Без рубрики

Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1994 год

В 1994 году народными судами Московской области рассмотрено с постановлением приговора 22469 уголовных дел в отношении 25505 лиц.
В кассационном порядке обжаловано и опротестовано 4212 судебных решений, в том числе с приговорами 3641 дело в отношении 5077 лиц. В отношении 4135 лиц приговоры оставлены без изменения, что составляет 83,8%, отменены в отношении 355 лиц – 6,9% и изменены в отношении 504 лиц – 9,9%.
В 1994 году в порядке надзора в Московский областной суд поступило 1979 жалоб, по которым было истребовано 580 уголовных дел.
Президиумом Мособлсуда рассмотрено 495 протестов, из них 18 протестов отклонены. В порядке надзора отменены приговоры в отношении 140 лиц и изменены в отношении 119 лиц.
Всего в кассационном и надзорном порядке отменены приговоры в отношении 495 лиц, что составило 1,9% от всех рассмотренных в 1994 году судами области дел с постановлением приговора, изменены приговоры в отношении 623 лиц, или 2,4%, стабильность приговоров составила 95,7%.
В целях единообразного применения уголовного и уголовно – процессуального законов, а также устранения ошибок, допускаемых народными судами при рассмотрении уголовных дел, ниже приводится практика Московского областного суда, представляющая правовой интерес при разрешении конкретных дел.

Применение уголовного закона

Похищение является тайным, если виновный не сознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц и что они понимают характер его действий.

Приговором Пушкинского городского народного суда от 19 октября 1993 года Г. и А. осуждены по ч. 2 ст. 145 УК РФ за то, что они 23 февраля 1993 года около 23 часов из сарая потерпевшего К. похитили 3 кур, а когда Г., передав кур А., стал перелезать через забор, то был замечен потерпевшим. К. светил фонарем, кричал, чтобы осужденные остановились, но они с похищенными курами скрылись.
Из показаний осужденных усматривается, что кур они похитили тайно, никакого насилия для удержания похищенного они не применяли, а скрылись с целью избежания задержания.
Потерпевший К. в суде показал, что он не видел, как были похищены куры из его сарая, а Г. он увидел, когда тот перелезал через забор с его участка на соседний, в руках у осужденного ничего не было.
При таких обстоятельствах действия осужденных подпадают под признаки тайного похищения, т.е. преступления, предусмотренного ст. 144 УК РФ.
Постановлением президиума Мособлсуда от 25 января 1994 года действия Г. и А. переквалифицированы на ч. 2 ст. 144 УК РФ.

Согласно закону под вооруженным разбоем понимается применение при нападении или оружия в собственном смысле этого слова, или иных предметов, используемых в качестве оружия.

Приговором Ногинского городского народного суда от 5 июля 1993 года Г. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 147 ч. 3 и 146 ч. 2 п. "б" УК РФ.
Г. признан виновным в разбойном нападении, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия. Осужденный с целью завладения деньгами потерпевшего З. ударил его кулаком в лицо неустановленным предметом и ногой по голове, от чего З. упал и потерял сознание, а Г. завладел его деньгами в сумме 75000 руб. Указанные действия осужденного квалифицированы по п. "б" ч. 2 ст. 146 УК РФ ошибочно, поскольку ни следственными органами, ни судом не установлен предмет, который был применен при нападении на З. и использован в качестве оружия.
Поэтому действия Г. переквалифицированы на ч. 1 ст. 146 УК РФ.

Отграничение хулиганства от других преступлений зависит от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий.

Приговором Ногинского городского народного суда от 30 ноября 1993 года К. осужден по ч. 2 ст. 206 УК РФ за то, что 29 августа 1992 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришел в квартиру своей знакомой Л. с целью выяснения с ней взаимоотношений. В ответ на отказ Л. восстановить с ним близкие отношения подверг ее избиению, причинив легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.
Как установлено судом, первоначально отношения между осужденным и потерпевшей были дружескими. Л. пояснила, что находилась с К. в фактических брачных отношениях, а затем, узнав, что он ранее был судим, прекратила с ним всякие отношения. 29 августа он пришел в ее квартиру, где она была одна, чтобы выяснить причину разрыва их отношений. Между ними произошла ссора, в процессе которой он подверг ее избиению.
Указанные обстоятельства бесспорно свидетельствуют, что у К. не было умысла на грубое нарушение общественного порядка, а свои действия он совершил на почве личных неприязненных отношений с потерпевшей.
Действия К. переквалифицированы на ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 212-1 УК РФ, являются лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет.

Приговором Подольского городского народного суда от 5 августа 1993 года Ж. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 144 ч. 2, 212-1 ч. 2, 15 и 212-1 ч. 2 УК РФ.
Ж. осужден за угон, покушение на угон транспортного средства без цели хищения, совершенный по предварительному сговору группой лиц и повторно, а также за тайное похищение личного имущества граждан.
Судом установлено, что угон автомашины "Москвич-2140" совершен Ж. по сговору с осужденными М. и Т. 22 октября 1992 года, а из приговора усматривается, что Ж. родился 5 ноября 1976 года, т.е. на день угона машины ему не исполнилось шестнадцати лет.
Следовательно, согласно ст. 10 УК РФ Ж. субъектом угона транспортного средства не является.

Назначение наказания

Наказание по совокупности преступлений назначается после назначения наказаний, в том числе и дополнительного, отдельно за каждое преступление.

Приговором Мытищинского городского народного суда от 15 февраля 1994 года К. С.Н. осуждена по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 115 и 115 ч. 1 УК РФ, к штрафу в размере 400 руб. и на основании п. 6 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18.06.92 "Об амнистии" от этого наказания освобождена.
Кроме того, К. этим же приговором осуждена по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 103 и 144 ч. 3 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительно – трудовой колонии общего режима.
Приговор в отношении К. отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением требований ст. 40 УК РФ, необоснованным применением амнистии и нарушением уголовно – процессуального закона.
Согласно ст. 40 ч. 1 УК РФ, если лицо признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями Особенной части Уголовного кодекса, ни за одно из которых оно не было осуждено, суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний в пределах, установленных статьей, предусматривающей более строгое наказание.
Суд в нарушение указанных требований закона, признав К. виновной по ст. 115-1, 115 ч. 1, 103 и 144 ч. 3 УК РФ, не назначил ей наказание по совокупности совершенных преступлений. Суд назначил К. наказание по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 115-1 и 115 ч. 1 УК РФ и освободил ее от назначенного наказания по амнистии. При этом суд не учел, что при совершении нескольких преступлений вопрос о применении амнистии может быть разрешен только после определения наказания по совокупности всех совершенных преступлений, а не по частям, как сделал суд.
А поскольку в совокупность преступлений, совершенных К., входят преступления, предусмотренные ст. 103 и 144 УК РФ, на которые амнистия не распространяется, оснований для применения амнистии к К. у суда не было.
Кроме того, по делу судом нарушены требования ст. 353 УК РФ. Из материалов дела усматривается, что первоначальный приговор в отношении К. был отменен судебной коллегией за нарушением ст. 40 УК РФ и ст. 314 УПК РФ, а не за мягкостью назначенного наказания и не в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.
Несмотря на это, суд применил к К. закон о более тяжком преступлении и назначил ей более строгое наказание, что является существенным нарушением уголовно – процессуального закона.
Приговором Коломенского городского народного суда от 3 июня 1993 года К. осуждена по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 147 ч. 3, 17 и 174 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы на основании ст. 46-1 УК РФ с отсрочкой исполнения приговора и с лишением на основании ст. 29 УК РФ права занимать должности, связанные с оформлением финансовых документов, сроком на 2 года.
При назначении дополнительного наказания судом допущено нарушение требований ст. 40 УК РФ, согласно которым дополнительное наказание, так же как и основное, при совершении виновным нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями Особенной части Уголовного кодекса, должно быть назначено за одно или отдельно за несколько преступлений, а затем по их совокупности. Суд же назначил К. дополнительное наказание сразу по совокупности совершенных ею преступлений.

Наказание по совокупности приговоров по своему размеру должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Приговором Ногинского городского народного суда от 13 июля 1993 года Л. осужден по ст. 218 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев, на основании ст. 41 УК РФ к этому наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 12.03.93, и окончательно определено 2 года 6 месяцев лишения свободы.
При назначении Л. наказания по совокупности приговоров судом игнорировано разъяснение, содержащееся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 года с последующими изменениями "О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам", в соответствии с которым наказание по совокупности приговоров по своему размеру должно быть во всяком случае больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
Л. по приговору от 12.03.93 был осужден по ст. 89 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы на основании ст. 44 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. Новое преступление им совершено в период испытательного срока.
Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 11 названного выше постановления Пленума, неотбытой частью наказания при условном осуждении считается весь срок назначенного наказания.
Поэтому при назначении Л. наказания по совокупности приговоров оно должно было быть больше не отбытого по предыдущему приговору, т.е. больше 3 лет, а не 2 года 6 месяцев, как ему определено судом по совокупности приговоров.
В связи с нарушением ст. 41 УК РФ приговор в отношении Л. отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за конкретное преступление, должно быть мотивировано в приговоре.

Приговором Подольского городского народного суда от 14 декабря 1993 года С. осужден по ст. 89 ч. 3 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 144 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 40 УК РФ по совокупности преступлений ему определено наказание путем полного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы сроком на 3 года, в соответствии со ст. 46-1 УК РФ исполнение приговора отсрочено на 2 года.
И Т. осужден по ст. 89 ч. 3 УК РФ к двум годам лишения свободы, по ст. 144 ч. 2 УК РФ к одному году лишения свободы, по совокупности преступлений ему назначено в силу ст. 40 УК РФ 3 года лишения свободы, на основании ст. 41 УК РФ к этому наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 18.06.93 и окончательно определено 3 года 6 месяцев лишения свободы.
С. и Т. признаны виновными в краже государственного имущества, совершенной по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в помещение, а Т. и повторно в тайном похищении личного имущества граждан, совершенном по предварительному сговору группой лиц, причинившем значительный ущерб потерпевшему.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 года с последующими изменениями "О практике применения судами общих начал назначения наказания", "в каждом случае назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перехода к другому более мягкому виду наказания суд обязан в описательной части приговора отразить, какие именно обстоятельства, установленные по делу, он признает исключительными и в сочетании с данными о личности подсудимого кладет в основу применения ст. 43 УК РФ".
Санкция ч. 3 ст. 89 УК РФ предусматривала минимальный срок лишения свободы – 3 года.
Однако суд, назначая С. и Т. наказание в виде лишения свободы ниже низшего предела, мотивов принятого решения в приговоре не указал и не сослался при этом на ст. 43 УК РФ.
Кроме того, при назначении наказания судом не приняты в полной мере данные о личности осужденных, которые состояли на учете в органах милиции как неблагополучные подростки, не учились и не работали, преступление совершили в состоянии алкогольного опьянения; Т. совершил преступление повторно в период отсрочки исполнения приговора, по которому он осужден за аналогичное преступление.
Поэтому в связи с неправильным применением уголовного закона и мягкостью наказания приговор отменен и дело направлено на новое рассмотрение.

При назначении наказания в виде штрафа размер штрафа не должен превышать максимального предела, установленного санкцией статьи Уголовного кодекса.

Приговором Раменского городского народного суда от 7 февраля 1994 года С. Н.С. осужден по ст. 112 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 14 тыс. руб.
Санкцией ч. 2 ст. 112 УК РФ предусмотрен штраф в размере до одного минимального размера оплаты труда. На момент совершения преступления – 13 октября 1993 года минимальный размер оплаты труда составлял 7740 руб., а суд назначил штраф в размере, превышающем максимальный предел, предусмотренный санкцией ч. 2 ст. 112 УК РФ.
Приговор изменен в порядке надзора, и размер штрафа снижен до 7740 руб.

Амнистия (п. 7) не применяется к лицам, приговоры в отношении которых вступили в законную силу после вступления в силу постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации".

Приговором Коломенского городского народного суда от 21 апреля 1994 года Р. осужден по ст. 122 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев. На основании ст. 7 п. "б" постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации" от 23 февраля 1994 года назначенный Р. срок наказания сокращен на одну треть.
Приговор отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с неправильным применением акта амнистии.
Согласно п. 10 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "О порядке применения постановления "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации" сокращению подлежит часть срока наказания, не отбытая на день вступления данного постановления в силу. Под действие этой статьи подпадают осужденные, приговоры в отношении которых вступили в законную силу до вступления данного постановления в силу. Поскольку приговор народного суда в отношении Р. был постановлен и вступил в законную силу после вступления в силу указанного постановления Государственной Думы, применение к Р. акта амнистии является незаконным.

Амнистия не применяется к лицам, осужденным по совокупности преступлений, одно из которых не подпадает под действие акта амнистии.

Приговором Электростальского городского народного суда от 24 декабря 1993 года Б. осужден по ст. 144 ч. 2 УК РФ с удержанием из заработка 20% в доход государства и на основании п. 9 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" от назначенного наказания освобожден; по ст. 15 и 212-1 ч. 2 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства.
В. осужден по ст. 144 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, и на основании п. 9 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" от наказания освобожден; по ст. 206 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год, на основании ст. 46-1 УК РФ исполнение приговора отсрочено сроком на 1 год 6 месяцев.
В связи с нарушением уголовного закона и неправильным применением акта амнистии приговор отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.
Согласно ст. 40 УК РФ, если лицо признано виновным в совершении двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса, ни за одно из которых оно не было осуждено, суд, назначив наказание отдельно за каждое преступление, окончательно определяет наказание по их совокупности путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний.
По приговору суда Б. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 144 ч. 2 и 15, 212-1 ч. 2 УК РФ, а В. – в совершении преступлений, предусмотренных ст. 144 ч. 2 и 206 ч. 2 УК РФ, наказание им назначено отдельно за каждое преступление. Однако в нарушение требований ст. 40 УК РФ по совокупности преступлений наказание осужденным не назначено.
Кроме того, согласно закону к лицам, осужденным по совокупности преступлений, одно из которых не подпадает под действие акта амнистии, амнистия не может быть применена. В соответствии с пп. 4 и 11 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" под действие амнистии подпадают лица, совершившие преступления до вступления названного постановления в силу, т.е. 26 июня 1992 года, и амнистия не распространяется на лиц, осужденных за преступление, предусмотренное ст. 212-1 УК РФ.
Однако суд вопреки указанным ограничениям применил акт амнистии к В., осужденному за злостное хулиганство, совершенное 4 декабря 1992 года, т.е. после вступления постановления "Об амнистии" в силу, и к Б., осужденному за совершение преступления, предусмотренного ст. 212-1 УК РФ.

Не могут рассматриваться как ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы лица, ранее осуждавшиеся к лишению свободы в пределах срока нахождения их под стражей в качестве меры пресечения, поскольку они не отбывали наказание в исправительно – трудовых учреждениях.

Приговором Серпуховского городского народного суда от 29 июня 1994 года А. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 164-2 ч. 2, 15 и 147 ч. 2 УК РФ, к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительно – трудовой колонии строгого режима.
Постановлением президиума Мособлсуда приговор изменен в части вида исправительно – трудовой колонии со строгого режима на общий, поскольку приговором от 16 марта 1994 года он осуждался по ст. 224 ч. 3 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, т.е. в пределах срока нахождения под стражей в качестве меры пресечения. В связи с чем наказание в виде лишения свободы А. в исправительно – трудовых учреждениях не отбывал.

Применение уголовно – процессуального законодательства

Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние.

Приговором Мытищинского городского народного суда от 20 апреля 1994 года А. осужден по ст. 156 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 800000 руб., и на основании п. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 года "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации" от наказания освобожден.
Приговор суда отменен, и дело производством прекращено по основаниям, предусмотренным п. 4 ст. 5 УПК РФ.
Как установлено материалами дела, преступление А. совершено 26 февраля 1994 года, т.е. до вступления в действие постановления Государственной Думы от 23 февраля 1994 года "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации", которое согласно п. 11 названного постановления вступило в силу с момента опубликования. Опубликовано оно было в "Российской газете" 26 февраля 1994 г., считается введенным в действие с 27 февраля 1994 г. и распространяется на лиц, совершивших преступление до 27 февраля 1994 года.
При таких обстоятельствах возбуждение уголовного дела в отношении А., совершившего обман покупателей 26 февраля 1994 года, и дальнейшее его осуждение являются существенным нарушением уголовно – процессуального закона, влекущим отмену приговора с прекращением производства по делу.

Уголовное дело подлежит прекращению в отношении лица, о котором имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению.

Приговором Талдомского районного народного суда от 30 сентября 1993 года К. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162-2 ч. 1 и 162-3 УК РФ, к штрафу.
Определением судебной коллегии от 9 февраля 1994 года приговор отменен, поскольку в материалах дела имелись неотмененные постановления следователя о прекращении дела в отношении К. по ст. 162-2 ч. 1 УК РФ и по ст. 6 ч. 2 Закона СССР от 31.10.90 "Об усилении ответственности за спекуляцию, незаконную торговую деятельность и злоупотребления в торговле".
Не решив вопрос об отмене указанных постановлений, органами следствия К. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 162-2 ч. 1 УК РФ, и он был признан виновным по этому обвинению, тем самым не были выполнены требования п. 10 ст. 5 УПК РФ.

Уголовное дело может быть прекращено вследствие изменения обстановки, если будет признано, что ко времени рассмотрения дела в суде совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным.

Постановлением народного судьи Домодедовского городского народного суда от 12 ноября 1993 года уголовное дело по обвинению С., 1968 года рождения, в совершении преступления, предусмотренного ст. 145 ч. 2 УК РФ, прекращено на основании ст. 6 УПК РФ вследствие изменения обстановки.
С. органами следствия предъявлено обвинение в том, что он 19 мая 1990 года по предварительному сговору и в группе с К. и Т., осужденными по данному делу по приговору Домодедовского горнарсуда от 22 августа 1990 года, используя газовый баллончик, ограбил пассажиров такси на Домодедовском шоссе, причинив потерпевшим значительный ущерб, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 145 ч. 2 УК РФ.
Народный судья прекратил дело в отношении С. вследствие изменения обстановки. Однако этот вопрос разрешен судьей с нарушением уголовно – процессуального закона, и вывод об изменении обстановки сделан судом без надлежащего выявления обстоятельств, предусмотренных ст. 6 УПК РФ. Судебное разбирательство не проводилось, и вопрос о прекращении дела рассмотрен без вызова в судебное заседание подсудимого, потерпевших и свидетелей.
Постановлением президиума Мособлсуда от 13 октября 1994 г. постановление народного судьи отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

Исключение из Уголовного кодекса той или иной статьи без устранения преступности и наказуемости деяния не дает оснований для прекращения дела.

Постановлением Шатурского городского народного суда от 19 июля 1994 года уголовное дело по обвинению Ф. в совершении преступления, предусмотренного ст. 212-1 ч. 1 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РФ, т.е. за отсутствием в деянии состава преступления.
Народный суд, прекращая уголовное дело, сослался на то, что Федеральным законом Российской Федерации от 1 июля 1994 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" ст. 212-1 исключена из Уголовного кодекса. Этот вывод суда является ошибочным, поскольку указанным законом преступность и наказуемость совершенного Ф. деяния не устранены, а Уголовный кодекс дополнен ст. 148-1, предусматривающей уголовную ответственность за неправомерное завладение транспортным средством.
Постановлением президиума Мособлсуда от 27 сентября 1994 года постановление народного суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

Народный суд не вправе принимать к своему производству уголовные дела, подсудные вышестоящему суду.

Приговором Электростальского городского народного суда от 25 мая 1994 года Х. осужден по ст. 87 ч. 1 УК РФ за сбыт поддельных денег.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Мособлсуда от 29 июня 1994 года приговор народного суда отменен в связи с нарушением уголовно – процессуального закона.
Согласно ст. 36 УПК РФ, определяющей подсудность уголовных дел, дела о преступлениях, предусмотренных ст. 87 УК РФ, подсудны областным судам.
В нарушение требований ст. 36 УПК РФ народный суд рассмотрел дело, которое подсудно областному суду. Кроме того, в соответствии со ст. 211 и 217 УПК РФ обвинительное заключение утверждается и дело направляется в суд, которому оно подсудно, прокурором в пределах своей компетенции. Из этого следует, что обвинительное заключение по делу, подсудному областному суду, должно утверждаться прокурором области.
В нарушение закона обвинительное заключение по делу Х., подсудному областному суду, утверждено прокурором города.
При таких обстоятельствах приговор отменен и дело направлено на новое расследование, в процессе которого Х. должно быть разъяснено право заявить в соответствии со ст. 421, 423, 424 УПК РФ ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных.

Рассмотрение судьей единолично дел о преступлениях, за которые не может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на пять лет, возможно только с согласия обвиняемого.

Приговором Электростальского городского народного суда от 27 декабря 1994 года осуждены В. и Д. по ст. 15 и 89 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора каждый.
Приговор отменен в кассационном порядке в связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона. Дело по обвинению В. и Д. рассмотрено судьей единолично в нарушение требований ст. 35 ч. 3 УПК РФ. С согласия обвиняемого судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые не может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на пять лет.
Санкция ч. 2 ст. 89 УК РФ, по которой В. и Д. признаны виновными, предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет. Кроме того, согласия В. и Д. на единоличное рассмотрение судьей их дела никто не выяснял, в материалах дела таких данных не имеется.
Таким образом, дело рассмотрено незаконным составом суда, при этом рассмотрено дело о преступлении, за которое могло быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пяти лет. Указанные нарушения закона являются существенными, влекущими отмену приговора.

Отказ от защитника может иметь место в любой стадии процесса только по инициативе обвиняемого (подсудимого) и при наличии реальной возможности участия адвоката в деле.

Приговором Электростальского городского народного суда от 9 февраля 1994 года осужден Б. по ст. 206 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком в 2 года.
Определением судебной коллегии от 19 апреля 1994 года приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Указанное дело рассмотрено с участием прокурора, и в соответствии со ст. 49 УПК РФ участие защитника по таким делам обязательно. Однако дело рассмотрено без защитника.
В деле имеется заявление Б. об отказе от защитника. Данное заявление обсуждалось судом и было удовлетворено. Но в материалах дела отсутствуют сведения о назначении адвоката для защиты подсудимого и ордер юридической консультации на участие адвоката в деле, из протокола судебного заседания следует, что адвокат в судебном заседании отсутствовал.
Следовательно, суд в нарушение п. 8 ст. 49 УПК РФ не обеспечил участие защитника в деле, подсудимый реально не имел возможности воспользоваться услугами адвоката и его отказ от защитника является вынужденным, вследствие чего не мог быть принят судом.
Кроме того, суд в нарушение требований ст. 235 УПК РФ не предоставил подсудимому возможность выступить в свою защиту в судебных прениях. Нарушения требований ст. 49 и 295 УПК РФ являются существенными, влекущими отмену приговора.

Одно и то же лицо не может быть защитником двух обвиняемых (подсудимых), если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Приговором Талдомского районного народного суда от 28 сентября 1994 года осуждены К. по ст. 144 ч. 2 и 210 УК РФ к 3 годам лишения свободы и Е. по ст. 144 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года.
К. и Е. в суде защищал один адвокат, хотя их интересы противоречивы.
К. обвинялась в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления и совершении вместе с Е. кражи. К. в суде виновной себя не признала, а Е. ее уличал, утверждая, что кражу он совершил вместе с К. и по инициативе последней. При таких обстоятельствах К. и Е. не мог защищать один адвокат.
В связи с нарушением ст. 47 УПК РФ, т.е. нарушением права на защиту, приговор отменен в кассационном порядке.

Направление дела в порядке, предусмотренном ст. 44 УПК РФ, непосредственно из суда в суд другой области, города законом не предусмотрено.

Постановлением народного судьи Солнечногорского городского народного суда от 13 сентября 1993 года уголовное дело по обвинению Ш. и С. в совершении преступления, предусмотренного ст. 15 и 89 ч. 3 УК РФ, направлено в Тушинский районный народный суд г. Москвы для соединения с уголовным делом по обвинению Ш.
Согласно ст. 44 УПК РФ вопрос о передаче дела в суд другой автономной республики, области, края, города разрешается председателем Верховного Суда Российской Федерации или его заместителем.
Это требование закона судом нарушено. Поэтому постановлением президиума от 11 января 1994 года постановление народного судьи отменено и дело возвращено для рассмотрения в тот же суд.

Судебная практика и разъяснения на запросы судов по применению уголовного, уголовно – процессуального и административного законодательства.

1. Приобретение похищенной автомашины суд обоснованно квалифицировал по ч. 4 ст. 208 УК РФ. Квалифицировать эти же действия по ч. 1 ст. 189 УК РФ не следует, поскольку по смыслу закона укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, образует либо соучастие в хищении, либо в случаях, предусмотренных законом, самостоятельное преступление, ответственность за которые должна наступить по ст. 189 или ст. 208 УК РФ.
Квалификация по ч. 1 ст. 189 УК признана излишней и из приговора исключена.
2. Одно лишь предложение дать взятку, не подкрепленное другими действиями, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 15 и ч. 1 ст. 174 УК РФ.
Л., находясь в ИВС, предложил в качестве взятки дежурному ИВС старшине 4 сертификата сбербанка, которые хранились в сейфе у дежурного, за оказание определенных услуг.
Поскольку в конкретном случае Л. реально не мог дать взятку или покушаться на дачу взятки ввиду того, что не имел доступа к предмету взятки, приговор в этой части отменен и дело прекращено производством за отсутствием состава преступления.
3. Приговор в отношении лиц, осужденных по ст. 170 и 175 УК РФ, отменен, и дело производством прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, поскольку работники арендного предприятия и ТОО ввиду примечания к ст. 170 УК РФ не являются субъектами должностных преступлений.
Председатель акционерного торгового общества в силу примечания к ст. 170 УК РФ не признан субъектом должностного преступления.
В связи с этим обвинительный приговор по ч. 3 ст. 173 УК РФ отменен дело производством прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.
4. Для наступления ответственности по ст. 183 УК РФ угроза убийством, так же как и по ст. 207 УК РФ, должна быть реальной.
П. осужден по ст. 183 УК за то, что, находясь под следствием, с целью избежания ответственности передал из следственного изолятора сожительнице письмо, в котором склонял ее к изменению показаний, которыми она уличала его в совершении преступления.
В суде обвиняемый заявил, что если она не изменит показания, то он напишет письмо из следственного изолятора знакомым, которые лишат ее жизни.
Поскольку П. находился под стражей, каких-либо реальных действий, направленных на реализацию угроз, не предпринял, суд признал, что в действиях П. отсутствуют признаки преступления, предусмотренные ст. 183 УК РФ.
5. Реальное наказание в виде исправительных работ сроком на два года с удержанием 20% заработка признано более суровым наказанием и ухудшающим положение осужденного, которому первоначально было назначено наказание в виде лишения свободы с применением ст. 44 УК РСФСР.
6. Совершение преступления в период отсрочки исполнения приговора, указанное судом как обстоятельство, отягчающее ответственность, исключено из приговора как не предусмотренное ст. 39 УК РФ.
7. Суд, признав лицо виновным в совершении нескольких преступлений, назначил наказание за каждое преступление в отдельности, а в нарушение ст. 40 УК РФ не назначил наказание по совокупности преступлений, что признано кассационной инстанцией существенным нарушением, а приговор отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.
8. При избрании вида режима лицо, ранее отбывавшее лишение свободы за преступления, ответственность за которые устранена, признается ранее не судимым. В связи с этим судебная коллегия изменила вид ИТК со строгого на общий.
9. Суд, принимая решение о взыскании с осужденных 7 миллионов руб. в возмещение материального ущерба, свое решение не мотивировал, не указал в приговоре, из чего этот ущерб складывается, чем подтверждается. Кроме того, гражданский истец просил о возмещении морального вреда. По этому вопросу суд решение вообще не принял. Ввиду изложенного судебная коллегия приговор в этой части отменила и дело направила на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
Принятое судом решение о взыскании с осужденного 165473 руб., израсходованных на погребение, признано обоснованным и оставлено без изменения.
10. Суд первой инстанции взыскал с лица, осужденного за разбой, сопряженный с убийством, в пользу потерпевшей (жены убитого) в возмещение материального ущерба 603586 руб. и в возмещение морального вреда 4 миллиона руб., обосновав в приговоре свое решение. В кассационном порядке приговор оставлен без изменения.

Ответы на запросы судов

1-й вопрос. Считаются ли судимыми лица, осужденные после вступления в законную силу постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации" от 23.02.94 и освобожденные судом от наказания при постановлении приговора?
Ответ. Лица, освобожденные от наказания по амнистии судами при постановлении приговора, не могут признаваться имеющими судимость, поскольку они фактически не отбывали наказание.
По этим же соображениям не могут признаваться судимыми лица, освобожденные полностью от наказания в кассационном порядке, поскольку в отношении них приговоры не вступили в законную силу.
2-й вопрос. Распространяются ли положения о злостных нарушителях режима на лиц, осужденных с применением ст. 46-1 и 44 УК РФ?
Ответ. На лиц, осужденных с применением ст. 46-1 и 44 УК РФ, положения ст. 12 постановления о порядке применения постановления об объявлении амнистии по смыслу ст. 11 этого постановления не распространяются.
3-й вопрос. Является ли существенным нарушением уголовно – процессуального законодательства рассмотрение судом вопроса о применении амнистии без участия прокурора (п. 3 постановления о порядке применения амнистии)?
Ответ. Применение амнистии судами без участия прокурора не влечет отмену приговора.
4-й вопрос. Применяется ли амнистия к несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы на срок до трех лет, если они ранее были осуждены с применением ст. 46-1 и 44 УК РФ и совершили преступление в период испытательного срока?
Ответ. Применяется. См. пункт 3 постановления об объявлении амнистии и пункт 11 постановления о порядке применения амнистии от 23.02.94.
5-й вопрос. Вправе ли суд первой и кассационной инстанции применить амнистию к лицам, которым наряду с наказанием назначены меры принудительного лечения от алкоголизма, наркомании или венерических заболеваний?
Ответ. Да, вправе, поскольку лечение еще не начато, а в п. 9 постановления говорится о неоконченном курсе лечения.
6-й вопрос. Могут ли применяться статьи, устраненные Законом от 1 июля 1994 года из Уголовного кодекса РФ?
Ответ. Да, могут, если преступность деяния сохранилась в Уголовном кодексе и наказание за него усилилось. В силу ст. 6 УК преступность и наказуемость деяния определяются законом, действующим во время совершения преступления.
7-й вопрос. В связи с изменением критерия, при котором хищение признается совершенным в крупном размере (см. примечание к ст. 144-147-1 УК РФ), будет ли меняться существующий размер взятки в крупном размере?
Ответ. Да. Судебная практика исходит из 200-кратного минимального размера оплаты труда.
8-й вопрос. Если лицо было осуждено по ст. 93-1 УК РФ по признаку только особо крупного размера хищения, а по обвинительному приговору видно, что преступление совершено по предварительному сговору группой лиц повторно, однако эти квалифицирующие признаки не вменены, надо ли переквалифицировать содеянное на ст. 144 УК исходя из квалифицирующих обстоятельств, которые не вменены, но фактически были?
Ответ. Переквалификация на ст. 144 ч. 2 УК возможна лишь в тех случаях, когда эти квалифицирующие признаки вменялись.

Судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector