процессуальным законодательством и Уголовно - процессуальным кодексом РСФСР. В рамках этих правоотношений должны рассматриваться жалобы на законность и обоснованность в возбуждении уголовного дела и проведении всех остальных следственных действий.

Решение суда о взыскании морального вреда в пользу гражданина в связи с длительным исполнением должностным лицом вступившего в законную силу судебного решения по другому делу не основано на законе.

К.А.А. обратился в суд с жалобой на действия Томилинской администрации, которая не выполняет решение Люберецкого городского суда от 28.12.93 о предоставлении ему земельного участка для садово - огороднических целей.
В связи с длительным неполучением участка ему пришлось обращаться в различные инстанции, в том числе к руководителям района, чем ему, по его мнению, причинен моральный вред, который он оценивает в 10 млн. рублей.
Решением районного суда Московской области жалоба К.А.А. оставлена без удовлетворения, а иск о возмещении морального вреда удовлетворен в размере 1000000 рублей.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил судебное решение и принял новое решение об отказе в иске по следующим мотивам.
Как видно из материалов дела, жалоба К.А.А. фактически сводится к жалобе на неисполнение судебного решения о выделении ему земельного участка.
Гражданским процессуальным кодексом РФ предусмотрены порядок исполнения судебных решений, а также последствия и меры, которые применяются к должникам в случае неисполнения судебных решений.
Ни нормами указанного Закона, ни нормами других законов РФ не предусмотрено взыскание морального вреда по данному виду правоотношений сторон.

Ссылка в решении на ст. 151 ГК РФ является неправильной. Жалоба на действия судебного исполнителя рассматривается по правилам ГПК РСФСР, регулирующим порядок исполнения судебных решений, в том числе арбитражных, и разрешается в форме определения.

7 декабря 1995 г. в Клинский районный суд предъявлен к исполнению исполнительный лист, выданный Московским областным арбитражным судом о взыскании с АОЗТ "К" в пользу АО "Г" 378780000 руб. 27 февраля 1996 г. Клинский городской суд принял к производству жалобу на действия судебного исполнителя, который не принял надлежащих мер к своевременному исполнению решения арбитражного суда.
Суд вынес по жалобе решение, сославшись на ст. 428 ГПК РСФСР, обязав судебного исполнителя провести торги по имуществу должника, на которые выставить акции, офисную мебель, оргтехнику, легковую автомашину.
По протесту председателя Московского областного суда президиум Московского областного суда отменил судебное решение, указав следующее.
Порядок исполнения судебных решений регламентируется разделом пятым Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Ст. 428 ч. 3 ГПК РСФСР предусматривает разрешение судом жалобы на действия судебного исполнителя путем вынесения по этому вопросу определения, а не решения, как это сделал суд.
При этом взыскатель и должник извещаются о времени и месте разрешения жалобы.
Суд и это требование закона не выполнил.
При новом рассмотрении жалобы суду следует иметь в виду также, что изменение способа или порядка исполнения судебного решения арбитражного суда не входит в компетенцию суда общей юрисдикции (ст. 205 АПК РФ).

Прекращение производства по делу не препятствует тем же лицам обратиться вновь в суд с иском, если правоотношения сторон носят длящийся характер.

М.В.М. обратилась в суд с иском к С.А.М. о разделе жилого дома, указывая, что с ответчиком возникают разногласия по поводу пользования строением, несмотря на ранее достигнутую договоренность.
Определением районного суда Московской области отказано в принятии заявления по мотивам повторности обращения по аналогичным требованиям тех же сторон.
Отменяя определение суда, судебная коллегия Московского областного суда указала следующее.
Из материалов дела усматривается, что стороны являлись сособственниками дома, в 1985 году обращались в суд за разрешением спора о его разделе.
В связи с отказом истицы от иска суд прекратил производство по делу.
Действительно, ст. 129 ч. 3 ГПК РСФСР предусматривает отказ в принятии заявления, если имеется вступившее в законную силу вынесенное по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям определение суда о принятии отказа истца от иска.
Однако в данном случае при длящихся правоотношениях сторон отказ от иска не означает отказа от материального права, которое требует судебной защиты, поэтому возможно повторное обращение в суд.

Суд общей юрисдикции не вправе рассматривать требование о сложении штрафа за административное правонарушение, которым подвергнут предприниматель государственной налоговой службой.

В ходе проверки исполнения Закона РФ "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением", на предпринимателя И.А.А. решением начальника государственной налоговой инспекции наложен, в размере 19250000 руб. (350 - кратный размер оплаты труда) за реализацию товаров народного потребления без применения контрольно - кассового аппарата.
Прокурор района Московской области обратился в суд с заявлением о признании решения налоговой службы незаконным и сложении штрафа с И.А.А.
Решением суда заявление прокурора удовлетворено, решение о взыскании штрафа с И.А.А. отменено.
Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда отменено, и производство по делу прекращено по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 22 АПК РФ и информационным письмом N С-13/ОСЗ-333 от 16.11.93 в связи с принятием Закона "О применении контрольно - кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" возникающие в связи с применением Закона споры о взыскании налоговыми органами с граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, штрафных санкций, подлежат рассмотрению арбитражными судами.
Это указание судом при разрешении настоящего дела учтено не было.

Жалоба предпринимателя или юридического лица на действия органа внутренних дел в связи с наложением административного взыскания подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции по правилам главы 24 ГПК РСФСР.

В.В.А. обратилась с жалобой на действия начальника ЛОВД г. Можайска, который своим постановлением от 01.11.95 подверг ее штрафу по основаниям ст 146-3, 146-5 КоАП РФ в сумме 2500000 руб.
Определением районного суда Московской области от 18.12.95, оставленным без изменения определением судебной коллегии Московского областного суда, производство по делу прекращено по основанию неподведомственности спора суду общей юрисдикции с указанием на то, что спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
Президиум Московского областного суда удовлетворил протест председателя Московского областного суда на предмет отмены судебного определения и указал следующее.
Прекращая производство по делу, суд указал, что В.В.А. является предпринимателем, а поэтому к ней применимы правила, регулирующие деятельность юридических лиц. Как указал суд, в соответствии со ст. 22 АПК РФ именно арбитражному суду подведомственны споры между юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.
Между тем суд не учел, что в данном случае В.В.А. обратилась в суд с жалобой на действия должностного лица в связи с наложением административного взыскания. Согласно ст. 231 ГПК РСФСР это дело, возникшее из административно - правовых отношений, подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.
Согласно ст. 22 АПК РФ арбитражный суд рассматривает споры о взыскании с организаций и граждан штрафов государственными органами, органами местного самоуправления и иными органами, осуществляющими контрольные функции.
Начальник ЛОВД г. Можайска такими функциями контроля не обладает. В данном случае обжалуется действие руководителя административного органа, и это требование не является экономическим спором, предусмотренным ст. 22 АПК РФ. Поэтому выводы суда и судебной коллегии являются неправильными, противоречащими гражданско - процессуальному законодательству.

Согласно ст. 213-1 ГПК РСФСР суд вправе вынести заочное решение в случае неявки ответчика лишь при наличии данных о его надлежащем извещении о месте и времени рассмотрения дела.

С.О.Д. и К.С.А. состояли в зарегистрированном браке и имеют дочь 1982 года рождения. В 1988 г. брак между ними расторгнут. Бывшие супруги прописаны в однокомнатной квартире <...>, кроме того, в этой квартире прописаны их дочь и дочь С.О.Д. от второго брака. С.О.Д. предъявила в суд иск о принудительном обмене квартиры, при этом С.О.Д. с детьми переезжает в комнату 15,6 кв. м, а К.С.А. - в комнату размером 8,6 кв. м в двухкомнатной квартире.
К.С.А. предъявил встречный иск о признании С.О.Д. не приобретшей право на жилую площадь в квартире, по поводу которой возник спор.
В судебном заседании ответчик отсутствовал.
Решением суда иск о принудительном обмене удовлетворен, в удовлетворении встречного иска отказано.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
По протесту председателя Московского областного суда судебное решение отменено президиумом Московского областного суда по следующим мотивам.
В соответствии со ст. 213-1 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание ответчика, надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, по делу может быть вынесено заочное решение, если истец против этого не возражает. О рассмотрении такого дела в таком порядке суд выносит определение. В деле должны быть сведения о надлежащем извещении ответчика.
В деле отсутствуют данные о том, что К.С.А. был извещен о времени и месте рассмотрения дела.
Следовательно, у суда не было оснований для заочного рассмотрения дела, тем более что К.С.А. заявил встречные требования, по которым он является истцом.
Рассмотрев дело в отсутствие стороны, суд не имел возможности выяснить согласие каждой стороны на рассмотрение дела единолично судьей. Кроме того, судом нарушен принцип состязательности процесса, поскольку К.С.А. был лишен возможности представлять доказательства в обоснование заявленных требований.
С учетом изложенного решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Разъяснения на запросы судов по применению гражданского законодательства

1. Вопрос
Как определяется размер доли выбывающего из полного товарищества участника: в зависимости от общей стоимости имущества, пропорционального его доле в складочном капитале либо возвращается его взнос в складочной капитал (с учетом индексации)?
Ответ. Согласно ч. 1 ст. 76 ГК РФ (1995 г.) участнику, выбывшему из полного товарищества, выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующая доле этого участника в складочном капитале, если иное не предусмотрено учредительным договором. По соглашению выбывающего участника с остающимися участниками выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей имущества в натуре.
Как установлено ч. 2 п. 1 ст. 78 ГК РФ, причитающаяся выбывающему участнику часть имущества товарищества или ее стоимость определяется по балансу, составленному на момент его выбытия (за исключением случая, предусмотренного в ст. 80 ГК РФ).
Исходя из норм п. 1 ст. 78 ГК, выбывающему из полного товарищества участнику не возвращается его взнос в складочный капитал товарищества, а выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующая его доле в складочном капитале. При этом стоимость причитающейся ему части имущества товарищества может не совпадать по размеру со стоимостью его взноса (с учетом индексации) в складочный капитал.
2. Вопрос
Согласно ст. 170 ч. 2 КЗоТ РФ не допускается увольнение одинокой матери при наличии у нее ребенка в возрасте до 14 лет (в редакции Закона от 25.09.92). Сохраняется ли эта льгота по трудовому законодательству в случае вступления одинокой матери в брак (без изменения записи об отце ребенка в свидетельстве о рождении)?
Ответ. Да, сохраняется, поскольку невнесение изменений в запись об отце ребенка после вступления в брак не изменяет статус этой женщины как одинокой матери. Поэтому в данном случае эта льгота направлена на защиту прав ребенка, у которого отсутствует отец и заработная плата матери для которого является одним из основных источников существования. Исходя из этого принципа, в Положении о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденном постановлением Правительства РФ от 04.09.95 N 883, содержится норма о том, что право одинокой матери на получение пособия в повышенном размере (на 50%) сохраняется и при вступлении в брак.
3. Вопрос
В каком порядке должны рассматриваться споры, одним из участников которых является частный нотариус?
Ответ. Согласно ч. 6 ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли, поэтому частный нотариус к числу граждан - предпринимателей не относится.
Следовательно, споры с участием физических лиц, являющихся частными нотариусами, в том числе на действия налоговой службы, подведомственны суду общей юрисдикции.

Судебная коллегия по гражданским делам Мособлсуда