Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1993 год | Московский портал
Без рубрики

Бюллетень кассационной и надзорной практики Московского областного суда по уголовным делам за 1993 год

В 1993 году народными судами Московской области рассмотрено с постановлением приговора 19675 дел в отношении 22237 лиц.
В кассационном порядке обжаловано и опротестовано 4813 судебных решений, в том числе с приговорами 3677 дел в отношении 4686 лиц. В отношении 3974 лиц приговоры оставлены без изменения, что составляет 84,8%, отменены в отношении 403 лиц – 8,6% и изменены – 309 лиц – 6,6%.
В 1993 году в надзорную инстанцию Московского областного суда поступило 2007 жалоб, по которым было истребовано 522 уголовных дела.
Президиумом Мособлсуда рассмотрено 492 протеста, из них 19 протестов отклонены. В порядке надзора отменены приговоры в отношении 115 лиц, изменены на 101 лицо.
Всего в кассационном и надзорном порядке отменены приговоры в отношении 518 лиц, что составило 2,3% от всех рассмотренных судами области дел с постановлением приговора за 1993 год, изменены приговоры в отношении 410 лиц, или 1,8%, стабильность приговоров составила 95,9%.
В целях единообразного применения уголовного и уголовно – процессуального законов, а также устранения ошибок, допускаемых народными судьями при рассмотрении уголовных дел, ниже приводится судебная практика Московского областного суда, представляющая правовой интерес при разрешении конкретных дел.

Применение уголовного законодательства

Основным критерием для признания иного хранилища таковым является отведение и оборудование определенного участка территории исключительно для целей хранения.

Приговором Люберецкого городского народного суда от 16.04.93 Н. и Э. осуждены по ст. 15 и ч. З ст. 89 УК РФ. Они признаны виновными в том, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью совершения кражи проникли через забор на охраняемую территорию Ухтомского завода металлоизделий, где пытались снять лобовое стекло с машины, принадлежащей Люберецкому филиалу коммерческого банка.
Суд квалифицировал содеянное по ч. З ст. 89 УК РФ исходя из того, что территория завода, где было совершено преступление, огорожена и охраняется. Однако с таким выводом согласиться нельзя.
По смыслу закона под иным хранилищем применительно к ч. З ст. 89 УК РФ понимаются отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей участки территории, которые оборудованы оградой либо техническими средствами или обеспечены иной охраной. Следовательно, основным критерием для признания иного хранилища таковым является отведение и оборудование участка исключительно для целей хранения. Иное назначение таких площадей не дает оснований рассматривать подобные участки как хранилище.
Таким образом, вся территория завода независимо от ее оборудования и охраны не может признаваться иным хранилищем применительно к диспозиции ч. З ст. 89 УК. Исходя из этого, президиум Мособлсуда изменил приговор, переквалифицировав действия осужденных на ст. 15 и ч. 2 ст. 89 УК.

Не может служить основанием для квалификации содеянного по ч. 3 ст. 89 УК РФ совершение кражи работником того предприятия, где совершена кража, в силу того, что работник имеет свободный доступ к материальным ценностям по характеру своей работы.

Приговором Балашихинского городского народного суда от 31.08.92 осужден Ш. по ст. 15 и ч. З ст. 89 УК РФ за то, что он, проникнув путем свободного доступа в помещение магазина, где он работал грузчиком, спрятался в служебном помещении, а через час после закрытия магазина прошел в торговый зал и пытался похитить продукты на сумму 710 руб., но был задержан в магазине сотрудником милиции.
Материалами дела установлено, что Ш., являясь работником магазина, в день совершения преступления пришел на работу, прошел на свое рабочее место и остался в магазине после его закрытия.
По смыслу диспозиции ч. З ст. 89 УК под проникновением в помещение понимается тайное противоправное вторжение в помещение с целью кражи. В данном случае осужденный имел свободный доступ в магазин как его работник, и нет оснований считать, что имело место противоправное проникновение в магазин.
При таких обстоятельствах постановлением президиума Мособлсуда от 02.02.93 действия Ш. переквалифицированы на ст. 13 и ч. 2 ст. 89 УК РФ.

Похищение является тайным, если виновный не сознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц и что они понимают характер его действий.

Приговором Коломенского городского народного суда от 05.07.93 Е. осужден по ч. З ст. 90 УК РФ за то, что он 25.02.93 днем, находясь в нетрезвом состоянии, в помещении пивного бара через окно выдачи пива из зала перелез в помещение буфета, где открыто в присутствии буфетчицы похитил лежавшие на столе деньги в сумме 4800 руб. и, несмотря на просьбы буфетчицы вернуться и возвратить деньги, скрылся.
Постановлением президиума Мособлсуда от 23 ноября 1993 года действия Е. переквалифицированы на ч. З ст. 89 УК РФ по следующим основаниям.
Как установлено материалами дела, Е., признавая себя виновным, утверждал, что деньги он похитил в отсутствие буфетчицы, т.е. тайно, а когда увидел ее, то с похищенными деньгами ушел, чтобы не быть задержанным.
Свидетель Р., буфетчица пивного бара, показала, что она не видела момента похищения Е. денег, а увидела его тогда, когда он уже вылез из буфета, и тогда она стала кричать, но Е. убежал.
Показания осужденного и свидетеля свидетельствуют о том, что деньги Е. были похищены тайно, никакого насилия с целью удержания похищенного он не применял, а скрылся с целью избежать задержания. Поэтому его действия подпадают под признаки тайного похищения имущества, т.е. преступления, предусмотренного ст. 89 УК.

Закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет обратную силу.

Приговором Подольского суда от 20 сентября 1993 года Б. осуждена по ч. 1 ст. 156 УК РФ к штрафу в размере 2000 руб. Б. признана виновной в том, что она 19 марта 1993 года допустила обман покупателей путем обвеса и обсчета на сумму 35 руб.
Законом Российской Федерации от 1 июля 1993 года "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю", введенным в действие с 11 августа 1993 года, уголовная ответственность за обман покупателей в небольших размерах устранена и за эти противоправные действия введена административная ответственность.
В соответствии с этим законом обманом покупателей в небольшом размере является обман, причинивший потребителю ущерб в сумме, не превышающей одну десятую часть минимального месячного размера оплаты труда.
В марте 1993 года, когда был совершен обман покупателей, минимальный размер оплаты труда составлял 4275 руб., одна десятая часть от этой суммы составляет 427 руб., а Б. совершила обман покупателей всего на 35 руб.
Согласно ст. 6 УК РФ закон, устраняющий преступность и наказуемость, имеет обратную силу. Поэтому определением судебной коллегии от 13 октября 1993 года приговор в отношении Б. отменен и дело производством прекращено за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Назначение наказания

Наказание по совокупности приговоров по своему размеру должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Приговором Шаховского районного народного суда от 2 июля 1993 года В. и Х. осуждены по ч. 2 ст. 212-1 УК РФ к 5 месяцам лишения свободы, на основании ст. 41 УК РФ к этому наказанию частично в виде 2 месяцев лишения свободы присоединено неотбытое наказание по приговору от 21.09.92.
При назначении В. и Х. наказания по совокупности приговоров судом игнорировано разъяснение, содержащееся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 года с последующими изменениями "О практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам", в соответствии с которым наказание по совокупности приговоров по своему размеру должно быть во всяком случае больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
Из материалов дела следует, что В. и Х. приговором от 21.09.92 были осуждены по ст.ст. 89 ч. З и 144 ч. З УК РФ к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года каждый. Новое преступление они совершили в период отсрочки исполнения приговора.
Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 11 названного выше постановления Пленума неотбытой частью наказания при отсрочке исполнения приговора считается весь срок назначенного наказания.
Поэтому при назначении В. и Х. наказания по совокупности приговоров оно по своему размеру должно было быть больше неотбытого по предыдущему приговору, т.е. больше 3 лет, а не 6 месяцев, как им определено по совокупности приговоров народным судом.
В связи с нарушением ст. 41 УК РФ приговор отменен в кассационном порядке и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за конкретное преступление, должно быть мотивировано в приговоре.

Приговором Волоколамского городского народного суда от 5 августа 1993 года Ц. осужден по ч. 2 ст. 211 УК РФ с применением ст. 43 УК РФ к 2 годам исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 5 лет.
Ц. признан виновным в нарушении правил безопасности движения транспорта, повлекшем смерть потерпевшего.
Согласно разъяснению, содержащемуся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29.06.79, с последующими изменениями "О практике применения судами общих начал назначения наказания" "в каждом случае назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перехода к другому более мягкому виду наказания суд обязан в описательной части приговора отразить, какие именно обстоятельства, установленные по делу, он признает исключительными, и в сочетании с данными о личности подсудимого кладет в основу применения ст. 43 УК РФ".
Санкция ч. 2 ст. 211 УК РФ предусматривает наказание только в виде лишения свободы.
Однако суд, назначая наказание в виде исправительных работ, мотивов принятого решения в приговоре не указал. Это нарушение требований закона повлекло отмену приговора по кассационным протесту прокурора и жалобе потерпевшей в кассационной инстанции.

Лицу, ранее осужденному к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора за преступление, совершенное до амнистии, при осуждении его за преступление, совершенное после амнистии, наказание не может быть назначено по правилам ст. 41 УК РФ, если суд своевременно не решил вопрос о применении амнистии.

Приговором Балашихинского суда от 5 февраля 1993 года осужден Б. по ст.ст. 15 и 145 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, и на основании ст. 41 УК РФ к этому наказанию частично присоединено наказание по предыдущему приговору в виде 1 года лишения свободы и окончательно определено 3 года лишения свободы с отбыванием в воспитательно – трудовой колонии общего режима.
Из материалов дела усматривается, что Б. был судим 26 марта 1992 года к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора. На основании п. 6 постановления Верховного Суда Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" Б. подлежал освобождению от наказания, назначенного по приговору от 26.03.92, но вопрос о применении к нему амнистии своевременно решен не был. Однако это обстоятельство не давало оснований для назначения наказания по второму приговору по правилам ст. 41 УК РФ. Поэтому постановлением президиума от 26.10.93 приговор в отношении Белькевича изменен и из него исключено указание о назначении наказания по совокупности приговоров.

Амнистия не применяется к лицам, ранее освободившимся из мест лишения свободы до полного отбытия назначенного судом срока наказания в порядке акта амнистии или помилования и вновь совершившим умышленное преступление.

Приговором Электростальского суда от 07.05.93 С. и А. осуждены по ст. 15 и ч. 2 ст. 89 УК РФ к 2 годам исправительных работ и на основании п. 9 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии" от наказания освобождены.
Постановлением президиума от 14.12.93 приговор отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с неправильным применением акта амнистии.
В соответствии с п. 11 п. "д" постановления "Об амнистии" акт амнистии не распространяется на осужденных, ранее освободившихся из мест лишения свободы до полного отбытия назначенного судом срока наказания в порядке акта амнистии или помилования и вновь совершивших умышленное преступление.
С. и А. ранее были судимы, и на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 июня 1987 года "Об амнистии" неотбытый срок наказания сокращался им на одну треть.
Таким образом, освобождение С. и А. от назначенного им наказания по приговору от 07.05.93 вследствие акта амнистии противоречит требованиям постановления Верховного Совета Российской Федерации" от 18 июня 1992 года "Об амнистии".

Применение ст.46-1 УК РФ к лицу, совершившему преступление в период неотбытого наказания по приговору, исполнение которого было отсрочено, законом не предусмотрено.

Приговором Воскресенского суда от 19 июля 1993 года П. осужден по ст. 144 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев, на основании ст. 41 УК РФ к этому наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 14.12.92 в виде 6 месяцев лишения свободы и окончательно назначено лишение свободы сроком на 3 года, на основании ст. 46-1 УК РФ исполнение приговора отсрочено.
Приговор в кассационном порядке отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением уголовного закона.
П. был судим по приговору от 14.12.92 к лишению свободы и на основании ст. 46-1 УК РФ исполнение приговора было отсрочено. Новое преступление им совершено в период отсрочки исполнения приговора.
Поэтому применение к П. отсрочки исполнения второго приговора противоречит требованиям ст. 46-1 УК РФ, в соответствии с которыми отсрочка исполнения приговора применяется только к лицу, впервые осуждаемому к лишению свободы.

Закон, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет.

Приговором Орехово – Зуевского суда от 7 апреля 1993 года К. осужден по ч. 2 ст. 112 УК РФ к штрафу в размере 2500 руб. Как следует из материалов дела, К. совершил преступление 27 мая 1992 года, когда санкция ч. 2 ст. 112 УК РФ предусматривала наказание в виде штрафа в размере 100 руб.
Законом Российской Федерации от 20.10.92, т.е. после совершения осужденным преступления, в санкцию ч. 2 ст. 112 УК РФ были внесены изменения, согласно которым размер штрафа установлен не выше одного минимального месячного размера оплаты труда.
Народный судья в нарушение требования ч. З ст. 6 УК РФ, из которого следует, что закон, устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет, назначил К. наказание в виде штрафа в размере 2500 руб., при этом исходя из размера одного минимального месячного размера оплаты труда не на момент совершения преступления – 27 мая 1992 года (900 руб.), а на момент вынесения приговора – 7 апреля 1993 г. (4275 руб.), что также является существенным нарушением закона.
Постановлением президиума от 16 июня 1993 года наказание снижено до 100 руб.

Лишение свободы в виде заключения в тюрьме за весь срок наказания или часть его может быть назначен лицам, по достижении восемнадцатилетнего возраста совершившим другие тяжкие преступления, предусмотренные ст. 7-1 УК РФ, осуждаемым за них к лишению свободы на срок свыше пяти лет (ст. 24 ч. 8 УК РФ).

Приговором Калининградского суда от 31 августа 1992 года С. осужден к лишению свободы по ст. 120 УК РФ сроком на 3 года, по ч. 2 ст. 121 УК РФ сроком на 7 лет, по ч. 1 ст. 218 УК РФ сроком на 2 года, по ч. 2 ст. 145 УК РФ сроком на 4 года, по ч. 2 ст. 206 УК РФ сроком на 3 года, на основании ст. 40 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 8 годам лишения свободы с отбыванием всего срока наказания в тюрьме.
Решение суда о направлении С. для отбывания всего срока назначенного наказания в тюрьму принято с нарушением закона. Согласно ст. 24 УК РФ лишение свободы в виде заключения в тюрьме может быть назначено лицам по достижении 18-летнего возраста, совершившим другие (кроме государственных) тяжкие преступления и осужденным за них к лишению свободы на срок свыше 5 лет.
С. осужден за тяжкие преступления, предусмотренные ст. ст 145 ч. 2 и 206 ч. 2 УК РФ, соответственно к 4 и 3 годам лишения свободы, т.е. осужден за тяжкие преступления к лишению свободы на срок менее пяти лет. Суд же, назначая С. лишение свободы в виде заключения в тюрьме, исходил из общего срока наказания, назначенного по совокупности преступлений, что противоречит требованиям ст. 24 УК РФ.

Не могут рассматриваться как ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы лица, осуждавшиеся к исправительным работам, которым по основаниям, предусмотренным ст. 28 УК РФ, исправительные работы заменены лишением свободы.

Приговором Егорьевского суда от 9 октября 1992 года С. осужден по ч. 1 ст. 144 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год с отбыванием в исправительно – трудовой колонии строгого режима.
Вид колонии Стародубову назначен судом неправильно. Из материалов дела усматривается, что Стародубов ранее был судим к исправительным работам, которые на основании ст. 28 УК РФ впоследствии были заменены лишением свободы.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 6 "а" постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 года с последующими изменениями "О практике назначения судами видов исправительно – трудовых учреждений лицам, осужденным к лишению свободы" С. не может рассматриваться как лицо, ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы, поскольку ранее он был осужден к исправительным работам, а колония строгого режима назначается лицам, которые ранее по приговору отбывали наказание в виде лишения свободы. Поэтому С. следовало назначить колонию общего режима, а не строгого, как назначил суд, не приведя в приговоре мотивов принятого решения. Постановлением президиума от 2 марта 1993 г. приговор в части вида колонии изменен.

Применение уголовно – процессуального законодательства

Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние.

Постановлением народного судьи Сергиево – Посадского суда от 20 ноября 1992 года возбуждено уголовное дело в отношении П. и Е. по признакам преступления, предусмотренного ст. 112 ч. 2 УК РФ и направлено для производства дознания.
Как установлено материалами дела, противоправные действия П. и Е. в отношении В. совершены 6 июня 1992 года, т.е. до вступления в действие постановления Верховного Совета Российской Федерации от 18 июня 1992 года "Об амнистии".
Е. подпадает под действие ст. 9.1 п. "б" указанного постановления, и в соответствии с п. 4 ст. 5 УПК РФ уголовное дело в отношении нее не могло быть возбуждено. Дело в отношении Е. возбуждено при отсутствии процессуальных оснований для этого.
Постановлением президиума от 9 февраля 1993 года постановление народного судьи отменено.

Отказ от защитника может иметь место в любой стадии процесса только по инициативе обвиняемого (подсудимого) и при наличии реальной возможности участия адвоката в деле.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Мособлсуда от 21 мая 1993 года отменен приговор Сергиево – Посадского суда от 26 апреля 1993 года в отношении М., осужденного по ч. 3 ст. 144 УК РФ.
Указанное дело рассмотрено с участием прокурора, и в соответствии со ст. 49 УПК РФ участие защитника по таким делам обязательно.
Однако дело рассмотрено без защитника. М. – несовершеннолетний, на день рассмотрения дела в суде ему исполнилось только 15 лет, и его отказ от защитника не был обязателен для суда (ст. 50 УПК РФ). Кроме того, М. не был реально обеспечен защитником и его отказ от защитника был вынужденным. Тем самым судом было нарушено право М. на защиту, что является существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

Несоответствие обвинительного заключения требованиям ст. 205 УПК РФ является основанием к направлению дела для дополнительного расследования.

Постановлением президиума от 7 декабря 1993 года отменен приговор Мытищинского суда в отношении Н., осужденной по ч. 3 ст. 144 УК РФ к 4 годам лишения свободы за нарушением ст. 205 УПК РФ. Статья 205 УПК, регламентирующая содержание обвинительного заключения, обязывает органы предварительного следствия в обвинительном заключении излагать обстоятельства совершенного преступления: место и время совершения преступления, его способы, последствия и другие существенные обстоятельства. Однако по делу эти требования закона не выполнены, обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 205 УПК, так как не содержит описания совершенного преступления.
Невыполнение требований ст. 205 УПК обоснованно признано существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

Если обвинительное заключение не утверждено прокурором, дело подлежит направлению для дополнительного расследования ввиду существенного нарушения уголовно – процессуального закона.

Приговором Железнодорожного суда осуждены С., М. и другие по ст.ст. 144 ч. З и 145 ч. 2 УК РФ.
Постановлением президиума Мособлсуда от 7 декабря 1993 года приговор отменен, и дело направлено на новое расследование в связи с нарушением ст. 214 УПК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 214 УПК РФ прокурор или его заместитель обязаны в срок не более пяти суток рассмотреть поступившее дело и, признав, что имеются основания для направления дела в суд, утвердить обвинительное заключение.
Однако в нарушение упомянутого закона обвинительное заключение по делу утверждено не было, хотя составлялось не прокурором.
Как разъяснено в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно – процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования", дело подлежит возвращению для производства дополнительного расследования, когда обвинительное заключение не утверждено прокурором, так как это является существенным нарушением уголовно – процессуального закона.

Если подсудимый сообщил в последнем слове о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, суд обязан возобновить судебное следствие. Невыполнение этого требования закона (ст. 297 УПК РФ) влечет за собой отмену приговора и направление дела на новое рассмотрение.

Приговором Подольского суда К. осужден по ст. 103 УК РФ к 6 годам лишения свободы.
В последнем слове К. заявил, что он ограбил и изнасиловал свою сожительницу, а когда она сказала, что заявит о случившемся в милицию, он решил убить ее и с этой целью сбросил с балкона ее и сына, а затем занес их в квартиру.
Как видно из материалов дела, такое заявление осужденным было сделано впервые именно в последнем слове.
В соответствии со ст. 297 УПК РФ и разъяснениями, данными в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 года "О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел", если подсудимый в последнем слове сообщит о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, суд обязан возобновить судебное следствие.
Однако суд, не возобновляя судебного следствия, не проверив сведения, сообщенные подсудимым в последнем слове, удалился в совещательную комнату и постановил приговор.
Поскольку сообщенные осужденным новые обстоятельства имеют существенное значение для правовой оценки содеянного, поскольку могут измениться мотивы убийства, судебная коллегия по уголовным делам 5 февраля 1993 года приговор отменила и дело возвратила на новое судебное рассмотрение.

Направление дела в порядке, предусмотренном ст. 44 УПК РФ, непосредственно из суда в суд другой области, города законом не предусмотрено.

Определением Долгопрудненского суда от 23 декабря 1992 года дело по обвинению Г., А. и С. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 144 ч. 3, 149 ч. 2, 218 ч. 1, 15 и 144 ч. 3 УК РФ, направлено в Ярославский областной суд для соединения с уголовным делом по обвинению Г. по ст.ст. 102 пп. "а", "е", 146 ч. 2 п.п. "а", "б", "в" УК РФ.
Согласно ст. 44 УПК РФ вопрос о передаче дела в суд другой автономной республики, края, области, города, автономной области, разрешается Председателем Верховного Суда РСФСР или его заместителем.
Это требование закона судом нарушено. Поэтому постановлением президиума от 2 марта 1993 год определение народного суда отменено и дело возвращено для рассмотрения в тот же суд.

Судебная практика и разъяснения на запросы судов по применению уголовного, уголовно – процессуального и административного законодательства

Квалификация действий, связанных с хищением, в зависимости от форм собственности

По приговору суда
1) Братья С-ны осуждены по ст. 93-1 УК РФ. Они признаны виновными в совершении 10 марта 1992 года хищения общественного имущества в особо крупном размере – магнитофонов "Шарп" и "Панасоник" из магазина товарищества с ограниченной ответственностью "Форзац".
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28.04.93 в кассационном порядке приговор изменила, переквалифицировав действия С-ных на ч. 3 ст. 144 УК РФ по следующим основаниям.
Суд ошибочно квалифицировал действия осужденных как хищение общественного имущества.
Как видно из имеющегося в материалах дела Устава товарищества с ограниченной ответственностью "Форзац", учредителями его являются физические лица (ст. 4 Устава), а источниками формирования имущества – денежные и материальные взносы учредителей (ст. 4.4 Устава). Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что собственность товарищества "Форзац" является не общественной, а личной собственностью нескольких физических лиц. Кража из такого рода предприятия должна квалифицироваться как кража личного имущества.
2) Х., О., В. осуждены по ст. 93-1 УК, а П. – по ст. 17 и 93-1 УК РФ.
Первые трое признаны виновными в хищении общественного имущества в особо крупных размерах, а Поникаров – в пособничестве в хищении общественного имущества в особо крупных размерах.
Х., О. и В., договорившись о краже икон из собора Петра и Павла в г. Казани при участии сторожа П. 22 марта 1992 года и, имитируя разбойное нападение на сторожа, завладели ключом от собора и похитили две ценные иконы Смоленской Божьей матери и Казанской Божьей матери на общую сумму 510 тыс. руб.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 12 ноября 1992 года приговор изменила, указав следующее.
Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд неверно определил объект преступления и соответственно дал ошибочную юридическую оценку действиям осужденных.
В соответствии со ст. 20 Закона РСФСР от 25 октября 1990 г. "О свободе вероисповедания" религиозные объединения имеют право собственности на имущество, приобретенное ими за счет собственных средств, пожертвований, завещанное гражданами, организациями или переданное государством, а также приобретенное на других законных основаниях.
Таким образом, похищенные осужденными иконы – собственность религиозного объединения.
В соответствии со ст. 151 УК РФ преступления против собственности объединений, не являющихся социалистическими организациями, совершенные в отношении имущества, находящегося на территории РСФСР, наказываются соответственно по статьям главы УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за преступления против личной собственности граждан.
3) Московским городским судом З. осужден за действия, связанные с хищением общественного имущества в особо крупных размерах.
На приговор был принесен протест заместителем Генерального прокурора РФ, в котором указано, что суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, пришел к ошибочному выводу о совершении покушения на хищение общественного имущества. При этом в протесте имеется ссылка на материалы дела, из которых следует, что денежная выручка, которую пытался похитить осужденный, принадлежала товариществу с ограниченной ответственностью (ТОО) с иностранным участием и общественным имуществом не являлась.
Президиум Верховного Суда РФ 1 сентября 1993 года удовлетворил протест, указав в своем постановлении следующее.
Конституция Российской Федерации и Закон РСФСР от 24 декабря 1990 года "О собственности в РСФСР" не содержат понятия общественной собственности в смысле главы второй УК РСФСР. Закон РСФСР "О собственности в РСФСР" предусматривает, что имущество может находиться в частной, государственной, муниципальной собственности и в собственности общественных объединений (организаций).
Статья 2 постановления Верховного Совета РСФСР "О введении в действие Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" устанавливает, что до приведения действующего законодательства в соответствие с Законом РСФСР "О собственности в РСФСР" оно применяется постольку, поскольку не противоречит этому Закону. Данное положение распространяется и на уголовное законодательство.
Действующий ныне Закон СССР от 9 октября 1990 г. "Об общественных объединениях" в ст. 1 перечисляет, какие организации признаются общественными. Товарищество с ограниченной ответственностью с участием иностранной фирмы "Ирион" к таковым не относится. Более того, в ст. 1 Закона указывается, что его действие не распространяется на организации, преследующие коммерческие цели.
Товарищества с ограниченной ответственностью создаются и функционируют в соответствии с Законом РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности". Данный закон предусматривает различные правовые формы предприятий: государственные, муниципальные, акционерные и частные. Правовой статус предприятия определяет порядок создания предприятия, порядок формирования его первоначального капитала (уставного фонда) и порядок распределения прибыли. Эти сведения отражаются в Уставе ТОО.
Из материалов дела видно, что в соответствии с Уставом товарищества оно создано на основании учредительного договора между товариществом "Савва" и фирмой ФРГ "Ирион". Уставный фонд его образован только за счет вкладов учредителей: общество "Савва" – 10000 руб., фирма "Ирион" – 40000 руб., или 80% уставного фонда. Прибыль остается в полном распоряжении товарищества и распределяется между учредителями пропорционально их долям в уставном фонде.
В соответствии со ст. 11 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" товарищество является акционерным, а его имущество – частной собственностью товарищества.
Закон "О собственности в РСФСР" закрепляет право собственности товарищества на имущество, переданное ему в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, полученное в результате своей предпринимательской деятельности и приобретенное по иным основаниям (гл. 2 ст. 14).
Из содержания ст. 2 подп. 2.4 Устава товарищества усматривается, что товарищество не несет ответственности по обязательствам участников, государства и государственных органов. Участники несут ответственность по обязательствам товарищества лишь в пределах их вкладов в Уставный фонд. Государство и государственные органы не несут ответственности по обязательствам товарищества.
Согласно ст. 151 УК РФ преступления против собственности объединений, не являющихся социалистическими организациями, наказываются по статьям главы пятой УК РФ.
4) Старков осужден по ст. 93-1 УК РФ за то, что, являясь председателем кооператива "Техник", который был организован при предприятии автомобильного транспорта N 3 объединения "Челябстройтранс", систематически похищал кооперативные средства. Всего им было похищено денег на сумму 61635 руб.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий С. со ст. 93-1 УК ч. 2 ст. 144 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ 29 сентября 1993 года удовлетворил протест, указав следующее.
Суд квалифицировал действия С., присвоившего денежные средства кооператива "Техник", по ст. 93-1 УК по признаку хищения общественного имущества в особо крупных размерах, при этом не указал, почему он признал имущество кооператива "Техник" общественным.
В соответствии со ст. 1 Закона СССР от 9 октября 1990 г. "Об общественных объединениях", действующего в Российской Федерации, общественным объединением является добровольное формирование, возникшее в результате свободного волеизъявления граждан, объединившихся на основе общности интересов. Общественными объединениями признаются политические партии, массовые движения, профессиональные союзы, женские, ветеранские организации, организации инвалидов, молодежные и детские организации, научные, технические, культурно – просветительские, физкультурно – спортивные и иные добровольные общества, творческие союзы, землячества, фонды, ассоциации и объединения граждан.
Действие этого Закона не распространяется на кооперативные и иные организации, преследующие коммерческие цели либо содействующие извлечению прибыли (дохода) другими предприятиями и организациями. Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что суд необоснованно признал кооператив "Техник" общественной организацией, а похищенные деньги – общественным имуществом.
При таких данных с учетом положений, содержащихся в ст. 15 УК, действия С. надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 144 по признаку кражи, совершенной повторно.
5) Московским областным судом Р., Ч. и Л. осуждены по ст. 93-1 УК РФ.
В ночь на 25 ноября 1991 года осужденные по предварительному сговору проникли в подвальное помещение ресторана "Подлипки" в Калининграде Московской области, где находилось имущество товарищества с ограниченной ответственностью "Апогей", и похитили два телевизора, восемь видеомагнитофонов японского производства, всего на сумму 159 тыс. руб., после чего скрылись.
Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Р., Л. и Ч. со ст. 93-1 на ч. 2 ст. 144 УК РФ.
Президиум Верховного Суда РФ 15 сентября 1993 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Как видно из материалов дела, Р., работавший в ресторане "Подлипки", знал, что в здании ресторана в подвальном помещении находятся ценные вещи товарищества с ограниченной ответственностью "Апогей".
По делу установлено, что учредители этого товарищества – физические лица, а источники формирования его имущества – денежные и материальные взносы учредителей, т.е. конкретных граждан.
При таких обстоятельствах собственность товарищества "Апогей" представляет собой не общественную, а личную собственность нескольких физических лиц. Поэтому содеянное Р., Ч. и Л. должно квалифицироваться как кража личного имущества по ч. 2 ст. 144 УК РФ, так как они действовали по предварительному сговору между собой.
6) Кража различных продуктов, сигарет, спиртных напитков из помещения магазина горкоопторга – потребительского союза ошибочно квалифицирована как хищение общественного имущества (ст. 93-1 УК РФ).
В соответствии со ст. 5 Закона Российской Федерации от 19 июня 1992 года "О потребительской кооперации в Российской Федерации" имущество потребительских обществ принадлежит пайщикам на праве частной собственности (общей долевой, общей совместной). Собственность потребительских обществ образуется за счет взносов пайщиков, дохода, получаемого в результате хозяйственной деятельности, и иных источников, не запрещенных законодательством.
Президиум переквалифицировал эти действия на ст. 144 ч. 2 УК РФ.

Иные вопросы квалификации преступного деяния

1) Четырнадцатилетний подросток, совершивший кражу по предварительному сговору с двумя малолетними (не достигшими 14-летнего возраста), обоснованно признан виновным и осужден по ч. 2 ст. 89 УК РФ как соисполнитель преступления.
Жалоба адвоката с просьбой о переквалификации действий осужденного на ст. 17 и ч. 2 ст. 89 УК РФ оставлена без удовлетворения. При этом в кассационном определении указано, что у преступной группы был предварительный сговор на хищение и распределены роли, согласно которым осужденный и малолетний закрывали продавцу видимость, когда другой малолетний совершал кражу из витрины магазина.
2) Квалифицирующий признак – "изнасилование, совершенное группой лиц" кассационной инстанцией исключен из обвинения, поскольку каждый из осужденных применял насилие к одной из двух малолетних потерпевших, никакого насилия или угрозы в отношении другой потерпевшей не применял.
Квалификация действий осужденных по ч. 4 ст. 117 УК РФ является правильной по признаку изнасилования малолетней.
3) Применение газового пистолета при совершении хулиганских действий и использование его в качестве предмета, специально приспособленного для нанесения телесных повреждений, суд первой инстанции квалифицировал по ч. 3 ст. 206 УК РФ.
Протест о переквалификации этих действий на ч. 2 ст. 206 УК РФ оставлен без удовлетворения.
И., находясь в состоянии опьянения, вместе с С. приехали на такси к центральному колхозному рынку. И. из хулиганских побуждений вынул из кармана газовый пистолет и направил его на водителя такси, говоря, что выстрелит или ударит им, приказав ему ждать их, пока они не возвратятся. Придя на рынок, И. продолжал хулиганские действия: ссорился с продавцами, демонстративно держа газовый пистолет в руках, а затем беспричинно, грубо нарушая общественный порядок, произвел выстрел из газового пистолета в лицо торговавшей женщине, причинив ей слезотечение, боль и жжение в глазах с кратковременным ухудшением зрения.
Оставляя протест без удовлетворения, президиум указал, что осужденный при совершении хулиганских действий в общественном месте применил газовый пистолет как предмет, специально приспособленный для причинения телесных повреждений.

Применение мер медицинского характера

1) Судебная коллегия исключила из приговора применение к осужденному принудительного лечения от алкоголизма, поскольку медицинская комиссия не располагала данными о его заболевании: правосторонний очаговый туберкулез в стадии инфильтрации.
2) Судебная коллегия исключила из приговора применение к осужденному принудительного лечения от алкоголизма, поскольку наркологическая экспертиза проведена лишь в составе двух врачей и в заключении нет ответа на вопрос, нуждается ли он в принудительном лечении.

Процессуальные вопросы

1) Вынесение постановления о возбуждении дела в отношении лица, сбывшего похищенное, не требуется, если дело возбуждено по факту хищения, а в процессе расследования вначале установлены расхитители, а затем лицо, которое сбывало похищенное.
2) Постановление судьи по результатам судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, как вынесенное по материалам неоконченного дознания или предварительного следствия, пересмотру в порядке надзора не подлежит.
3) Поскольку председательствующий по делу судья удостоверил правильность замечаний осужденного на протокол судебного заседания, в которых было указано, что "протокол судебного заседания не отвечает истинному ходу судебного заседания и что он с ним полностью не согласен", приговор по делу отменен и дело направлено на новое рассмотрение.
4) Сумма залога, внесенного в обеспечение меры пресечения, если обвиняемый не уклонился от явки в суд или к следователю, подлежит возврату и не может быть приговором обращена в доход государства.
5) При постановлении обвинительного приговора по ст. 105 УК РФ суд взыскал с осужденного в пользу матери погибшего 6480 руб. в возмещение средств, затраченных на погребение.
Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела по жалобе потерпевшей отменила приговор в этой части, предложив рассмотреть его в гражданском порядке с учетом инфляции и фактических расходов, затраченных потерпевшей на погребение.

Ответы на запросы судов

1. Вопрос.
Подлежит ли освобождению от наказания или замене наказания на условное лицо, осужденное с применением ст. 24-2 УК РФ, если это наказание до 6 марта 1993 года (день опубликования Закона РФ от 18 февраля 1993 года об исключении из Уголовного кодекса ст. 24-2) было заменено лишением свободы за злостное нарушение дисциплины и порядка?
Ответ.
Нет, не подлежит, поскольку на день устранения этой статьи из Уголовного кодекса оно отбывало лишение свободы, а не наказание, предусмотренное ст. 24-2 УК.

2. Вопрос.
Если в санкциях статей Уголовного кодекса РСФСР и Кодекса РСФСР об административных правонарушениях размер штрафа указан не в твердой сумме, а относительно к минимальному размеру оплаты труда, из какого минимального размера оплаты труда следует исчислять штраф – из существовавшего на время наложения штрафа или на время совершения преступления или административного правонарушения?
Ответ.
В этом случае размер штрафа следует определять исходя из минимального размера оплаты труда на время совершения преступления или административного правонарушения.

3. Вопрос.
Могут ли суды в порядке ст.ст. 220-1 и 220-2 УПК РФ рассматривать жалобы на арест, если лицо содержится не в следственном изоляторе, а в изоляторе временного содержания при отделе милиции?
Ответ.
Согласно Положению о предварительном заключении под стражу местами предварительного заключения лиц, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, являются следственные изоляторы. Если доставка в следственный изолятор невозможна, эти лица могут содержаться в изоляторах временного содержания. Таким образом, судебную проверку законности и обоснованности применения заключения под стражу судье нужно производить по месту фактического содержания под стражей на момент проведения проверки.

4. Вопрос.
Может ли быть привлечено к ответственности по ст. 162-2 УК РФ за сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения должностное лицо, сокрывшее часть доходов при представлении отчета на 2 июля 1992 года, которое было обнаружено налоговой инспекцией при проверке 4 октября 1992 года?
Ответ.
Поскольку ст. 162-2 УК РФ была включена в Уголовный кодекс Законом РФ от 2 июля 1992 г., а введена в действие 14 августа 1992 г., следует признать, что указанное деяние было совершено до введения в действие этой статьи и лицо в силу ст. 6 УК РФ не может нести ответственность по ст. 162-2 УК.

5. Вопрос.
Законом от 06.07.93 внесены изменения в Уголовный кодекс и Исправительно – трудовой кодекс РСФСР, которыми исключен из ст. 24 УК и ст.ст. 18, 54, 61, 62, 63 ИТК усиленный режим. Сохраняются ли воспитательно – трудовые колонии усиленного режима для несовершеннолетних осужденных?
Ответ.
Да, сохраняются для несовершеннолетних мужского пола, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы, а также для переведенных из ВТК общего режима по основаниям, предусмотренным ст. 53 ИТК (см. также ст. 76 ИТК).

6. Вопрос.
В какую колонию переводятся из воспитательно – трудовых колоний осужденные, достигшие 18-летнего возраста?
Ответ.
В соответствии со ст. 77 ИТК РСФСР (в редакции Закона от 06.07.93) осужденные, достигшие 18-летнего возраста, переводятся из ВТК для дальнейшего отбывания наказания в ИТК общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Мособлсуда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector